КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ




ФАТИМИДЫ

Преемники пророка Магомета соединяли в своем лице высшую власть духовную и светскую, они назывались халифами, т.е. наместниками божьими. В числе претендентов на наследие пророка был его зять Али, муж дочери Магомета Фатьмы. После упорной борьбы, окончившийся убийством третьего из преемников пророка, Османа, власть в халифате перешел к Али. Тогда один из его приверженцев Альсода-Сабай использовал благоприятный момент, чтобы из чисто политического события создать целое религиозное движение, которое в своем дальнейшем развитии разделило мусульманский мир на два враждебных лагеря и послужило источником многовековой смуты и кровопролития среди последователей ислама.
Альсода-Сабай начал с того, что провозгласил Али и его потомков единственными законными наследниками Магомета, а затем, не довольствуясь этим, объявил Али богом. Али, в качестве правоверного мусульманина, остался очень недоволен таким усердием своего приверженца. Он сослал Альсода-Сабая, а некоторых наиболее ярых из его последователей приказал казнить. Эти меры оказались, однако, недостаточными. Когда Али в свою очередь бил убит, и власть перешла к одному из его соперников, Альсода-Сабай объявил, что Али не мог умереть, ибо в нем заключалась частица Божества; что в один прекрасный день он вторично сойдет на землю и установит на ней царство справедливости.
Так получил свое начало шиитизм, основным догматом которого было почитание Али и его потомков и ожидание его вторичного пришествия. Шиитизм утвердился, главным образом, в Персии, чему особенно благоприятствовали тайные общества, существовавшие в этой стране еще до завоевания ее мусульманами. Потомки же Али, устраненные от власти в халифате после его смерти, продолжали почитаться у шиитов единственными законными имамами, т.е. первосвященниками, наместниками Божьими на земле.

Государство Фатимидов (909-1171) образовалось в Ифрикии (совр. Тунис) в результате победоносного восстания берберских племен против аббасидских наместников Аглабидов. Восстание это, в свою очередь, явилось результатом тайной пропаганды шиитско-исмаилитских эмиссаров с ее лозунгами справедливости и всеобщего равенства.
Пришедшая к власти арабская шиитская династия имамов-халифов возводила свое происхождение к Фатиме, дочери пророка Мухаммада, откуда и ее название. Однако основатель династии Убайдаллах (909-934) и его преемники не стремились к осуществлению провозглашенной ранее социальной программы и превратились в обычных феодальных правителей.
Имея конечной целью завоевание всего мира, Фатимиды к середине Х в. подчинили себе почти весь Магриб и Сицилию. Весной 969 г. Египет, ослабленный поразившей его засухой, чумой и землетрясением, был завоеван 100-тысячным войском под командованием Джаухара посланного фатимидским халифом Муиззом. В том же году Джаухар основал новую столицу – Каир, куда позже прибыл халиф ал-Муизз (953-975) с гробами своих предков.
Квадратный в плане, защищенный мощной стеной закрытый город, центральную часть которого занимали дворцы правителей и воздвигнутая в 970 году мечеть аль-Азхар, не предназначался для простого люда. Столица феодального государства Фатимидов уже в 11 веке стала одним из крупнейших центров мусульманского мира. Посещавшие Каир путешественники восхищались его красотой, богатством, количеством высоких укрепленных зданий.
Халифы покровительствовали наукам, особенно астрономии, поэзии, музыке, развитию ремесел. «Дом знаний» в Каире обладал уникальным собранием не только религиозной, но и научной литературы. От времени Фатимидов сохранились выдающиеся памятники зодчества: сооруженные в 11 веке городские ворота с массивными башнями Баб аль-Футух, Баб ан-Наср, Баб аль-Зувайла, прекрасные мечети, среди них упомянутая знаменитая мечеть аль-Азхар. Тип арабской колонной мечети египетские зодчие 10—12 веков обогатили смелыми новшествами: молитвенный зал был увеличен за счет умножения рядов колонн, его пространство рассеклось центральным, широким и высоким, проходом с куполами, появился богато украшенный портал. Особую роль в облике здания играла сочная орнаментальная рельефная резьба из камня, создающая на гладких монолитах стен, на порталах узорчатые вставки, полные живой игры света и тени.

Египет стал главной частью фатимидского государства. Начав вслед за этим завоевание Сирии, Фатимиды столкнулись там с бахрейнскими карматами и Византией, но смогли им противостоять. Власть Фатимидов в Сирии достигла наибольшей силы при халифе аз-Захире (1021-1036). Со времен халифа ал-Азиза (975-996) суверенитет Фатимидов был признан в священных городах Хиджаза - Мекке и Медине, а также в Йемене.

Впервые со времен римского вторжения при Клеопатре Египет обрел независимость и сохранял ее вплоть до XVI в., когда был захвачен турками-османами. Впервые за много веков европейская торговля с Восточным Средиземноморьем стала расширяться. Константинополь все еще оставался крупнейшим торговым перекрестком между Востоком и Западом, но многие европейцы предпочитали теперь покупать восточные пряности и шелковые ткани в Александрии. В XI в. только из одного города Амальфи (Южная Италия) в Каир одновременно приезжали 200–300 купцов. Возрождение египетской торговли с христианской Европой привело к неожиданным последствиям: оно побудило арабских торговцев возвращаться из Индии через Красное море, а не через Персидский залив, как прежде. В результате центр экономической тяжести исламского мира стал вновь смещаться из Месопотамии в Восточное Средиземноморье.

При Фатимидах наблюдалось расширение оросительной системы, улучшение техники орошения, рост сельскохозяйственной продукции. Господствующей формой земельной собственности стала государственная, владельцем которой считался сам халиф. Государственные земли сдавались на откуп. Другими, менее распространенными видами собственности, были мульк (частное землевладение), вакф (имущество, переданное на благотворительные или религиозные нужды) и икта земли (временно пожалованные за военную службу). По-видимому, арабское завоевание Египта укрепило поземельную общину и возродило утраченные ею функции регулирования хозяйственной жизни. Египетские крестьяне-феллахи, выплачивавшие ренту-налог, были как бы прикреплены к орудиям производства, а не к земле.
В начале XII в. поступления в казну с икта-откупов сократились, увеличились доходы эмиров, завладевших к этому времени откупами, которые они отнимали у низших военных чинов; своими доходами от откупов они не делились с казной. При халифе ал-Амире (1101-1130) срок держания икта был увеличен до 30 лет и все держания перераспределены; одновременно было запрещено требовать от откупщиков сумм больших, нежели обусловленные, а также до срока передавать откуп другому лицу. Однако восстановления откупной системы в ее прежнем виде не произошло. В конце правления Фатимидов военные икта, свободные (или почти свободные) от взносов в казну, составляли большую часть государственных земель.
Феодальная собственность на землю в государстве Фатимидов выражалась прежде всего в присвоении собственником поземельного налога - хараджа. В случае откупа государственных земель откупщик (мутакаббил) вносил в казну обусловленную заранее сумму хараджа (рента-налог), тогда как сумма хараджа, которую он собирал с феллахов, была больше первой, что делало откуп государственных земель весьма выгодным.
Установление общих ставок хараджа сообразно степени орошенности земли и видам возделываемых культур приписывается фатимидскому везиру Йазури (1049-1059); они сохранялись и после Фатимидов, войдя в известный трактат египетского чиновника и литератора XII - начала XIII в. Ибн Маммати. При этом, как и в более ранние времена, в Нижнем Египте харадж взимался в основном в денежной форме, в Верхнем - натурой; при этом возможна была замена. При первых Фатимидах сумма хараджа благодаря реформам Ибн Киллиса была выше, чем во второй половине их правления (в среднем 3,5 млн. динаров в год). Затем голодные годы, внутренние распри и внешние вторжения, а главное - развитие военных икта привели к снижению хараджа (уже в середине XI в. - лишь 2,5 млн. динаров в год). Кроме хараджа феодальная рента-налог выступала в виде налогов с владельцев домашних животных, пастбищ и т.п.

Средоточием ремесел и торговли в фатимидском государстве были города, многие из которых сохранились с древних времен. Общественное разделение труда вело к росту числа ремесел и их дроблению. В египетских документах ХI-ХIII вв. насчитывается 265 терминов, обозначающих ремесленные специальности, тогда как для византийской эпохи их известно менее 180. Основными центрами выделки льняных-тканей были Александрия, Дамиетта, Дабик, Тиннис, Шата. В Нижнем Египте выделывались и шелковые ткани из привозного (из Сицилии, Сирии, Ирана и Ирака), и местного сырья. Асйут в Верхнем Египте славился шерстяными одеждами. В ткацком деле наблюдалась большая специализация.
Далее шли обработка металлов, стекольное и гончарное дело, обработка кожи и дерева, изготовление бумаги, вытеснившее древнее ремесло выделки папирусов и пергамента.У Фатимидов было большое хранилище книг, где находилось не менее 600 тыс. томов. Халифы нанимали переписчиков, приобретали книги и в других странах; их примеру следовали везиры и прочая знать. Развиты были изготовление мыла, сахароварение.
Богатство и международный престиж фатимидского Египта привлекали сюда ремесленников из Сирии, Византии, Магриба и других стран. Что же касается организации ремесла, то в ткацком деле главную роль играли государственные мастерские (тираз), централизованные и децентрализованные; продукция их шла на нужды халифского двора, а также на вывоз. Крупные мастерские имелись и в сахароварении, и в бумажном деле. Остальные ремесла были представлены мелким индивидуальным хозяйством, где ремесленники были собственниками своих мастерских и орудий. Они трудились обычно вместе с членами своих семей; целью производства было создание потребительной стоимости, поддержание «приличествующего» данному общественному слою образа жизни. Существовали объединения ремесленников по профессиональному (а одновременно иногда и локальному, религиозному или этническому) признаку; по-видимому, исполнением фискальной обязанности перед властями, передачей профессиональных навыков и контролем за соблюдением установленных цен деятельность фатимидских корпораций и ограничивалась. Были распространены контракты между несколькими ремесленниками (товарищества), причем орудия труда становились общей собственностью, а убытки и доходы делились поровну. Целью таких объединений было установление монополии в данном виде ремесла.

В окрестностях Каира и других крупных городов имело место товарное производство продуктов земледелия. Центрами обмена между городом и деревней были регулярно действовавшие городские рынки. Крупнейшим центром как внутренней, так и внешней торговли в первой половине фатимидского периода оставалась бывшая столица Египта - Фустат, занимавший выгодное географическое положение на берегу Нила, между Верхним и Нижним Египтом. В 1168 г. Фустат в результате пожара был почти полностью разрушен и только тогда перестал играть сколько-нибудь значительную роль в экономике страны.
Утверждение Фатимидов в Египте способствовало восстановлению древних торговых связей с Востоком через Красное море, прерванных в VI в. персо-византийскими войнами. Основной поток транзитных товаров был отвлечен от Персидского залива. Восстановлению красноморской торговли способствовали действия бахрейнских карматов, затруднявших плавание купцов по Персидскому заливу. Главной же причиной перемещения сферы действия египетского и магрибского купечества в области Индийского океана был постепенный переход торгового первенства в Средиземном море к европейским державам. Во внешней торговле, как то было характерно для всего средневекового Востока, принимала участие феодальная знать (члены правящей династии и сами фатимидские халифы, военачальники, наместники, судьи и др.).
Разнообразные формы торгового сотрудничества были весьма популярны; при этом отсутствовали какие-либо этнические или религиозные ограничения. Приобретение некоторых товаров (железа, дерева, смолы) было государственной монополией; государство же являлось первым покупателем прочих иноземных товаров. Внешняя, а особенно транзитная торговля с другими странами Востока (пряностями, благовониями, тканями) приносила Фатимидам огромные доходы в виде пошлин, арендной платы за торговые помещения, прибыли от перевозки купеческих товаров или прямого участия в торговле с ее разницей цен при купле и продаже.

Известный персидский путешественник XI в. Насир Хосров, посетивший Египет, отмечал, что только в Каире халифу принадлежали тысячи домов, лавок, базаров и мастерских, сдаваемых в аренду. Ремесло развивалось или в государственных мастерских или под контролем чиновников. Халифу принадлежала значительная часть египетского торгового флота. Он же контролировал транзитную торговлю с Индией.
Особого разнообразия и редкой красоты достигли в это время изделия художественных ремесел. В страны Европы широко вывозились прославленные фатимидские многоцветные ткани: льняные, шерстяные, шелковые, расшитые золотом, украшенные стилизованными изображениями животных, птиц и арабскими надписями. В халифских ткацких мастерских городов Египта изготавливались ткани «тиразы», названные так потому, что они имели тираз — вышитую надпись с именем халифа, датой и местом изготовления.
При дворе халифов и в домах придворной знати существовали сокровищницы произведений искусства: прекрасные вазы из золота и серебра, украшенное самоцветами оружие великолепной закалки, изделия из кожи с тиснением и позолотой, расписанные люстром и красками блюда, кувшины, чаши, изразцы, бронзовые сосуды в форме животных и птиц, совершенные по форме кувшины, бокалы, кубки из горного хрусталя с гравированным рисунком или гладкие, безупречно ограненные, сияющие как алмазы. Особую группу составляли ювелирные украшения из золота — браслеты, треугольные филигранные подвески,— серьги и бусы из драгоценных камней. Дошедшие до нашего времени описи фатимидских сокровищниц ошеломляют не только роскошью, но и невиданным количеством драгоценностей. Изумруды, рубины, жемчуг исчислялись мешками. Существовала даже огромная карта мира, составленная из драгоценных камней.
Культ роскоши, пышных придворных церемоний, празднеств, шествий, процессий, приемов отличал правление Фатимидов и их наместников в провинциях халифата. Все призвано было поразить воображение: шатры, паланкины, штандарты, одежды и оружие, десятки тысяч наемников — представителей разных племен, обилие белых и черных рабов, красота породистых коней, верблюды и мулы в сбруе из золота. Иногда в процессиях, как в римских императорских триумфах, проводили диких африканских зверей. Откровенно светский характер государства Фатимидов противоречил их религиозной пропаганде как возродителей суровых принципов раннего ислама. Шиитская ересь не пользовалась поддержкой широких масс.
При Фатимидах в 970 г. был основан мусульманский университет Аль-Азхар, ставший центром по изучению богословия, арабской грамматики и литературы. Велось широкое строительство мечетей, караван-сараев, других общественных зданий.

В 996—1021 в Египте правил халиф аль-Хаким. Аль Хаким провел программу реформ, которая в частности устраняла на практике рабовладение. Хотя в теории ислам запрещал рабовладение для мусульман, оно оказывалось юридически возможным для евреев и христиан, разумеется, число злоупотребления со стороны мусульман в отношении рабовладения тоже переходило все мыслимые границы.
Хаким запретил многоженство, отмечая, что ислам предусматривал возможность иметь до 4 жен как исключительную меру в чрезвычайных обстоятельствах. Хаким издал указ о равенстве официально господствовавшего шиитского, исмаилитского и суннитского правоприменения. Решающую роль в оформлении идеологии реформ Хакима и проведении этих самых реформ в период самых радикальных мер и в уничтожении оппозиции реформам сыграл Дарази.
Родившийся в Бухаре Дарази был тюркского происхождения. По профессии он, скорее всего, был портным, однако рано стал профессиональным исмаилитским проповедником, агентом фатимидских спецслужб, был привлечен к службе при фатимидском дворе в Каире во времена халифа Аль Хакима.
Оппонентами Дарази выступало консервативное руководство христианских церквей, вписавшихся в фатимидский истеблишмент. Христиане различных конфессий и евреи представляли собой основу административного аппарата Фатимидов, которые, будучи выходцами из отсталой части Северной Африки и революционными разрушителями суннитского государственного аппарата, были вынуждены в части гражданской администрации опираться на более образованные христианские и еврейские круги, при этом поддерживая баланс сил между различными христианскими конфессиями: православными, коптами, различными видами несториан, католиками, а также национальными церквями — армянами и эфиопами. Однако ко времени воцарения Хакима, этот баланс был резко нарушен в пользу православных, занявших основные административные посты.
На первом этапе Дарази поддержал Хаким, нанося удар по традиционным христианским конфессиям и поддерживая оппозиционные христианские церкви и еврейскую общину, играя на имущественных конфликтах между христианскими конфессиями. Но в дальнейшем представителям консервативных христианских элит удалось взять вверх, что привело к опале (и, возможно, казни) Дарази. По сомнительным свидетельствам врагов Хакима, он был эксцентричным и даже психически нездоровым человеком. В целом, его правление было отмечено началом упадка халифской власти.
Реформаторская деятельность Хакима вызвала раскол в среде его приближенных. Наиболее радикально настроенные исмаилиты после перехода Хакима к более взвешенной политике покинули двор халифа и укрылись в горах Ливана, где начали активную пропагандистскую деятельность. В 1021 году Аль-Хаким исчез при таинственных обстоятельствах, по всей видимости, был убит своими приближенными, немедленно начавшими кампанию по его очернению. С учетом времени, потребного для распространения сведений о смерти халифа, а также сомнений в их достоверности, некоторые ливанские кланы и племена верили, что он не умер, а ушел «в сокрытие» (скрывается и готовит силы для возвращения себе престола). Позднее это трансформировалось в религиозное убеждение, что Хаким появится в День Страшного суда в качестве махди. Принявшие взгляды Дарази племена и кланы составили основу друзов.

Царствование Хакима было полно смут и грозило опасностью самому существованию династии; но сын Хакима Захир (1021—1036) со своей тёткой-опекуншей Ситталь-мольк опять восстановил порядок.

Переломным моментом в истории государства Фатимидов было долгое правление халифа ал-Мустансира (1036-1094), при котором хозяйству страны был нанесен большой ущерб длительным голодом (с 1064 по 1072 г.), вызванным недостаточно высоким уровнем воды в Ниле и эпидемией чумы. Одновременно обострилась борьба между различными группировками военной знати. Сопротивление подчиненных народов и ослабление центральной власти вели к уменьшению государственной территории. С 1048 г. в Ифрикии утвердилась самостоятельная династия Зиридов, порвавшая с Фатимидами и признавшая авторитет Аббасидов. Фатимиды направили в Ифрикию воинственные племена бедуинов хилал и сулайм, опустошивших ее территории, но восстановить свою власть не смогли. С середины XI в. весь Магриб был подчинен суннитами Альморавидами, которых через столетие сменила другая арабская династия - Альмпхады. В Сирии местная династия Мирдасидов с помощью византийцев в 1023 г. овладела Халебом; власть фатимидского наместника Дамаска не была прочной из-за распрей в рядах его гарнизона и традиционно враждебной позиции горожан. В последней четверти XI в. почти вся Сирия вошла в состав Сельджукского государства.
Территория халифата Фатимидов, по существу, ограничивалась одним Египтом, что создавало сложности в рекрутировании армии. В период возникновения государства его основной военной силой являлись берберы (племенной союз кутамитов), но вскоре появилось войско из рабов, преимущественно европейского происхождения, затем суданцев, тюрок, а в связи с армянской иммиграцией (как результатом сельджукского завоевания Армении) - наемников-армян. Непрерывные в Х в. войны между сербами, хорватами, булгарами и византийцами сопровождались захватом большого числа пленных, становившихся предметом торговли, в основном через посредство венецианских купцов. В это время значительно возрос приток рабов в фатимидский Египет. Эти рабы пополняли фатимидскую армию. Однако образование национальных государств в Восточной Европе привело к сокращению работорговли.
Необходимо сказать, что наряду с сухопутной армией в составе фатимидских вооруженных сил был и флот, экипажи которого состояли из мусульманских наемников-добровольцев; высокое жалованье и военная добыч делали службу во флоте почетной. Но с течением времени мощь флота уменьшилась. Только при ал-Муиззе было построено 600 военных кораблей однако к концу правления династии их насчитывалось всего 100. Этим обстоятельством отчасти объясняется и постепенный переход к XII в. господства в Средиземном море к европейским державам. Доходы Фатимидов на средиземноморских рынках резко сократились, что также явилось одной из причин дальнейшего ослабления их халифата.

В XI в. реальная власть в государстве переходит от халифов к везирам из военных. В борьбе за нее участвует и исмаилитское духовенство, особенно активное при халифах ал-Мустали (1094-1101) и ал-Амира (1101-1130). К середине XII в. в результате расколов, вызванных борьбой за наследование халифата и имамата, египетские исмаилиты оказались разделенными на три фракции. К этому времени экономический упадок и анархия в стране достигли крайней степени. Малолетние халифы аз-Зафир (1149-1154) и ал-Фаиз (1154-1160) не имели и тени самостоятельности.
Ослабление Фатимидов и распад державы сельджуков открыли путь крестоносцам. Первые крестоносцы начали свое продвижение на восток в 1096 г. В 1098 г. они овладели Антиохией и Эдессой, а в 1099 г. Иерусалимом, перебив в нем 70 тыс. мусульман. К середине XII в. территория Фатимидской державы ограничивалась одним Египтом. В XII в. крестоносцы совместно с норманнами совершили несколько нападений на Египет, разграбили Тиннис (в 1153 и 1155 гг.), Александрию (1155 г.), предприняли осаду Каира (в ноябре 1168 г.).




Назад Вперед