РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ

Авторский сайт писателя Сергея Шведова

РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
orden101.jpg"

ИЕРАРХИЯ ТАМПЛИЕРОВ
orden2.jpg

ТАМПЛИЕРЫ В ПАЛЕСТИНЕ
orden3.jpg

ФРИДРИХ ГОГЕНШТАУФЕН И ТАМПЛИЕРЫ
orden4.jpg

КРАХ КРЕСТОНОСЦЕВ
orden5.jpg

ТАМПЛИЕРЫ В ЕВРОПЕ
orden6.jpg

СУД НАД ТАМПЛИЕРАМИ
orden7.jpg

ОРДЕН ГОСПИТАЛЬЕРОВ
orden8.jpg"

ТЕВТОНСКИЙ ОРДЕН
orden12.jpg"



ОРДЕН ТАМПЛИЕРОВ

РОЖДЕНИЕ ОРДЕНА ХРАМА

Крестовые походы, предпринятые в Сирию и Палестину для освобождения Гроба Господня в течение 200 лет привлекали на Восток полчища отважных людей всех сословий, движимых искренним религиозным чувством, жаждавших подвига и славы, или искавших приключений и наживы. (Смотрите раздел «Крестовые походы») Когда в 1099 году крестоносцам удалось взять Иерусалим и основать в Святой Земле христианское государство, приток паломников ко Гробу Господню значительно усилился. Заботу о нуждах паломников и охрану их на пути от морского берега к святым местам взяли на себя духовно-рыцарские Ордена, возникшие для борьбы с мусульманами. Самым могущественным из этих Орденов был знаменитый Орден Рыцарей Храма или Тамплиеров.

Согласно Гийому Тирскому орден был основан в 1118 году. Гуго де Пейн и Годфруа де Сент-Омер явились ко двору короля Иерусалима Балдуина II и попросили дозволения охранять паломников на пути от Яффы до Иерусалима. Изначально орден был всего лишь компанией из 9 рыцарей. Вот их имена: Гуго де Пейн, Годфруа де Сент-Омер, Андре де Монбар, Гундомар, Ролан, Жоффруа Бизо, Пэйн де Мондидье, Аршамбо де Сент-Аман. Рыцари обещали жить всегда как обыкновенные монахи, без имущества, согласно обетам целомудрия и послушания. Они назвались «бедным братским воинством Иисуса Христа» и поначалу не носили какой-то особой одежды, а продолжали одеваться сообразно своей профессии. Дабы обеспечить их необходимыми для существования средствами, патриарх и король выделили им средства из своей казны. Балдуин II уступил им замок в Иерусалиме, возле места, где, по преданию, находился храм Соломона, на южном склоне Храмовой горы. Поэтому их вскоре стали называть бедным рыцарством Христовым и храма Соломонова, рыцарями храма Соломона, рыцарями Храма или просто храмовниками.

Не исключено, что первоначально Гуго де Пейн и его соратники просто хотели создать очередной монастырь или же рыцарское братство, аналогичное ордену иоаннитов, то есть госпитальеров, занимавшихся организацией и охраной странноприимных домов. Орден госпитальеров, основанный торговцами Амальфи, заботился о богомольцах еще до 1-го Крестового похода. Средневековый летописец Михаил Сириянин, например, считал, что именно король Балдуин, прекрасно понимавший непрочность своей власти в Иерусалиме, настоял на том, чтобы Гуго де Пейн и его товарищи остались в сане рыцарей и не постригались в монахи, дабы они могли «не только заниматься спасением душ, но и защищать эти места от грабителей».
Решение остаться при оружии могло быть продиктовано растущей нестабильностью жизни в заморских территориях и постоянной угрозой жизни латинян. В пасхальную неделю 1119 года на группу из 700 невооруженных паломников, направлявшуюся из Иерусалима к реке Иордан, напали вооруженные сарацины: 300 человек они убили на месте, а 60 продали в рабство. Свои разбойничьи набеги турки совершали у самых стен Иерусалима, поэтому стало смертельно опасно даже ненадолго покидать город без надежной охраны.

В 1127 году король Балдуин II отправил Гуго де Пейна и Гильома Бурского с дипломатической миссией в Западную Европу. Они получили задание уговорить Фулька Анжуйского жениться на Мелисенде, дочери Балдуина, стать законным наследником иерусалимского трона и возглавить запланированный вооруженный поход на Дамаск. Помимо того, Гуго собирался, с разрешения папы, набрать кандидатов на вступление в свой орден рыцарей Храма. Трудно сказать, какова именно была в тот момент численность ордена храмовников – летописцы говорят о девяти рыцарях-тамплиерах. Однако тот факт, что именно магистр был выбран королем Балдуином для столь ответственной миссии – а тот прихватил свиту из нескольких вооруженных рыцарей, – позволяет предположить: по стандартам заморских латинских территорий, орден к тому времени уже был достаточно силен.
После того как крестоносцы прибрали к рукам важную крепость Тир на побережье, латиняне уже всерьез подумывали о нападении на глубокие мусульманские тылы. В 1124 году Балдуин осадил город Алеппо; в 1125 году разгромил армию сарацин в сражении под Айзазео и совершил несколько рейдов на земли, подвластные эмиру Дамаска. В самом начале 1126 года он большими силами еще глубже проник на дамасские территории, совершив несколько успешных операций и захватив обильную добычу. Казалось, взятие самого Дамаска не за горами: еще одно усилие – и этот богатейший город падет, обеспечив рыцарей богатыми трофеями. А заодно будет ликвидирована постоянная опасность мусульманского вторжения и возникнет еще одно франкское государство на Ближнем Востоке.
Поскольку у иерусалимского короля не было сына-наследника, а лишь три дочери, для сохранения стабильности Балдуину было жизненно важно выдать старшую дочь Мелисенду за какого-нибудь высокопоставленного вельможу.

У посланцев короля было рекомендательное письмо к Бернару, аббату Клерво, который был почитателем тамплиеров. 31 января 1128 года Гуго де Пейн предстал перед советом города Труа, в который входили архиепископы Реймса и Санса, десять епископов и несколько аббатов, среди которых был и Бернар Клевроский . Председательствовал на совете кардинал Альбано, папский легат. Собор предоставил тамплиерам право носить белые плащи, владеть и управлять землями и вассалами (невзирая на обет бедности) и получать, в качестве милостыни, десятину.

Основав, таким образом, орден Храма, Гуго де Пэйн и его рыцари отправились, каждый по отдельности, на поиск соратников и пожертвований. Апрель и май 1128г. Гуго провел в Туре и Ле-Мане при дворе Фулька V, графа Анжу, где он, по поручение короля Иерусалима, Балдуина II, вел переговоры о его свадьбе с дочерью короля Иерусалима, Мелисандой. Далее Гуго последовал в Нормандию, где был принят Генрихом Английским. После Нормандии были Англия и Шотландия, затем Фландрия. Гийом Фландрский предоставил тамплиерам так называемый «фландрский рельеф» – выплату, взимаемую с каждого наследника, вступившего в обладание своим феодом, и этот дар государя получил одобрение фламандских и нормандских баронов. Другой брат ордена Храма Жоффруа Бизо обосновался в Лангедоке, где принимал дары.
В Германии император Лотарь подарил ордену часть своего родового владения в графстве Супилинбург. 4 июля 1130г. брат Гуго Риго, рыцарь ордена Храма, в Барселоне получает дары от самого графа Барселоны и Прованса Раймунда Беренгария III, который дает обет тамплиера, принося клятву отныне жить в повиновении и без имущества, составлявшего бы его собственность, одновременно он уступает ордену свой замок Граньена в сарацинской марке с согласия своего сына и баронов. Другой испанский сеньор, граф Эрменгард VI Урхельский (1102-1154), поклялся, вложив свои руки в руки Робера Сенешаля и Гуго Риго, передать свой замок Барбара тамплиерам. Приблизительно в то же время рыцари получают под свою ответственность и первую крепость в Кастилии. Король дон Альфонс Кастильский осадил Калатраву, крепость Толедского королевства, откуда мавры отправлялись грабить владения окрестных христиан. Когда крепость была захвачена, король передал ее архиепископу Толедскому с правом пользования там всей полнотой власти, при условии, однако, принять на себя ответственность по ее защите. Прелат, считая себя неспособным защитить город, доверил охрану его тамплиерам, которые стали пользоваться там правами архиепископа. Несколько ранее, - между 1126 и 1130гг., - Альфонс I Арагонский и граф Гастон Беарнский, вдохновленные примером рыцарей ордена Храма, основали орден подобного толка, которому король пожаловал город Монреаль и половину королевских доходов шести городов между Дарокой и Валенсией. Но престиж тамплиеров был намного выше, и Монреальский орден вскоре слился с орденом Храма.
19 марта 1128года, два месяца спустя после Собора в Труа, Тереза, графиня Португалии, отдала тамплиерам владение Сур на Мондего вместе с замком, преграждавшим южный путь из ее графства. Несколькими годами позднее Альфонс Португальский ратифицировал подарок своей матери (4 марта 1129г.) и пожаловал ордену обширный лес Сера, еще находившийся в руках сарацин. После жестоких сражений рыцари, освободив участок земли, основали города Коимбру, Родин и Эгу. Церкви этих городов были подчинены непосредственно папе римскому, без права вмешательства какого бы то ни было епископа.
В Италии дела ордена шли не столь успешно из-за раздробленности страны, и тамплиеры обосновались главным образом в портах, таких как Барлетта, Бари, Бриндизи, Мессина и других, поддерживая торговые связи со Святой Землей. В общей сложности одному только Гюго де Пейну было сделано около 600 пожертвований. Половину из них составляла собственность в Провансе и Лангедоке, около 1/3 – в северно-восточной Франции и Фландрии, а остальное – в других областях Франции, Испании, Португалии, Англии. Дарили не только земли, но и рынки, ярмарки, доходы с земли и различных хозяйств, даже крепостных с семьями. Неудивительно, что сундуки ордена вскоре наполнились, и он смог развернуть в полную силу свои операции в Палестине. Значение ордена также возросло, когда он смог предоставлять многочисленные рыцарские отряды к услугам светских правителей Палестины. В Палестину де Пейн вернулся в 1130г. с великолепной свитой рыцарей и в сопровождении Фулька, графа Анжу. Все принадлежащие, к тому времени земли в Европе были оставлены под охраной новых рыцарей ордена.

Вступая в орден рыцари одновременно становились монахами, т.е. принимали монашеские обеты послушания (покорности), бедности и безбрачия. Устав тамплиеров был разработан самим Бернаром Клевроским и утвержден на церковном Соборе во французском городе Труа римским папой Евгением III в 1128 году. Основой Устава храмовников послужил устав монашеского ордена цистерианцев (не военно-монашеского, а просто католического монашеского), самого строгого и жесткого устава. Рыцарь, вступая в орден тамплиеров отрекался не только от всей мирской жизни, но и от родственников. Его пищей должны были служить лишь хлеб и вода. Возбранялись мясо, молоко, овощи, фрукты, вино. Одежда лишь самая простая. Если после смерти рыцаря-монаха в его вещах обнаруживались золотые или серебряные изделия, или деньги, то он терял право на похороны на освященной земле (кладбище), а если это обнаруживалось уже после похорон, то тело надлежало извлечь из могилы и бросить на съедение псам.

Члены ордена тамплиеров делились на три сословия: рыцари, священники, сержанты (служители, пажи, оруженосцы, прислуга, солдаты, охранники и т.п.). В отличие от, скажем Тевтонского ордена, монашеские обеты у тамплиеров принимали все сословия и все строгости Устава относились ко всем членам ордена.
Отличительными знаками ордена тамплиеров были белый плащ-мантия для рыцарей и коричневый для сержантов с алым восьмиконечным крестом (известен еще как «мальтийский крест»), боевым выкриком: «Босеан», флагом (штандартом) черно-белое полотнище. Гербом ордена стало изображение двух рыцарей, едущих на одном коне (символ бедности тамплиеров). По некоторым источникам у сержантов изображение креста было неполным и он имел вид буквы «Т». Не стоит полагать, что белый плащ с красным крестом был чем-то вроде униформы тамплиеров и они все дружно одевались одинаково, как современные офицеры или солдаты. Покрой, фасон, размеры и местоположение креста - все это определялось самим рыцарем. Вполне достаточно было иметь плащ белым вообще и иметь на одежде красный восьмиконечный крест. Вообще, у крестоносцев (не только тамплиеров) было принято носить крест на груди, отправляясь в крестовый поход, и на спине при возвращении из похода.
Рыцарями ордена могли стать только французы (позднее и англичане) благородного происхождения. Только они могли занимать высшие руководящие должности. Впрочем, относительно национальности соблюдалось это не слишком строго. Среди рыцарей встречаются и итальянцы, испанцы, фламандцы. Сержантами ордена могли стать как богатые горожане ( занимали должности оруженосцев. счетоводов, управителей, кладовщиков, пажей и т.п.), так и простые люди ( охранники, солдаты. прислуга). Священниками ордена могли стать священники католической церкви, однако, вступая в орден, такой священник становился членом ордена и подчинялся только магистру ордена и его высшим сановникам. Епископы католической церкви и даже сам папа теряли над ними власть. Священники выполняли духовные обязанности в ордене, хотя и рыцари Ордена были наделены правами духовников. Любой член ордена мог отправлять свои религиозные обязанности только перед орденскими священниками (исповедь, причастие и т.п.).
Рыцари назывались «братья шевалье», служители — «братья сержанты». К членству в орден не допускались женщины (во избежание соблазнов). Целомудрие, то есть целибат, для рыцарей было одним из первейших требований:

«Воздержание суть сердечное спокойствие и здоровье тела. Те из братьев, кто не примет обета воздержания, да не обретут вечный покой и не сподобятся лицезреть Всевышнего, ибо воззвал апостол: «Несите всем мир и храните чистоту», – а без сего никому не дано увидеть Господа нашего».

Женатые рыцари в орден принимались, но они не могли носить белого одеяния. После смерти женатых тамплиеров их имущество отходило ордену, а вдове платили пенсию. Само мужнино поместье она должна была оставить, чтобы не попадаться на глаза храмовникам и, опять же, их не искушать. Первоначально в орден не принимали священников, но постепенно их стало довольно много, они образовали особый разряд членов (ибо священник все же не мог проливать кровь).
Следуя уставу и, вероятно, во избежание других форм сексуального порока в спальнях, где располагались рыцари на ночлег, до самого утра должны были гореть светильники, а спать тамплиерам полагалось в рубашке, штанах, обутыми и с поясом. Возможно, это делалось и для того, чтобы они могли быстро вступить в бой в случае внезапного нападения. Ответственный за обмундирование не должен был «раздавать слишком длинные или слишком короткие одеяния, а обязан подбирать соразмерные одеяния тем, кто будет ими пользоваться, в соответствии с размерами каждого». Волосы всем рыцарям следовало коротко стричь, а вот бриться им не разрешалось, поэтому все храмовники были бородатыми. Во внешнем виде не дозволялось никаких модных атрибутов – предписывалось общим указом, чтобы «ни один постоянный брат никогда не имел меховой одежды или одеял, сделанных из овечьего или бараньего меха», и «не носил остроносой обуви и шнурков… ибо все эти мерзости пристали только язычникам».
Как и монахи, рыцари должны были принимать пищу в трапезной и в тишине. А поскольку, «как известно, употребление мяса в пищу является способом развращения плоти», то мясо разрешалось лишь три раза в неделю: полное его запрещение могло подорвать физические силы воинов. По воскресеньям рыцарям и священникам разрешалось по два мясных блюда, а оруженосцам и сержантам – только одно. В понедельник, среду и субботу братья получали два-три овощных блюда с хлебом. По пятницам устраивались посты, а в течение примерно шести месяцев – со Дня всех святых (в ноябре) до Пасхи – еда резко ограничивалась. От поста освобождались только раненые и больные. Десятая часть пищи тамплиеров и все, что оставалось после трапезы, отдавались нищим.

Столь суровый Устав был продиктован опасениями Бернарда Клервоского и других отцов церкви, что без строгих монастырских ограничений рыцари-тамплиеры могут снова перевоплотиться в грешных мирян. Орден получал право на пользование земельными владениями, домами и людьми, обязываясь «править ими по справедливости». Храмовникам также разрешалось взимать десятину, дарованную светскими или духовными властями. Охота, в том числе соколиная, была запрещена. Исключение было сделано лишь для охоты на львов, которые, как сатана, «ходят кругами, выискивая, кого бы пожрать». Запрет налагался не только на остроносые туфли и шнурки, но также на золотые и серебряные украшения на оружии и лошадиной упряжи, а походный мешок для продовольствия предписывалось иметь только из льна или шерсти.
Братьям следовало воздерживаться от легкомысленных замечаний в своих беседах – «говорить просто, без смеха и смиренно немногие, но разумные слова и не кричать», ибо «в многословии всегда кроется порок». Было запрещено хвастать своими прошлыми подвигами. Бедным воинам Христовым предписывалось «избегать соперничества, зависти, недоброжелательности, ропота, сплетен, злословия и бежать их, как некой чумы», а в качестве профилактического средства против зависти, запрещалось «просить себе коня или оружие, принадлежавшее другому брату», и «только магистру позволено давать коней или оружие кому угодно и вообще кому угодно какую угодно вещь».
Было очевидно, что рыцарям неизбежно придется вступать в контакт с мирянами, однако им запрещалось «без позволения магистра… идти в селения, кроме как ночью помолиться у Гроба Господня и у других молитвенных мест, которые находятся в пределах града Иерусалима». Но даже и в этих случаях братьям предписывалось ходить парами; и, если бы пришлось остановиться на постоялом дворе, «никто из братьев, либо оруженосцев, либо сержантов не может войти в покои другого, чтобы увидеться или побеседовать с ним без предварительного разрешения».
Как и монастырский аббат, магистр обладал неограниченной властью. Магистр при желании мог советоваться с наиболее мудрыми и опытными из братьев, а в серьезных делах собирать общий совет, дабы выслушать мнение всего собрания и «сделать то, что является лучшим и более полезным, по мнению магистра». Магистр и орденское собрание – так называемый «общий капитул» – имели право наказывать братьев, нарушивших обет.

Среди семидесяти трех статей этого орденского устава, одобренного на Соборе в Труа, около тридцати основаны на правилах, разработанных в свое время Бенедиктом Нурсийским. Бернард и другие церковные иерархи скорее стремились превратить рыцарей в монахов, чем сделать из монахов рыцарей. Разумеется, в этом уставе встречаются и некоторые военные положения – в частности, определяющие количество лошадей, которыми может распоряжаться рыцарь; имеется даже параграф о допущении – из-за жаркого климата заморских земель – в летнее время заменять шерстяные рубахи на холщовые. Однако весь документ явно направлен на «спасение рыцарских душ», а не на организацию действенной охранной службы. Католические иерархи, похоже, не предвидели, что внедрение строгой монашеской дисциплины среди профессиональных военных – да еще впервые за все время после падения Западной Римской империи – приведет к появлению высокоорганизованной и дисциплинированной тяжелой кавалерии, заметно превосходящей по мощи воинские подразделения, основанные на весьма непостоянной личной преданности сеньору или набранные из наемников.

Папы издали несколько булл, даровавших ордену некоторые привилегии. Булла 29 марта 1139 года даровала им автономию от местных светских и церковных судебных властей, разрешила обращать в собственность ордена трофеи. Булла 9 января 1144 года давала индульгенцию жертвующим на орден. Булла 7 апреля 1145 года разрешила тамплиерам строить особенные, орденские церкви и устраивать в их оградах кладбища для членов ордена.





Назад Вперед