Авторский сайт писателя Сергея Шведова


СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПА




ЧЕХИЯ


В VI веке на равнинах Среднего Дуная появились авары, образовавшие гигантскую империю, всерьез угрожавшую существованию Византии. Однако осада Константинополя в 626 г. обернулась для каганата тяжелейшим поражением, после которого начался его распад. Восстание моравских славян под руководством франка Само против авар, бывшее в 620–630-е гг., было отнюдь не «рождением славянской государственности», как это иногда утверждают, но напротив, первым проявлением тенденции сепаратизма, распада имперского образования Средней Европы на локальные государства. Распад Аварского каганата ослабил вендо-славян настолько, что они стали жертвой нарастающей экспансии со стороны кельто-«германского» Запада, теряя одну территорию за другой. (Читайте статью «Аварский каганат» )

В первой половине 9 века сложилось новое государственное образование западных славян с центром в Моравии. В это время славянам приходилось отстаивать свою независимость в борьбе с Восточно-франкским государством. Моравский князь Майомир (818-846) объединил под своей властью большую территорию от Влтавы на северо-западе до Дравы на юге. Он подчинил Нитранское княжество и изгнал правившего там князя Прибину. Лишенная власти славянская знать подняла восстание против Майомира. Этим воспользовался король Людовик, который в 846 году вторгся в Моравию сверг Майомира и помог занять моравский престол его племяннику Ростиславу (846-870).(Читайте статью «Каролинги» )

Ростислав не только расширил территорию Великоморавского княжества, но и избавился от франкской опеки. В поисках союзников он обратился к Византии, с которой хотел установить церковно-политический союз. Он обратился к византийскому императору Михаилу III с просьбой прислать ему славянских учителей. Император отправил в Моравию знаменитых славянских просветителей, братьев Константина и Мефодия. Они поселились в столице Ростислава, Велеграде, начали вводить здесь славянское богослужение, сооружать храмы и продолжали перевод Священного Писания. Проповедь их была доходчива; они крестили много народа и по справедливости называются «славянскими апостолами». Но против них поднялось латинское духовенство и обвинило их перед папой Николаем I в том, будто они распространяют еретическое учение. В то время уже началась распря Николая I с Константинопольским патриархом Фотием; вместе с тем началось и разделение Церкви на Западную и Восточную. Призванные к ответу в Рим, братья явились к преемнику Николая (Адриану II); благодаря их успешному оправданию и настояниям моравских князей, папа разрешил славянское богослужение и возвел Мефодия в сан Моравского епископа. Константин постригся в монахи под именем Кирилла и скончался в Риме (869). Мефодий один продолжал свои апостольские труды и распространение славянского богослужения. Между прочим, он крестил чешского князя Буривоя и его супругу святую Людмилу. Но латинское духовенство не переставало противодействовать ему. Когда же Мефодий скончался (885), против славянского богослужения в Моравии и Чехии началось гонение. Окончательной победе латинства способствовали наступившие здесь политические смуты и бедствия.

Великий князь моравский Ростислав, мужественно оборонявшийся от франков, пал жертвой измены: он был схвачен своим племянником, удельным князем Святополком и выдан злейшему своему врагу, Людовику Немецкому (870), и умер в плену. Святополк занял престол дяди, при этом должен был признать свою зависимость от фракского короля и принять его гарнизоны в моравские города. Но уже вскоре своими подвигами благочестия Святополк постарался загладить совершенное преступление. Он восстал против иноземного владычества и, заключив оборонительный союз с Буривоем Чешским, отбил все попытки франков снова подчинить себе Моравию. Он основал сильное славянское государство. Многие соседние славянские князья (чешские, полабские, силезские, сербские и хорватские) признали себя его подручниками.

Великоморавское государство достигло во второй половине 9 века пика внешнеполитического могущества и занимало господствующее положение в Центральной Европе. Однако сепаратистские устремления знати ослабляли государство, и после смерти Святополка начались распри между его сыновьями. Великоморавское государство распалось на уделы.
В то же время умер Буривой Чешский, верный союзник Святополка, а сыновья Буривоя разорвали союз с Моравией и перешли на сторону франкского короля. Венгры воспользовались разделением славян. Старший сын Святополка (Моймир) погиб с большей частью войска в грандиозной битве под Пресбургом (907); после чего венгры страшно разорили страну и на месте Великоморавской державы основали свое Мадьярское королевство. Венгры отрезали чехов и моравов от постоянного общения с Византией, после того как сами приняли христианство по римскому обряду.

До распада Великоморавского княжества Чехия входила в его состав. В последствии здесь возникло два самостоятельных княжества – одно с центром в Праге во главе с князем из рода Пжемысловичей, другое с центром в Либице возглавляемое эличанскими князьями Славниками. Борьба за верховенство между этими княжескими династиями продолжалась в течение всего десятого века и закончилось победой Пжемысловичей.
Вот что говорит народное предание о происхождении этой династии. Некогда над чехами княжил Крок, человек мудрый и справедливый. Он оставил после себя трех дочерей. Младшая из них, Любуша, отличавшаяся умом и приветливостью, была выбрана народом в преемницы Кроку. Однажды два брата из знатного рода заспорили о том, как разделить наследство, и пришли на суд к Любуше; суд происходил на сейме, в присутствии народных старшин. Сейм решил, что братья, по старым славянским обычаям, должны жить вместе и не делить между собой наследство; Любуша подтвердила это решение. Но старший брат остался им недоволен и начал упрекать чехов в том, что над ними царствует женщина. Тогда Любуша стала отказываться от правления и советовала чехам избрать себе князя. Народ отвечал, что он признает своим князем того, кого она изберет себе в мужья. Любуша выбрала землепашца Пжемысла; послы нашли его за сохой, посадили на коня и привезли в Вышеград, столицу Чехии (теперь Прага). Пжемысл оказался князем умным и мужественным, и род его со славой царствовал в Чехии. Рассказывают также, что лапти, в которых был Пжемысл, когда приехали к нему послы Любуши, долго потом сохранялись в Вышеграде, и когда кто-либо из потомков его всходил на престол, то ему показывали эти лапти, чтобы он не забывал о своем происхождении.

В Чехии княжеская власть значительно усилилась при Вацлаве I (921-935). Вацлав покровительствовал христианской церкви, пожаловав ей большие земельные наделы. Духовенство требовало со всего населения уплаты десятины, что вызывало недовольство народа и привело к восстанию, которым воспользовался брат короля. Болеслав, подобно Святополку Моравскому, преступлением достиг великокняжеского престола. Он был удельным князем, организовал заговор против своего старшего брата Венцеслава, или Вацлава, отличавшегося большой набожностью, и собственноручно убил его у самых дверей храма (935). Впоследствии он раскаялся в братоубийстве и перенес тело брата в Пражский собор Святого Вита, построенный Вацлавом. Вацлав (905-936) получил прозвище Святого, причтен к мученикам и почитается народом патроном Чешской земли.
Внук Буривоя Болеслав, по прозвищу Суровый, долго и мужественно противостоял немцам, отстаивая самобытность Чехии. Но Германия, под управлением Оттона Великого, достигла невиданного могущества, и Болеслав наконец вынужден был признать себя вассалом германского императора. (Читайте статью «Людольфинги» )
В конце десятого века при князе Болеславе II (967-999) объединительная политика Пжемысловичей завершилась полной победой. Он присоединил Либицеце, истребив весь княжеский род Славников. Чехия стала самостоятельным государством, зависимость ее от Германской империи была номинальной.

В Чехии, как почти во всех славянских странах, королевская власть долго считалась одним из видов частной собственности, и передача ее регулировалась теми же закона ми, как передача всякой иной собственности. В силу этого взгляда все сыновья короля имеют одинаковые права на наследство и должны делить его между собой, но они не владеют исключительным правом на наследство. Естественный представитель семьи, управляющий ее общей вотчиной, - необязательно старший сын последнего государя, а старейший представитель рода. На практике эта система оказывалась чрезвычайно сложной; она как бы с умыслом была рассчитана на то, чтобы вызывать соперничества и не допускать установления твердой власти; действительно, славяне прочно организовались лишь тогда, когда отрешились от этой традиции, несовместимой с условиями существования устойчивого государства.
Братислав I (умер в 1055 г.) перед смертью сделал попытку предупредить соискательства, установив принципы престолонаследия. Следуя примеру соседних государств, он учредил сеньорат и постановил, чтобы верховная власть переходила всегда к старейшему представителю фамилии Пржемысловичей. Впрочем, он нисколько не думал умалить этим права нации; королевская власть и после него оставалась наследственно избирательной, какой она была до него.
Однако недостаточно было определить систему старшинства, чтобы устранить ее опасности; почти каждая смена правителя вызывала чрезвычайно опасные осложнения. По мере того, как королевская фамилия суживалась, - особенно с на чала XII в. - государи, из политических ли видов, или из честолюбия, стремились заменить сеньорат наследственностью; но их усилия разбивались о притязания их родственников, глухое сопротивление народа и эгоизм знати, которая, пользуясь раздорами в среде королевского дома, присваивала себе нечто вроде избирательного права и расширяла свои привилегии. В конце концов междоусобия сделались хроническими; каждый раз, когда освобождался престол, несколько кандидатов принимались оружием оспаривать друг у друга власть и безрассудными уступками в пользу аристократии лишать королевскую власть ее прерогатив, а вскоре, не довольствуясь этим, начали призывать на помощь чужеземцев.

Несмотря на прилагаемые усилия германским императорам не удалось полностью подчинить Чешское государство. Со времени Братислава II (1061-1092) документы более не упоминают о ежегодной дани, которую чехи до тех пор платили империи. А уже в 1086 году император Генрих Четвертый пожаловал чешскому князю Вратиславу II (1140-1173) королевский титул пожизненно. А в средине 12 века он стал наследственным. В дальнейшем чешский король был одним из семи курфюстов, избирающих императора.
Вследствие близкого соседства и постоянных сношений с немцами Чехия подверглась сильному влиянию немецких обычаев. Это влияние более всего отразилось на жизни высшего сословия. Дворянство завело у себя рыцарские турниры, гербы; одевалось и строило свои замки по немецким образцам и старалось научиться немецкому языку; богатые землевладельцы, присвоили себе право суда и расправы над своими сельчанами и другие привилегии, заимствованные у немецких феодалов. В чешских городах поселились многие немецкие купцы и ремесленники, которые покупали у королей право судить по своим немецким законам. По их примеру и чешские граждане стали добиваться привилегии самим выбирать своих судей и чиновников, и в крупных чешских городах утвердилось немецкое городское устройство, известное под названием Магдебургского права.

Власть короля в XII в. была очень обширна; потом она все более суживается. Пользуясь слабостью надзора, королевские чиновники злоупотребляют своими правами, налагают на население более обременительные барщины и налоги, торгуют правосудием. Многие мелкие свободные собственники ищут покровительства против их произвола, отказываются от своей независимости, чтобы избавиться от притеснений, которым они подвергались, будучи предоставлены самим себе. Они группируются либо вокруг самих же чиновников, которые в награду за их подчинение снимают с них часть общих тягостей, либо вокруг дворян, которые благодаря гражданским войнам усилили свое влияние и захватили или получили в дар обширные поместья. На месте патриархального общества предшествующей эпохи, когда дворянство не составляло замкнутой касты, обособленной от народа, и когда никто не пользовался властью иначе, как по полномочию короля, образуется аристократическое общество, где дворяне в качестве крупных собственников становятся между подданными и государем, производят суд на своих землях, содержат войска и ведут их в битвы под своим знаменем. Они приобретают теперь преобладающее влияние на государственные дела: если на сейм по-прежнему являются все свободные собственники, то в действительности решения зависят лишь от горстки баронов, и без их согласия король не может ни созвать армии, ни взимать налога, ни изменить закона. Правда, олигархия еще далеко не одержала полной победы; несмотря на свою неразумную щедрость, государи все еще владеют неизмеримыми землями, и их доходы, которыми они пользуются бесконтрольно, позволяют им легко обходиться без субсидий сейма. Тем не менее, они имеют теперь дело с опасными противниками, они потеряли то выгодное положение защитников народа и представителей государства, которое занимали раньше.
В то же время и церковь - по мере того, как она одерживала верх над сопротивлением язычников и получала более строгую организацию - также приобретала богатства и привилегии. Епископы, капитулы и монастыри очень скоро освободили своих подданных от общественных повинностей и власти королевских чиновников. С того времени масса населения, изъятая из-под власти короны, находится в зависимом положении, которое кое-где стремится приблизиться к крепостному праву.

Смерть Генриха VI, являющаяся чрезвычайно важным моментом в истории Германии и даже Европы, дала возможность Владиславу III и Пржемыслу Оттокару I (1192-1230) восстановить национальное единство. Пражский и оломоуцкий епископы получают инвеституру от местного государя и перестают быть прямыми вассалами империи; Моравия снова становится леном Богемии, так в средние века именуют Чехию. Во время смут, волновавших Германию после смерти Генриха VI, Пржемысл Оттокар I, бывший то врагом, то союзником папы, получил сначала от Филиппа Швабского, затем от Отгона Брауншвейгского королевскую корону, которая с тех пор уже навсегда осталась за Богемией (1203). Иннокентий III и позднее Фридрих II утвердили этот титул и признали полную независимость Чешского королевства. Богемский король, носивший звание великого мундшенка империи, был обязан только доставлять императору 300 вооруженных человек или уплачивать 300 марок серебра, когда он ехал короноваться в Рим; на сейм он должен был являться только тогда, когда сейм созывался в Нюренберге или Бамберге (1212). Фридрих обязался не вмешиваться в избрание богемских королей; но еще более, чем договорами, возможность захватов со стороны императорской власти была предотвращена на будущее время установлением принципа первородства, который мало-помалу был усвоен обществом и, хотя никогда не был узаконен официально, приобрел силу закона и заменил сеньорат.

Время Вацлава III ознаменовано нашествием монгольского завоевателя Батыя на Восточную Европу. Опустошив Россию и Польшу, монголы вторглись в Моравию, подвластную чешскому королю, и осадили хорошо укрепленный город Оломоуц. Но тут они впервые потерпели поражение, которое нанес им чешский воевода Ярослав Штернберк (1241).
Сын Вацлава III Оттокар II (1253—1278), подобно отцу, был приверженцем немецких обычаев и также способствовал утверждению германского влияния в своем государстве; нуждаясь в деньгах, он продавал немецким переселенцам земельные участки в королевских имениях. На северных и западных окраинах Чехии находились еще обширные незаселенные пространства, покрытые густыми лесами, которые облегчали оборону от неприятельского нашествия. В этих-то местах преимущественно и покупали землю немецкие колонисты, вырубали леса и заводили здесь свои поселения.
Оттокар II был государем предприимчивым и воинственным. Когда в герцогстве Австрийском и маркграфстве Штирийском прекратился дом Бабенбергов, земские чины признали своим государем Оттокара; но Штирию он утвердил за собой только после упорных войн с другим претендентом на нее, венгерским королем. Венгерский король Бела IV призвал к себе на помощь соседей (между прочим, татар и русского князя Даниила Романовича Галицкого) и выступил с 140 000 воинов против Оттокара. Оттокар получил помощь от союзных с ним немецких князей и вывел стотысячное войско; в том числе и 7 000 конных чехов, с головы до ног закованных в железные доспехи. Во время битвы на берегах Моравы эта отборная конница решила победу в пользу Оттокара (1260). С тех пор татары прозвали его «железным королем». Впоследствии венгры отомстили Оттокару, объединясь против него с Рудольфом Габсбургом. В то же время пресеклись герцогские традиции еще в двух славянских областях, Каринтии и Крайне. Оттокар присоединил их к своим владениям. Чешское королевство достигло обширнейших размеров: оно простиралось от Исполинских гор до берегов Адриатического моря. Но это были временные успехи, которым во многом способствовали неустройства, наступившие в Германской империи после падения Гогенштауфенов.(Читайте статью «Гогенштауфены» )

Рудольф Габсбург, став императором, потребовал от чешского короля ленной присяги. Тот отказался. Хитрый Рудольф сумел настроить против Оттокара его соседей и даже склонил к измене некоторых чешских вассалов. Сражение произошло на берегах Моравы 26 августа 1278 г. Тяжелая чешская конница уже прорвала центр армии Рудольфа; атака резерва решила бы победу: Милота Дедицкий, командовавший резервом, повернул и обратился в бегство. В отчаянии Оттокар ринулся на ряды немцев и во время сечи, где он сражался «с мужеством гиганта и как неукротимый лев», был предательски убит австрийским рыцарем Бертольдом из Эмерберга.
Теперь Рудольф Габсбургский мог беспрепятственно осуществить свои планы. Чешское королевство было раздроблено; Альбрехт Австрийский, сын Рудольфа, получил Австрию, Штирию и Крайну (1283). Каринтия досталась графу Тирольскому Мейнгарту. Что касается Богемии, то она после нескольких лет регентства, омраченных внутренними раздорами, при Вацлаве IV на короткое время снова достигла могущества; но вскоре династия Пржемысловичей прекратилась (1306), и тогда начался долгий период гражданских войн и революций.

Начиная с XIV в. в Чехии почти беспрерывно царствовали иностранные династии; тем не менее народ сохранял какую-то инстинктивную привязанность к тем государям, под руководством которых сложилась чешская национальность.






Назад Вперед