ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫ


ИОАНН КОМНИН
(1118-1143)

На момент смерти Алексея I обстановка в семье Комнинов была напряженной. Против наследника престола был составлен заговор во главе которого стояла сестра Иоанна Анна и в котором была замешана его мать. Заговор не удался. Однако Иоанн так боялся за свою жизнь и судьбу, что даже не присутствовал на панихиде по отцу. Тем не менее новый император милостиво отнесся к заговорщикам, большая часть которых лишилась только имущества. Увы, обиженная на брата Анна Комнина не успокоилась и через год устроила еще один заговор в пользу своего мужа Никифора Вриения. Мятеж не удался по вине Никифора, который в назначенное время не явился во дворец и тем обрек своих сторонников на неудачу. Зятя мягкосердечный Иоанн оставил при дворе, а сестру отправил в монастырь.
Своими высокими нравственными качествами Иоанн Комнин заслужил всеобщее уважение и получил прозвание Калоиоанна (Калояна), т.е. Хорошего Иоанна. Интересно, что в высокой оценке нравственной личности Иоанна сходятся как греческие, так и латинские писатели. Он был, по словам Никиты Хониата, «венцом всех царей, которые восседали на римском престоле из рода Комнинов.» Суровый в оценке византийских деятелей Гиббон писал об этом «лучшем и величайшем из Комнинов,» что сам «философ Марк Аврелий не пренебрег бы его безыскусственными доблестями, проистекавшими от сердца, а не заимствованными из школ.» Новый император не терпел сквернословия, вообще грубости и, где мог, старался обходиться без обычных тогда пыток и казней.
Противник ненужной роскоши и излишней расточительности, Иоанн наложил соответствующий отпечаток на свой двор, который при нем жил экономной и строгой жизнью; былых развлечений, веселья и громадных трат при нем не было. Царствование этого милостивого, тихого и в высокой степени нравственного государя было, как мы увидим ниже, почти одной сплошной военной кампанией. Чего-нибудь нового в области внешней политики этот император не ввел; он являлся, главным образом, продолжателем политики отца, который наметил уже все важные вопросы, европейские и азиатские, наиболее интересовавшие империю. Иоанн задался целью пойти дальше по уготовленному отцом политическому пути; отец остановил нападавших на Византию врагов; сын задумал отнять у соседей захваченные от греков провинции и мечтал о восстановлении Византийской империи в ее прежнем блеске.
Как и Алексей I, Иоанн Комнин опирался на родственников и «клиентов». Большое влияние при его дворе приобрели за счет своих способностей окрещенный пленный мусульманин Иоанн Аксух, ставший великим доместиком, и логофет дрома Стефан Мелит, оба - люди незнатные. По инициативе последнего василевс произвел реформу флота. Установившаяся практика комплектования экипажей кораблей по принципу фемного набора прекратилась, флот стал полностью наемным.

В 1122 г. Дунай перешли печенежские орды. Император выступил им навстречу, и на одной из равнин Фракии противники начали жестокий бой. Легкие кони кочевников уносили их от длинных пик катафрактов, печенеги окружили свой лагерь телегами и молниеносно скрывались за их линию, лишь только Иоанн II во главе ромейской тяжелой кавалерии направлял на них удар. Рыцари долго теряли силы без видимого результата, пока, наконец, варяжская пехота не разбила повозки секирами. Лагерь кочевников был захвачен, большая часть их погибла, а остатки, вместе с женщинами и детьми, попали в плен. С печенежской опасностью было покончено навсегда.

В свое время опасность со стороны норманнов заставила Алексея сблизиться с Венецией, обязавшейся помогать Византии флотом, и даровать за это республике св. Марка исключительные по выгоде торговые привилегии. Нахлынувшие в империю, особенно в Константинополь, венецианцы богатели и вскоре составили в столице венецианскую колонию, столь многочисленную и столь разбогатевшую, что она стала иметь преобладающее значение. Мало-помалу, венецианцы, забыв, что они были не у себя на родине и не в покоренной стране, стали вести себя настолько вызывающе и гордо по отношению не только к низшим классам населения империи, но и к высокопоставленным и знатным византийцам, что вызвали сильное неудовольствие в стране.
Пока жив был Алексей, отношения между византийцами и венецианцами еще не принимали особенно острых форм. Но с его смертью обстоятельства изменились. Иоанн II, зная, что в нормандской Апулии происходили смуты, и рассчитывая поэтому на то, что нормандская опасность для Византии миновала, решил уничтожить торговый договор отца с Венецией. Рассерженные венецианцы отправили тогда свой флот, который стал нападать на византийские острова Адриатического и Эгейского морей. Видя невозможность оказать надлежащее сопротивление венецианским кораблям, Иоанн вынужден был еще в первые годы своего правления вступить с Венецией в переговоры, которые и привели к полному восстановлению торгового договора 1082 года. Другие итальянские приморские города, Пиза и Генуя, также пользовались при Иоанне некоторыми торговыми привилегиями, ничего общего, конечно, по размерам не имевшими с привилегиями Венеции.

Стремление Венгрии к Адриатическому побережью вызвало, как известно, недовольство Алексея Комнина и обострило его отношения с мадьярами. Брак Иоанна с мадьярской принцессой, казалось, должен был улучшить отношения. Увы, этого не случилось. Помимо опасного для Византии утверждения мадьяр на Далматинском побережье, империя была недовольна и сближением Венгрии с сербами. Последние, вынужденные вместе с болгарами подчиниться Византии в начале XI века, при Василии II Болгаробойце, уже в середине этого столетия начали поднимать восстания. Конец XI и начало XII века является для Сербии временем их первого освобождения из-под византийского владычества. При Иоанне замечается особенное сближение Венгрии с Сербией, которой первая склонна была помочь в деле ее освобождения. Сербская княжна была выдана замуж за мадьярского Арпадовича. На северо-западе, таким образом, к концу правления Иоанна образовалась новая тревожная для Византии сила в виде сблизившихся Венгрии и Сербии.
Военные экспедиции Иоанна против них были весьма успешны, но не принесли желанного результата. Анонимный панегирист Иоанна, однако, восхваляет его военные успехи на Балканах в следующих напыщенных словах:

«Сколь славны ваши военные походы против европейских народов. Он [Иоанн] разбил далматинцев, внушил ужас скифам и норманнам, всем народам, живущим, в палатках и неорганизованным. Он окрасил Дунай, также как и многие быстро текущие реки, кровью.»

В 1130 г. королем Сицилии стал Роже II, младший брат Роберта Гвискара. Рожер II соединил в своих руках Сицилию и Южную Италию, и в первый день Рождества 1130 года в торжественной обстановке был венчан в Палермо королевской короной. (Читайте статью «Сицилийское королевство») Благодаря такому соединению земель Рожер II сразу сделался одним из самых могущественных государей Европы. Для Византии это было страшным ударом. Император теоретически еще сохранял притязания на южно-итальянские земли и занятие их норманнами считал лишь временным. Возвращение Италии являлось для императоров XII века излюбленной мечтой. Принятие Рожером королевского титула казалось оскорблением императорскому достоинству; признание же этого титула знаменовано бы отречение византийского басилевса от всяких прав на итальянские провинции.
Но внезапное усиление Рожера было нежелательно не только для Византии, но и для германского государя, имевшего в качестве императора Римского важные интересы в Италии. Ввиду общей опасности между Иоанном II и германским государем Лотарем Саксонским, а после смерти последнего Конрадом III Швабским (Гогенштауфеном), произошло соглашение, вылившееся несколько позднее в форму настоящего союза двух империй, имевшего главной целью сломить нормандское могущество в Италии. (Читайте статью «Гогенштауфены») Но этот союз двух империй показал себя главным образом уже при преемнике Иоанна, Мануиле I. Если Иоанну не удалось нанести удара могуществу Рожера, то он, по крайней мере, успел воспрепятствовать ему напасть на Византию. А что такой план был у сицилийского короля, это доказали несколько позднее войны Рожера с Мануилом. Как видно, наиболее важными моментами внешней политики Иоанна на Западе являются его отношение к образованию Сицилийского королевства и создание союза двух империй.

Начиная с тридцатых годов Иоанн II основную тяжесть внешней политики Византии перенес в Малую Азию. Используя тактику своего отца, он постепенно отодвигал границу с сельджуками к востоку и югу. Император отобрал у турок важные в стратегическом отношении крепости Кастамон и Гангры (1133), разбил ополчение иконийского султана (1135) и захватил ряд городов Киликийской Армении.

Киликийская Армения, или Малая Армения, была основана в конце XI века беженцами из собственно Армении, которые покинули свою страну перед продвижением турок. Среди прочих знатных фамилий фамилия Рупенов (Рубенов) начинает играть главную роль в управлении новой страной. Малая Армения, расширившая свои пределы между прочим за счет Византии, вступила в союзные отношения с латинскими князьями на Востоке, выказав этим свое враждебное отношение к империи. Иоанн Комнин тогда выступил в поход, желая наказать восставшую Малую Армению и вместе с тем решить вопрос об Антиохийском княжестве, которое, как известно, еще в эпоху первого похода не принесло императору вассальной присяги и позднее не подчинилось ему, вопреки договору Алексея Комнина с Боэмундом.
Поход Иоанна увенчался полным успехом. Киликия была покорена, и армянский князь со своими сыновьями отправлен в Константинополь. Увеличенная присоединением Малой Армении византийская территория достигла границ Антиохийского княжества. В борьбе с последним Иоанн также достиг полного успеха. Осажденная Антиохия должна была просить у него мира, который и был дарован Иоанном на условии признания антиохийским князем сюзеренитета империи. Князь получил из рук императора инвеституру на уступаемые земли, а в знак взятия Антиохии Иоанном на антиохийской цитадели был поднят императорский штандарт. Через год император, вернувшись в Антиохию, совершил в качестве сюзерена торжественный въезд в город, окруженный сыновьями, придворными и многочисленными воинами. Триумфальное шествие двигалось по разукрашенным улицам. Рядом с императором, в качестве как бы его оруженосца, ехал антиохийский князь. Встреченный у городских ворот патриархом во главе с его клиром, Иоанн, среди громадной толпы, при пении гимнов и псалмов, при звуках музыки, проехал сначала в собор, а затем во дворец.

В 1137 г. в союзе ромеи в союзе князем Антиохии Раймундом и королем Иерусалима Фульком осаждали Алеппо. Двумя годами позже Иоанн II, на этот раз без «франков», попытался овладеть Неокесарией, но вынужден был отступить из-за предательства своего брата, севастократора Исаака. Этот человек еще при жизни Алексея I затевал мятеж, бежал из империи на Восток, долгое время жил в Иконии и лишь незадолго до описываемых событий вернулся в Константинополь. Командуя частью армии, Исаак вторично бежал к сельджукам и выдал им план кампании. Свою роль в поражении ромеев под Неокесарией сыграла и безрассудная отвага наследника престола Мануила, который затеял без ведома отца крупное сражение, обескровившее войска (за что и был выпорот разгневанным Иоанном II).
Судя по всему, Иоанн мечтал о восстановлении византийского владычества в долине Евфрата и, кажется, хотел вмешаться в дела Иерусалимского королевства; может быть, в представлении Иоанна подобное вмешательство основывалось на возможности признания иерусалимским королем императорского сюзеренитета, как это было в Антиохии. Однако этим планам не суждено было сбыться…
В апреле 1143 г., охотясь на вепрей в окрестностях только что отбитого у турок Аназарва, Иоанн II случайно ранил себя в кисть руки отравленной стрелой. Лечение оказалось неудачным, рука воспалилась и сильно распухла. Не доверяя больше врачам, василевс отверг предложение ампутации. 7 апреля он собрал у себя в своей палатке военачальников и произнес перед ними речь. Умирающий монарх сетовал на то, что мало успел свершить на благо государства. Так как старшие его сыновья (соправитель Алексей и Андроник) умерли, а следующий по старшинству Исаак не обладал нужными качествами, власть Иоанн передал младшему сыну Мануилу.
Время Иоанна II - эпоха наивысшего могущества Византии Комнинов. С его смертью латинские владетели на Востоке избавились от грозившей им опасности. Посвятив все свое царствование войне против врагов империи, Иоанн передал в руки наследника государство еще более сильным и обширным, чем то, которое он сам получил от своего энергичного и талантливого отца.