ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫ


ДИНАСТИЯ ПАЛЕОЛОГОВ

Преемником Феодора II Ласкарида был несовершеннолетний сын его Иоанн IV (1258-1261), который не мог, даже при помощи назначенного регента, справиться со сложными государственными делами. В это время и сыграл решающую роль хитрый, обуреваемый честолюбивыми замыслами, буйный интриган и бесчестный лицемер, но способный офицер, Михаил Палеолог, родственник Иоанна Ватаца, находившийся не раз в подозрении у него и Феодора II и, несмотря на это, занимавший ответственные посты, сумевший в опасные моменты скрываться, бежавший на некоторое время даже ко двору Иконийского султана. Бурное время требовало сильной власти. Михаил Палеолог сумел воспользоваться обстоятельствами и в 1259 году был коронован в императоры.

Главная внешняя опасность для балканских владений Никейской империи грозила со стороны Эпирского деспота, которому удалось создать против империи союз из деспотата, Сицилийского короля, родственника деспота и побочного сына Фридриха II Манфреда, и Ахайского князя Вильгельма Виллардуэна. После ряда успешных военных действий Михаила Палеолога против коалиции решительная битва произошла в 1259 году в западной Македонии, на равнине Пелагонии, около города Кастории. В войске Михаила, кроме греков, участвовали турки, куманы, славяне. Пелагонийское, или Касторийское, сражение закончилось полным поражением союзников. Ахайский князь попал в плен. Хорошо вооруженное войско западных рыцарей бежало перед легко вооруженными вифинскими, славянскими и восточными отрядами. Сражение при Кастории имело решающее значение для восстановления Византийской империи. Владения Эпирского деспота были сведены к его родовым владениям в Эпире. Латинская империя не могла полагаться на потерпевшее поражение Ахайское княжество, тем более, что во главе ее стоял слабый и безвольный Балдуин II.

Между тем, чтобы еще более обеспечить себе успех окончательного удара по Константинополю, Михаил Палеолог заключил договор с генуэзцами. Торговые интересы Генуи и Венеции сталкивались на Востоке повсюду. После четвертого Крестового похода и основания Латинской империи Венеция, как известно, стала исключительной торговой силой в латинских владениях Востока, с чем Генуя примириться никак не могла. Зная это, Михаил вступил в соглашение с генуэзцами, которые хотя и знали, что соглашение их со схизматическими греками вызовет суровое осуждение папы и Запада вообще, тем не менее были настолько охвачены желанием вытеснить венецианских соперников с Востока, что пренебрегли этим и заключили договор с Михаилом.
В марте 1261 года, в Нимфее был подписан весьма важный договор, который гарантировал генуэзцам торговое господство в Леванте, которым так долго пользовались венецианцы. Это был на деле оборонительный и наступательный союз против Венеции. Свободная торговля была навсегда гарантирована генуэзцам во всех настоящих и будущих провинциях империи. Договор содержал весьма важные привилегии генуэзцам в Константинополе и на островах Крит и Эвбея, если Михаил, сможет их отвоевать. Торговые центры с церквями и представительствами были открыты на островах Хиос и Лесбос и в некоторых других местах. Черное море было закрыто для всех иностранных торговцев, кроме генуэзцев и пизанцев, преданных подданных Михаила. Со своей стороны, генуэзцы брали на себя обязательство обеспечить подданным императора свободу торговли, поддерживать их флот при том условии, что корабли не будут направлены против папы и друзей Генуи. Генуэзский флот играл большую роль в планах Михаила по завоеванию Константинополя.

25 июля 1261 г., не произведя ни единого выстрела, отряды Михаила вошли в Константинополь. Сам Михаил был в это время в Малой Азии, где он и узнал новость о том, что Константинополь взят. Он немедленно отправился в путь и в начале августа вошел в город, приветствуемый радостными возгласами населения. Вскоре была осуществлена его вторичная коронация в соборе Св. Софии. Балдуин II убежал на Эвбею (в Негропонте). Латинский патриарх и основное количество католического духовенства имели достаточно времени для того, чтобы оставить город до того, как он был взят. По приказу Михаила несчастный Иоанн IV Ласкарь был ослеплен. Михаил Палеолог сделался восстановителем Византийской империи, Михаилом VIII, основателем последней византийской династии Палеологов, сумевшим воспользоваться тем, что было уже сделано Никейскими императорами. Столица была перенесена из Никеи в Константинополь.

Беглый латинский император Балдуин перебрался с Эвбеи в Фивы и затем в Афины. Таким образом, Латинская империя создание крестоносного западного рыцарства, эгоистической торговой политики Венеции и иерархической идеи папства, пала, оставив по себе разрушение и анархию.

Однако ни папа, ни Венеция отнюдь не отказывались от намерения восстановить Латинскую империю. Карл Анжуйский, новый государь обеих Сицилий, наследник прав императора Балдуина II согласно договору, заключенному в Витербо (1267), сюзерен Ахейского княжества вследствие женитьбы своего сына на наследнице Виллардуэна, имел еще более честолюбивые планы в отношении Востока. Он завоевал Корфу (1267), Диррахий и побережье Эпира (1272), принял титул короля Албании и заключил союз со всеми врагами империи — болгарами, сербами, князем Великой Валахии.
В этот критический момент только изумительная ловкость Михаила Палеолога помешала созданию коалиции всего Запада против Византии. Используя беспокойство папы, не желавшего допустить чрезмерного роста могущества Карла Анжуйского, подавая надежду на осуществление постоянной мечты римских первосвященников о восстановлении власти Рима над греческой церковью, он заключил с Григорием X на Лионском соборе (1274) соглашение, которое вновь подчинило восточную церковь папе. За это Михаил VIII добился обязательства, что у него не станут оспаривать Константинополь, что на Востоке у него руки будут совершенно свободными и что ему даже позволят сражаться там с латинянами. И действительно, с 1274 г . он начал наступление в Эпире против войск Анжуйской династии, вторгся в Фессалию, где осадил Неопатрас (1275), разбил венецианцев на Эвбее и начал удачные действия в Ахайе, где смерть Вильгельма Виллардуэна (1278) значительно ослабила франкское княжество.
К несчастью, непрекращавшаяся вражда византийцев с Римом пресекла эти успешные действия. Михаил VIII силой навязал византийскому духовенству союз с Римом; вместе с патриархом Иоанном Векком (1275) он хотел насильственным путем осуществить его. В результате он только вызвал раскол в православной церкви, а антагонизм между двумя мирами, который он надеялся уничтожить, стал еще более острым и грозным.
С другой стороны, Карл Анжуйский, чрезвычайно недовольный всем происходящим, не сложил оружия. Он преобразовал форму своего господства в Эпире (1278), вновь привлек на свою сторону папу (1281) и вместе с Римом и Венецией организовал с целью восстановления Латинской империи лигу, к которой из ненависти к Михаилу VIII примкнули сербы, болгары и даже греки из Фессалии и Эпира. Византийский император был со всех сторон окружен врагами. При Берате он разбил войска Карла Анжуйского; чтобы сокрушить анжуйцев, он вызвал «сицилийскую вечерню» (март 1282 г .). Таким образом Михаил VIII нанес поражение Западу; но, может быть, уделяя чрезмерное внимание латинянам, он недопустимо пренебрегал турецкой опасностью, которая росла в Малой Азии, и сербской опасностью, подымавшейся в Европе. Религиозное возбуждение, некогда допущенное в империи, было другой причиной ее слабости. Казалось, что правление Михаила VIII знаменовало для империи начало возрождения; за ним, однако, последовал быстрый и неизбежный упадок.

В первые годы царствования Андроника II (1282 - 1328) натиск врагов на Византию ослаб. В это относительно спокойное время василевс занялся церковными делами. Он торжественно провозгласил отказ от унии, патриаршую кафедру взамен низложенного Иоанна XI Векка снова занял Иосиф I. Но борьба церковных партий «иосифлян» - сторонников патриарха и «арсенитов» - тех, кто не мог забыть низложение Арсения и обвинял Иосифа в узурпации власти, продолжала лихорадить общество.
Андроник II находил гораздо больше прелести в занятиях литературой и музыкой, нежели в грохоте сражений, а высшие государственные посты при нем занимали люди сугубо гражданские - например, астроном и физик Никифор Хумн и философ Феодор Метохит. Делами армии заведовал воинственный сын и соправитель автократора Михаил IX Палеолог. Современники отмечали телесную красоту, величественность и несомненную одаренность Андроника П. Он покровительствовал наукам, открыл в Константинополе «Царскую школу» - подобие университета, при его дворе в чести были просвещенные люди.

В 1297 г. византийцы заняли Диррахий, и это стало их последним военным успехом при Андронике Старшем. Около 1300 г. он вмешался в конфликт между Венецией и Генуей на стороне последней. Генуэзцы потерпели поражение, и Палеологу пришлось уплатить значительную контрибуцию венецианцам. В начале XIV столетия у империи появился еще один грозный западный враг - король Франции Филипп IV Красивый. Французский монарх замыслил организовать новый крестовый поход против Византии, и, хотя дальше планов не пошло, послушный его воле папа Климент V в 1307 г. отлучил Андроника от церкви. Как и отец, Андроник II поддерживал мир с монголами. Его дочь Мария стала женой хана Тохты.
Слабая и плохо обеспеченная (опрометчиво полагая, что лучше будет сберечь казну, Андроник II уменьшил содержание морских и сухопутных вооруженных сил до минимума), византийская армия оказалась не в состоянии справиться с набегами турок и сербов. Император решил нанять крупный воинский контингент за рубежом, посчитав, что наемники обойдутся дешевле организации своих войск. По всей Европе тогда гремела слава о каталонской тяжелой пехоте, альмугаварах, чьи спаянные суровой дисциплиной отряды обладали высокими боевыми качествами. К ним и обратился император, пообещав за услуги высокую плату. В 1303 г. рать каталонцев во главе с кондотьером Рожером де Флор прибыла в Константинополь. Переправившись в Малую Азию, каталонцы в нескольких сражениях уничтожили огромные силы турок, и обескровленные полчища мусульман отхлынули на восток. Однако скупой платит дважды - вовсю громя «османов», Рожер де Флор стал буквально терроризировать императора требованиями денег и земель. Каталонцы же фактически организовали свое самостоятельное государство на малоазиатских землях империи, не проявляли ни малейшего намерения подчиняться ее властям и творили всяческие насилия над греками.
Сын и соправитель Андроника II Михаил IX решил исправить ситуацию. В апреле 1305 г. сын вождя аланов, служивший в ромейском войске, мстя за убийство отца, буквально на пороге императорской палатки зарезал предводителя каталонских наемников Рожера де Флор. Михаил если не сам был организатором покушения, то, по крайней мере, ничем не выразил своего неудовольствия, чего каталонцы ему не простили.
После убийства неистового вымогателя де Флора, по словам Григоры в деле грабежа превосходившего самых знаменитых разбойников, между каталонцами и ромеями вспыхнула война. Несмотря на то, что альмугаваров было немногим более трех тысяч, они разорили европейское побережье Пропонтиды и на этом не успокоились. Наняв в помощь турок, каталонцы перебрались во Фракию и в короткий срок опустошили ее так, что там не осталось не только земледельцев, но и плодовых деревьев. Посланный усмирять их буйство во Фракии, соправитель императора Михаил был разбит и сам при этом ранен.
Покинув пределы Византии около 1308 г., разбойники направились в Среднюю Грецию и обосновались на землях Афинского герцогства. Измученная этой глупой войной, Византия не смогла спасти Родос, захваченный в 1310 г. рыцарями-иоаннитами, и Брусу, отнятую турками.
Свою лепту в разграбление страны вносили и императорские чиновники. Сбор и без того высоких налогов был отягощен многочисленными злоупотреблениями, и царские практоры, увозя из ограбленных сел и городов деньги, оставляли там людей, ненавидевших Андроника И. Григора писал, что царь «нашел нужным увеличить ежегодные поборы со своих подданных, чтобы часть ежегодно употреблять на разные нужды, а другую потратить на врагов-соседей и на нее покупать мир с ними. В этом случае он поступал точно так, как если бы кто, желая подружиться с волками, перерезал бы себе во многих местах жилы и позволил волкам пить его кровь и насыщаться». При этом нехватка золота вынудила Андроника II снизить его содержание в номисме до половины еще в 1295 г.

К старости характер самодержца испортился и он стал подозрителен и жесток. Брата Константина император уморил в тюрьме, а в 1321 г. решил погубить и наследника престола, своего порочного внука Андроника Младшего. Василевс пригласил последнего на прием и в присутствии высших сановников государства обвинил его в тяжком грехе «неправославия». Уже готовы были цепи, чтобы заковать младшего Палеолога, но тут императору сообщили, что дворец окружен почуявшими неладное солдатами одного из друзей внука - Иоанна Кантакузина. Превосходный актер, Андроник II со слезами стал обнимать наследника, убеждая его «исправиться», и превратил сцену обвинения в сцену прощения. Но автократор не оставил надежды расправиться с родственником. Напрасно великий логофет Феодор Метохит убеждал его прекратить распрю. По вине строптивого деда конфликт между двумя Андрониками перерос в гражданскую войну, длившуюся семь лет. Эта война довела и без того истощенную страну до совершенно плачевного состояния, а в 1325 г. император вынужден был, изыскивая средства, продать западным купцам часть своих украшений.
В 1328 г., после окончательной победы Андроника Младшего, низложенный Андроник II был оставлен в столице с мизерным содержанием от казны. Год спустя экс-император ослеп, а еще через год Андроник III заставил деда принять схиму во избежание козней с его стороны.

Сын Михаила IX Андроник был некогда любимым внуком императора Андроника II. В юные годы младший Палеолог проявлял большую склонность к мотовству и разгульной жизни. В конце концов он оказался в долгах у генуэзских банкиров, а его скандальные любовные похождения гремели по всей столице. Распутство цесаревича привело к печальному результату. Однажды, узнав, что у его любовницы завелся некий таинственный поклонник, Андроник приказал слугам расправиться с ним. Темной ночью незнакомца подстрелили из арбалета у порога дома оспариваемой женщины. Убитым оказался Мануил Палеолог, наследник трона и старший брат Андроника. Эта трагическая история свела в могилу Михаила IX, и император Андроник II, потеряв разом и сына, и наследника, отвратился от виновника их смерти. Он приставил к внуку официального соглядатая - военачальника Сиргиана. Последний, некогда обиженный василевсом, начал подбивать своего воспитанника к восстанию.

Став автократором, Андроник III дал волю своим наклонностям. Человек это был, несмотря на известную образованность и ум, невоздержанный и буйный. Отличаясь воинственностью, он не раз лично водил в бой конницу, а на своих монетах приказал изобразить себя в доспехах. Андроник III тяготился придворным этикетом, был очень самонадеян и верил в расположение к себе Бога до такой степени, что, уповая на него, воздерживался от услуг телохранителей. До 15 000 иперпиронов ежегодно он издерживал на охоту (после смерти Андроника Иоанн VI отменил эти траты). Реальное управление страной император разделил между собой и Кантакузинами - Иоанном и его матерью Феодорой. Год спустя после захвата власти василевс отправился на Восток выручать Никею, осажденную турками османского эмира Урхана. 10 июня 1329 г. в Малой Азии в бою при Филокрене войско Андроника III было разбито. Правда, на обратном пути императору удалось утвердиться на острове Хиос.

Зимой 1330 г. Андроник III опасно заболел. Его мать Ксения и Сиргиан при слухах о возможной кончине василевса бежали, опасаясь Кантакузинов, в Фессалонику и заняли город. Однако император поправился, мятежники сложили оружие, а высвободившиеся войска были посланы воевать с Болгарией. На протяжении десяти последующих лет империя вела частые и кровопролитные войны во Фракии и Эгейском море, уже не пытаясь восстановить своего влияния в Малой Азии, где в марте 1331 г. пала безуспешно взывавшая к правительству о помощи Никея, а шесть лет спустя - Никомидия.
Византия быстро превращалась в державу Балканского полуострова. Андронику III удалось присоединить к империи о.Лесбос (1336), Эпир (1337), отстоять границы от разорительных набегов сербского властителя (деспота) Стефана Душана. В 1336 г. Палеолог распорядился срыть укрепления Галаты. Эти успехи, однако, были весьма непрочными. Владения империи в Европе постоянно тревожили соседи, в первую очередь сербы, а на другом берегу Пропонтиды грозная османская держава с каждым годом набирала силу, и, несмотря на разгром в 1337 г. крупной военной экспедиции турок, их набеги на Фракию стали систематическими. Могильщик Империи ромеев готовился шагнуть в Европу...

Андроник III умер 15 июня 1341 г., завещав трон сыну Иоанну V, а опеку - своей жене Анне Савойской и Иоанну Кантакузину. Иоанн VI Кантакузин (1341 - 1354) и его мать Феодора по знатности и богатству вполне могли соперничать с занимавшими трон Палеологами. Во время гражданской войны 1321 - 1328 гг. Кантакузины долгое время содержали на свои средства армию Андроника Младшего. Центром их владений была мощная фракийская крепость Дидимотика, в округе которой располагались многочисленные замки и поместья этой семьи.
В самом начале регентства при малолетнем Иоанне V Кантакузин поссорился с временщиком при дворе Анны Савойской, дукой флота Алексеем Апокавком, человеком незнатного происхождения, но благодаря немалым способностям достигшим высокого положения. Ссора привела к вспышке интриг при дворе, обстановка вокруг юного василевса и его матери сложилась крайне нервозная, и Кантакузин уже подумывал было отказаться от регентства, благо и так его влияние в Византии было значительным. Апокавк тем временем подготовил самый настоящий путч. В одну из ночей дома многих знатных сторонников Иоанна Кантакузина в столице были разграблены солдатами и хорошо организованными группами горожан, а сами они погибли или оказались в тюрьме. Иоанну удалось бежать в Дидимотику, и там 26 октября 1341 г. он был провозглашен императором собравшимися крупными землевладельцами, просившими его защиты от Апокавка. Современники и сам Кантакузин утверждали, что согласился он на это безо всякого желания, так как властолюбию был чужд и при своем и без того громадном могуществе не видел смысла брать на себя опасный груз правления ромейской державой.
Иоанн Кантакузин обладал многими достоинствами. Энергичного и неглупого, его можно несомненно признать самым незаурядным византийским государем XIV столетия, да и, наверное, всей Византии Палеологов. Остается лишь сожалеть, что в силу многих причин таланты этого монарха в конечном итоге не принесли Византии добра.

Апокавк, ставший главным лицом в правительстве Анны Савойской, организовал коронацию малолетнего Иоанна V (19 ноября 1341). Спустя некоторое время стычка двух придворных группировок превратилась в войну, по распространенному среди позднейших историков мнению имевшую отчетливо классовый характер. На стороне Палеолога оказались чиновники, городская знать, торгово-ремесленные круги, Кантакузина поддержали крупные землевладельцы. Сложилось противостояние, типичное для европейского средневековья. В стране, окруженной со всех сторон врагами, началась гражданская война - самая тяжелая и разорительная за всю ее историю.
К весне 1342 г. землевладельческая знать была изгнана из двух следующих крупнейших городов империи - Фессалоники и Адрианополя. Оформился выраженный антифеодальный (учитывая традиции империи, лучше назвать его антидинатским) союз городов, крестьянства с законной императорской властью, которую представляло правительство Анны Савойской. Со временем народные выступления зачастую стали проходить под лозунгом избиения всех богачей. В стране началась революционная анархия. В Фессалонике власть оказалась в руках общественного движения «зилотов» - «ревнителей», отстаивавшего интересы торгово-ремесленных кругов. Во главе города встали архонты Михаил Палеолог и родственник (сын или брат) Алексея Апокавка, Иоанн. Наиболее влиятельные зилоты принадлежали к интеллигенции и средним горожанам. Богатые граждане и монастыри подверглись с согласия народа секвестру в пользу неимущих и на нужды казны.

Первое время ошеломленные всеобщей ненавистью Кантакузин и его соратники пытались договориться о мире. Иоанн VI вел себя удивительно корректно, признал Анну и ее сына, и свои декреты всегда подписывал и их именами. Апокавк, напротив, занял непримиримую позицию, даже парламентеров и послов Кантакузина приказывал убивать или заковывать в цепи.
В 1342 г. после неудачной осады Фессалоники Иоанн VI потерпел несколько серьезных поражений и с остатками своей армии ушел в Сербию, под защиту деспота Стефана Душана. В окруженной врагами Дидимотике осталась править его супруга Ирина. Весной следующего года Кантакузин возобновил наступление на Фессалонику, но взять ее не смог и на этот раз. Его отношения с Душаном ухудшились, сербы перешли македонскую границу, а болгары, пользуясь моментом, осадили Дидимотику. Войска Иоанна VI, прижатые к побережью, готовились погибнуть в сражении, но неожиданно подоспела подмога - три сотни кораблей с наемниками Умура, правителя турецкого эмирата Айдин. В конце осени кантакузинисты и турки перешли в наступление и овладели многими фракийскими городами и замками, разорив их. К лету 1345 г. у правительства Анны Савойской остались лишь Константинополь, полуостров Галлиполи и Фессалоника, которая, правда, сильно тяготея к самостоятельности, больше воевала против Иоанна VI, нежели за Иоанна V. Частью опустошенной турками Фракии овладел Кантакузин, а северные и юго-восточные ее области оказались под властью сербов, болгар, турок и всякого сомнительного качества разбойников, имевших собственные войска и не признававших над собой никого. Анна, видя ужасные последствия войны, склонялась к миру с Кантакузином, но Апокавк, для которого признание Иоанна VI равносильно было самоубийству, отказывался. В союзе со своим единомышленником, патриархом Иоанном XIV Калекой, Алексей прибег к свирепому террору против оставшейся знати и кантакузинистов. Вопреки протестам Анны даже старая Феодора Кантакузина погибла в темнице.
11 июня 1345 г. Алексей Апокавк пожелал взглянуть на сидящих в тюрьме врагов. Заключенные, воспользовавшись халатностью стражи, набросились на него и убили цепями. В ответ горожане устроили третий, самый сильный погром знати и их домов в городе. Одновременно начались волнения в Фессалонике, Иоанн Апокавк, желавший сдать город Кантакузину, и сотня его единомышленников, представителей городского нобилитета, погибли. Ни о каком мире с кантакузинистами горожане не желали и слышать. Так как старый союзник Кантакузина Умур прочно увяз в военных кампаниях в Малой Азии (а в 1348 г. погиб там в бою с латинянами), Иоанн VI нашел себе новых соратников. И снова это оказались турки - на этот раз османы под водительством эмира Урхана. Стремясь заручиться его дальнейшей поддержкой, Иоанн VI отдал свою красавицу дочь Феодору в гарем эмира - «неверного и варвара». 21 мая 1346 г. доставленный из Иерусалима патриарх короновал Иоанна VI в Адрианополе, а собравшиеся там епископы объявили низложенным столичного патриарха Калеку «за лишения свободы многих архиереев». Однако Константинополь не собирался сдаваться, сзывая под знамена Палеолога окрестную бедноту.

В Константинополе свирепствовал голод, и 3 февраля 1347 г., подойдя к Золотым воротам города, Иоанн VI Кантакузин нашел их открытыми. Проявив достойную твердость, император удержал победившее войско от грабежа и объявил амнистию всем выступавшим против него. 13 мая во Влахернском храме состоялась официальная коронация. Иоанн VI обещал сложить диадему через определенный срок - десять лет.
Гражданская война истощила и казну, и средства самого Кантакузина (о его богатствах можно было судить по перечислению убытков: тысячи быков, волов, кобылиц, сотни мулов, верблюдов и многое другое). В императорском дворце столовое золото и серебро сменили олово и глина, в императорской короне вместо камней блестели разноцветные стекляшки. Обезлюдевшая Фракия лежала в руинах, на дорогах свирепствовали свои и иноземные разбойники, большинство островов Эгейского моря Византия потеряла. Фессалоника не подчинялась Кантакузину, не признала она и нового патриарха Исидора, а назначенного митрополитом фессалоникийским Григория Паламу жители, настроенные против исихастов, не впустили в город.
Если война двух Андроников серьезно пошатнула империю, то война двух Иоаннов окончательно подорвала ее силы, а в 1348 г. до Византии добралась «черная смерть» - крупнейшая эпидемия чумы, в 1347 - 1353 гг. унесшая в Европе жизни двадцати четырех миллионов человек; империя потеряла до трети своего населения.

Пользуясь тяжелым положением страны, Душан отнял у нее Фессалию. В 1351 г. Кантакузин позволил втянуть себя в войну между Венецией и Генуей и, как в свое время Андроник II, оказался в проигрыше и выплатил большую контрибуцию. Иоанн VI начал активную борьбу с силами децентрализации, укоренившимися среди господствующего класса империи нравами феодальной вольницы. Недовольные перешли от него в лагерь оппозиции, группируясь вокруг молодого Иоанна V Палеолога. В 1352 г. Палеолог восстал, претендуя на владения императорского сына Матфея - Адрианополь. Попытка овладеть городом ему не удалась, он бежал сначала в Дидимотику, а затем к итальянцам на о. Тенедос и, базируясь там, принялся захватывать острова Эгейского моря. Патриарх Каллист, поддержавший молодого императора, лишился кафедры. Кантакузин по-прежнему рассчитывал на помощь мусульман и начал селить турецких наемников вокруг столицы. На уплату жалованья им ушли все средства казны, церковная утварь и даже деньги, пожалованные московским князем Симеоном Гордым на ремонт св.Софии. Все громче звучали среди греков призывы к свержению узурпатора, говорившего по-турецки, выдавшего за турка дочь и продававшего туркам страну. Последний упрек был несправедлив, но небезоснователен. Османы, которых Иоанн Кантакузин, не будучи в действительности «туркофилом», привлекал в качестве военных партнеров, к тому времени вышли из-под его эфемерной власти и стали прибирать к рукам земли Византии. Еще в 1352 г. ими была захвачена крепость Цимпе на европейском берегу Дарданелл. Через два года землетрясение разрушило город Галлиполи. Жители и гарнизон бежали, а их опустевшие дома заняли турки, которых спешно перевез через пролив сын Урхана эмир Сулейман. Ужаснувшись тому, как его вчерашние заступники по-хозяйски утверждаются в Европе, император отправился в Никомидию к Урхану с выкупом за Галлиполи. Ни за десять, ни за сорок тысяч обесцененных ромейских иперпиронов эмир не согласился уйти обратно, а самого василевса не принял, сказавшись больным. Подавленный случившимся, Кантакузин вернулся в столицу. Джинн турецкой угрозы вырвался из бутылки, и загнать его обратно не представлялось для греков ни малейшей возможности, а Запад в своей политической близорукости не горел желанием им помочь... Вскоре Сулейман захватил Кипселы и окрестности Редесто.

Летом 1354 г. Иоанн VI решил справиться хотя бы с внутренними врагами. Однако попытка захватить Тенедос не удалась, и Кантакузин вернулся в столицу. В ноябре Иоанн V Палеолог на судах итальянца Франческо Гаттилузи подошел к стенам Константинополя. Их друзья ночью открыли ворота, солдаты Палеолога вошли в город и заняли арсенал. Каталонская дружина Иоанна VI оказалась отрезана от дворца, в столице в который раз началось избиение родственников и друзей старшего императора. Уставший от бесчисленных кровавых междоусобиц, Иоанн VI не захотел использовать имевшихся возможностей к сопротивлению, отрекся от трона и принял постриг.

Гражданской войной в Византии воспользовался турецкий султан Мурад I (1359—1389). Он завоевал Фракию (1361), которую Иоанн V Палеолог вынужден был за ним признать (1363); затем он захватил Филиппополь, а вскоре и Адрианополь, куда перенес свою столицу (1365). Константинополь, изолированный, окруженный, отрезанный от остальных областей, ожидал за своими стенами смертельного удара, казавшегося неизбежным. Тем временем османы завершили завоевание Балканского полуострова. У Марицы турки разбили южных сербов и болгар (1371); они основали свои колонии в Македонии и стали грозить Фессалонике (1374); они вторглись в Албанию (1386), разрушили Сербскую империю и после битвы на Косовом поле превратили Болгарию в турецкий пашалык (1393). Иоанн V Палеолог был вынужден признать себя вассалом султана, платить ему дань и поставлять ему контингенты войск для захвата Филадельфии (1391) — последнего оплота, которым еще владела Византия в Малой Азии.