ФАНТАСТИКА

АВТОРСКИЙ САЙТ ПИСАТЕЛЯ СЕРГЕЯ ШВЕДОВА

ПРЕЗЕНТАЦИЯ РОМАНОВ

«ЯРТУР»


«Яртур принял жезл владыки Асгарда из рук кудесника и вскинул его над головой. И тут же все витязи, включая Бекаса, Хмару и Шемякича, преклонили колена. Не пред каганом, а перед богом. Ибо в этом жезле была сила Ударяющего, дарующего избраннику власть над божьей дружиной в мире Яви. – Клянусь не уронить чести ни своей, ни вашей, витязи Асгарда, – торжественно произнес Яртур. – Клянусь хранить законы, дарованные нам Родом. И да пребудет с нами бог Перун».

Древняя Русь знала две божественных триады – Белобога и Чернобога. В первую входили Род, Перун и Даджбог, во вторую – Ярила, Велес и Вий. Путь Белобога, это путь эволюционного развития, выражаясь современным языком, путь Чернобога – революционного. Это становится понятным из анализа мифа о Чернобоге. Суть мифа такова: Ярила убивает Дракона, поработившего Землю-Ладу, потом оплодотворяет освобожденную, и в результате его усилий земля расцветает и плодоносит, а сам Ярила со временем превращается в Велеса, покровителя урожая и скотьего приплода. Картина, что и говорить, благостная, если бы не одно «но»: в этом мире все рождающееся рано или поздно умирает, и добрый, щедрый Велес с течением времени становится Драконом или Вием, хозяином Навьего мира, вождем нечистой силы и ждет нового Ярилу, дабы пасть под ударами его меча. В основе этого мифа не трудно заметить вполне реалистическую основу – смену времен года. Весна – время, когда Ярила борется с Драконом, лето – период его торжества, осень – время Велеса, время сбора плодов, и, наконец, зима, суровая и холодная, пора разгула навьих сил, царство Дракона. Но со временем Велес, центральная фигура триады, становится богом перемен не только природных, но и социальных. Соответственно меняется роль Ярилы, ибо сын Велеса изначально несет в себе драконью суть. Проблема не в том, что Ярила может стать Драконом, проблема в том, что он не может им не стать. Надо отдать должное мудрости наших предков, они, похоже, лучше нас понимали, что любая революция, не только приносит плоды, но и сопровождается разгулом нечисти. И не случайно «Навь» и «новь» в нашем языке созвучны. Путь Белобога, путь эволюционного развития, конечно, предпочтительней, и Ярила сын Даджбога смотрится куда привлекательней, чем Ярила сын Велеса, да вот беда – эволюционный путь развития неизбежно заканчивается энтропией, застоем, а следовательно гибелью мира Яви и разгулом мира Нави. Вот тогда и возникает необходимость в революционере, способном вырвать Землю-Ладу из рук Дракона и оплодотворить ее. Но боги являют людям свою силу в человеческом обличье. И воплощением бога Ярилы на земле становится княжич Яртур. Полубог, несущий в себе энергию яри, энергию новизны, энергию перемен. Вот только к чему приведут эти перемены. Кто воплотился в княжиче Яртуре - Ярила сын Даджбога или Ярила сын Велеса? Знающие люди склоняются ко второму варианту. А это означает, что нового кагана следует убить раньше, чем он станет Драконом, дабы защитить землю от разгула навьих сил. Но убить Дракона способен только новый Ярила, и далеко еще не факт, что новое воплощение разгульного бога будет лучше старого.

«ВЛАДЫКА АСГАРДА»


«Богинь было три. Силуэты их обнаженных тел проступали сквозь стену, ставшую почти прозрачной. Девану и Морану Бутуй опознал сразу, уж слишком они были похожи на свои земные подобия. Зато черты лица Великой Матери были неуловимы, главная из богинь напоминала всех женщин сразу и не одну их них в отдельности. Казалось, что еще мгновение, еще одно усилие исходящих страстью женщин и их любовников, и пелена, разделяющая миры Яви и Прави, будет разодрана в клочья, дабы явить изумленным взорам людей новою божественную Триаду во всей ее мощи и красоте. Причем богини Прави жаждали этого слияния и обновления не меньше, чем их земные подобия. Это было видно по искаженным страстью лицам и изгибающимся в жажде плотских утех телам».

Чередование эпохи Белобога и эпохи Чернобога заповедано богом Родом, создателем мира Прави. Но людям свойственно сомневаться в правоте не только своей собственной, но и божественной. Ибо кроме бога Рода есть еще и Великая Мать всех богов и людей. Это именно она приняла в себя семя бога Рода, зачала и выносила мир Яви, и, по мнению ее ведуний, она вправе сказать свое веское слово. И даже возглавить новую триаду, пригласив себе в помощницы дочь Перуна властолюбивую Девану и царицу ночи блистательную Морану. Новая божественная триада вполне способна разорвать порочный круг, отвергнуть заповеди Рода и дать земле новые законы бытия. Куда более приемлемые для людей. Ведь большинство обитателей мира Яви не хотят перемен, они жаждут покоя и благоденствия. Так почему бы Великой Матери, воплотившись в одну из своих ведуний, не даровать людям то, что они так жаждут. Правда, скептики предупреждают, что покой и вечное благоденствие невозможны в мире Яви, ибо этот мир жив до тех пор, пока он движется, но сомнения скептиков тонут в реве поклонников новой триады, жаждущих вечного блаженства.

«ЗВЕРЬ»


«Зверь-то он непростой, а вроде как волшебный. Мне о нем дед много чего порассказал. Всего уже не упомню, но жили в наших краях еще во времена царя Гороха колдун Яшка и ведьма Машка. Люди не вредные, много соседям помогавшие. У кого корова или лошадь, скажем, захворали – это к Яшке, а кто сам занедужил – это к Машке. Одна беда у них – детей не было. А тут в наши края залетел Ясный Сокол, удалой купец, добрый молодец. Ну и захороводился с Машкой. Как узнал о том колдун Яшка, так враз весь почернел. Подстерег он того Ясна Сокола на обратном пути и забил до смерти. А на рожденного Машкой младенца наложил колдовское заклятье. Вот с тех самых пор и живет в наших краях этот самый Зверь. Многие его видели, и дед мой видел, да никому он в руки не дался».

Макошь изменила Велесу с Перуном, а ревнивый муж не нашел ничего лучше, как проклясть младенца, рожденного в грехе. А суть проклятья в том, что сын Перуна никогда не покинет мир Яви и никогда не станет равным среди равных в мире Прави, обители богов. Так сын бога по воле мстительного Велеса стал Зверем. Чудовищем, вынужденным использовать энергию собственных детей для продления жизни. Вины Зверя в этом нет – такова суть проклятья. Он велик, он всесилен, он способен даровать победу, но только в обмен на жертвы, которые его потомки кладут на божественный алтарь. И чем больше жертв, тем славнее победа. На протяжении столетий сын Перуна ищет выход из создавшегося положения, но ход в мир Прави для него закрыт, а в мире Яви его ждут все новые страдания. Однако приходит время и в дремучем лесу появляются люди, готовые помочь страдальцу в обмен на его божественную мощь. Люди деловые и не склонные к сантиментам. Люди выгоды, а не доблести. Власть денег их уже не устраивается, хочется большего. Трудно быть богом – это правда, но еще труднее им стать, имея камень вместо души, и не имея ни малейшего понятия о своем долге не только перед миром Прави, но и перед миром Яви.

«ЗАГОВОР ВЕДЬМ»


«Рогов открыл глаза. Посреди зала возвышался помост, на котором стояли обнаженные новобрачные, омываемые лунным светом сверху и непонятным зеленоватым сиянием снизу. Вячеслав машинально ответил, что Майкл Понсон, несмотря на свои семьдесят лет, сохранил довольно пристойную фигуру. Что же касается Изабеллы, то она была необыкновенно хороша. Рогов смотрел на нее, затаив дыхание, и не сразу уловил, что с банкиром происходит нечто странное. Майкл Понсон чернел прямо на глазах, и такими же черными становились люди, окружающие Вячеслава, за исключением разве что Рыбинского, Кислицына и Эрика. Черные пиджаки и брюки демонов, стоявших вокруг, стали сливаться с кожей, и через минуту их обнаженные тела заблестели под лунным светом, а лица стали превращаться в чудовищные рыла. – Я же говорил – черная месса! – крикнул Кислицын. – А вот и сам дьявол».

Почему-то нам кажется, что путь от «дикости» к технократической цивилизации – единственно возможный для человечества. Мы разбили этот путь на этапы и уверили себя, что феодализм по сравнению с капитализмом формация жутко отсталая и не выдерживающая никого сравнения с миром ревущих моторов, а тем более звездолетов, пронзающих просторы вселенной. Опасное заблуждение. Прежде всего тем, что оно неверное. И когда технократ сталкивается с цивилизацией, выстроенной по иным принципам, он впадает в истерику, он готов истребить все, что противоречит его представлениям о том, каким должен быть окружающий мир. Ему даже в голову не приходит, просчитать последствия своих действий. Ему кажется, что наша все равно возьмет! А если не возьмет? А если есть оружие пострашнее ядерной бомбы? И что тогда? Признать существ, владеющих им, богами и полностью отдаться под их власть? Или попробовать все-таки понять те принципы, по которым развивается цивилизация, отличная от нашей. Постичь чужую душу сложнее, чем душу свою. Но жизнь порой просто не оставляет нам выбора. Рано или поздно, но она заставит нас признать, что есть другие пути, что есть другие возможности, что есть иной разум, далеко не во всем согласный с человеческим.