Авторский сайт писателя Сергея Шведова


СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПА




БОРЬБА ИМПЕРАТОРОВ С ПАПАМИ


Отгон III умер молодым, не оставив потомства. Со смертью его преемника Генриха II (1002—1024), прозванного за свою набожность Святым, пресеклась династия Людольфингов . На престол вступила династия франконских императоров, которая царствовала ровно сто лет. Для избрания короля немецкие князья и епископы, окруженные многочисленной вооруженной свитой, съехались в красивой рейнской долине между Майнцем и Вормсом, в замок Франков. После многих совещаний и переговоров внимание остановилось на двух франкских князьях: графе Конраде Франконском и герцоге Конраде Франконском; они были между собой родственники. Когда наступила очередь подачи голосов, граф Конрад, старший по возрасту, отвел в сторону молодого герцога, предложил ему положиться на мнение большинства к обещал тотчас ему присягнуть, если на того падет выбор. Герцог, со своей стороны, дал такое же обещание. Первым подавал голос старший из духовных князей, архиепископ Майнцский; он громко назвал графа Конрада, а остальные последовали его примеру.

Однако личные владения императоров уже не были столь велики, как в Оттоновскую эпоху, ибо с восшествием на германский трон Конрада II к власти пришел новый, гораздо менее влиятельный род герцогов Франконии. Теперь почти все зависело отличных качеств правителя.
Конрад II (1024—1039) и сын его Генрих III (1039—1059) оставили след своим твердым правлением и умением держать в руках сильных вассалов. При них границы Германской империи достигли самых обширных своих пределов: на западе присоединено было королевство Бургундское, на востоке Богемия, Польша и Венгрия признали над собой зависимость от императора. К этому времени относится распространение в Германии так называемого Божьего мира, по которому с четверга вечером и до понедельника утром запрещалась всякая междоусобная война и всякое самоуправство; это учреждение, введенное усилиями духовенства, было благодетельно для народа при беспрерывных смутах и междоусобиях того времени (хотя часто и нарушалось).

Царствование следующего императора Генриха IV (1056— 1106) ознаменовалось большими смутами внутри империи и борьбой императора с папой. Генрих IV остался малолетним после смерти отца, Генриха III. Государством стала управлять его мать — императрица Агнесса; но честолюбивый архиепископ Кёльнский Ганон задумал отнять у нее опеку. Он составил сильную партию князей и с большой свитой приехал в рейнский замок, где жила императрица с сыном. Тут сообщники Ганона, якобы желая показать одиннадцатилетнему королю новый корабль, заманили на него и увезли в Кельн. Мальчик дорогой кричал, бросился в воду и едва не утонул, не желая расставаться с матерью, его успели спасти. Ганон достиг своей цели, он сделался правителем государства и мог безнаказанно распоряжаться сокровищами; Агнесса с политической арены была совсем устранена. Генрих имел от природы хорошие способности, но получил дурное воспитание. В Кёльне он должен был вести скучную монастырскую жизнь и терпеть грубое обхождение; от этого он и сам сделался вспыльчивым и жестокосердым. Потом воспитание его поручили епископу Бременскому Адальберту, человеку, любившему пышность и удовольствия. С ним Генрих привык к пирам, праздной и веселой жизни и возымел превратные понятия о сути своей королевской власти.
По достижении совершеннолетия Генрих IV поселился в Саксонии, построил здесь крепкие замки и обложил саксов тяжкими поборами для содержания своего двора (область, в которой располагался королевский двор, по обычаю, должна была поставлять для него съестные припасы и людей для разных работ). Саксонские графы и рыцари были оскорблены самовластием и надменным обхождением молодого короля; они взялись за оружие и выгнали его из своей земли. Генрих призвал на помощь собственных, франконских, и других вассалов, победил саксонцев и начал жестоко мстить им за восстание. Тогда саксонцы обратились к папе и просили его рассудить их дело с Генрихом.

Это событие послужило поводом к открытой борьбе между властью императорской и папской. Так как христианство распространилось в Западной Европе преимущественно из Рима, то, естественно, римский папа сделался главой всего западного духовенства. Особенно его духовная власть усилилась с тех пор, как Западная, Латинская, церковь отделилась от Восточной, Греческой. Имея духовную власть, папы стремились захватить и светскую. Обстоятельства этому благоприятствовали. Пипин Короткий подарил им в Италии целую область, отнятую у лангобардов. Карл Великий принял императорскую корону из рук римского первосвященника; преемники его следовали тому же примеру; а во время своих споров нередко обращались за решением спорных вопросов к папе. Таким образом, папы стали не только венчать короной, но и судить в распрях светских государей. Возвышению их власти немало способствовал ряд умных, энергичных личностей, занимавших папский трон, как-то: Лев I, три первых Григория и Николай I (противник Константинопольского патриарха Фотия). Для подкрепления папских притязаний появился в IX веке сборник соборных и других церковных постановлений, или декретов (по большей части подложных), он приписывался св. Исидору, испанскому епископу VII века. Эти так называемые Лжеисидоровы декреталии, между прочим, утверждали, будто римским первосвященникам уже с первых веков христианства предоставлено было исключительное право суда над всеми епископами. Николай I искусно воспользовался слабостью последних Каролингов и впервые начал свои притязания подкреплять ссылками на эти декреталии. Но когда императорская корона вместе с Верхней Италией перешла в руки германских королей, то папы при первых двух государях Франконской династии пришли в зависимость от германских императоров; последние старались подчинить себе Рим и возводить на папский престол своих приверженцев. Вообще X век и первая половина XI были очень смутным временем в истории папства: престол папский часто занимали люди недостойные, достигшие власти посредством интриги и подкупа.(Читайте статью «Римские папы» ) Упадок нравственности в Риме отражался и на всем католическом духовенстве. Епископы и аббаты в образе своей жизни не отличались от светских феодалов, принимали участие в войнах и даже сами заводили кровавые междоусобия; священники часто были до того невежественны, что едва умели читать и еще менее понимать Священное Писание.
Но во второй половине XI века в Западной церкви обнаружилось стремление к реформам, чтобы противодействовать такому упадку духовного сословия и освободить его от подчинения светской власти, светским интересам. Движение за реформирование церковной, прежде всего монашеской, жизни началось в X в. Его отличительной чертой было стремление возродить дух св. Бенедикта, что подразумевало очищение церкви от тенденций обмирщения. Из Лотарингии и Бургундии, в первую очередь из крупного бенедиктинского монастыря Клюни, движение за реформу церкви распространилось по всей Франции и достигло Англии. К середине XI в. оно начало прокладывать себе путь в Германии и Италии, но поначалу почти никак не повлияло на папство.
Реформирование самого папства началось с тех мероприятий, которые единственно и могли способствовать успеху в упрочении авторитета Римского престола: прежде всего выборы пап были выведены из-под контроля римской аристократии. В этом папство опиралось на помощь могущественного императора Генриха III (1039–1056), который в 1046 г. низложил трех соперничавших римских понтификов и последовательно добивался назначения папами людей, не принадлежавших к традиционному римскому церковному кругу; самым деятельным из них был кузен императора Лев IX (1049–1054).
Лев IX, преисполненный желанием реформировать монашество, собрал вокруг себя группу единомышленников. Но папство не походило на монастырь. Закономерным, хотя и парадоксальным образом клюнийский дух затворничества превратился в свою противоположность – обращенность к миру. Реформаторы намеревались запретить браки духовенства и симонию (продажу и покупку церковных должностей), а также утвердить авторитет папы во всем христианском мире. Когда исчезнет симония, считали они, священники будут соблюдать безбрачие и освободятся таким образом от семейных интересов, – лишь тогда церковь станет подлинно независимой и способной выполнять свое духовное предназначение. Однако решение этих проблем зависело не только от церкви. Епископы, аббаты и даже приходские священники находились в отношениях подчинения с крупными светскими феодалами, которые наделяли их землей и другим имуществом. Поэтому фактическое право феодалов назначать на церковные должности казалось естественным. Церковь, конечно, всегда настаивала на избрании подходящих кандидатов, но совсем другое дело – требования полной независимости и чисто церковного контроля за назначениями духовенства: такая ситуация затрагивала старинные права мирян и была чревата конфликтом. Для царивших в Риме новых настроений весьма показательно, что они довольно скоро привели к полному разрыву с Византийской церковью в 1054 г. Тогда этот разрыв мало кого заботил, ибо людей больше занимали проведение реформ и реализация новой политики папства на Западе.
В течение следующих двадцати лет на папском престоле сменяли друг друга сторонники церковной реформы, что укрепляло власть Рима надо всей Латинской церковью. Авторитет папства стали признавать даже светские правители, в частности Вильгельм Завоеватель, собираясь покорить Англию, стремился заручиться одобрением папы. За эту поддержку он отплатил богатыми дарами английской церкви и назначением в английские епископства и аббатства людей, угодных римским реформаторам. Таким образом, взаимовыгодный союз между королем и папой был вполне возможен, по крайней мере в такой далекой от Рима стране, как Англия.

Стремление к переменам с особой силой выразилось в действиях папы Григория VII Гильдебранда. Гильдебранд был сыном простого ремесленника, с детства привык к труду и терпению и усвоил себе необыкновенную твердость воли. Сделавшись монахом, он достиг высших духовных степеней и приобрел такое уважение, что несколько пап руководствовались его советами. Между прочим, по его предложению было решено, что папу избирают не римский народ и духовенство, как было прежде, а только высшие духовные сановники, называвшиеся кардиналами. (Кардиналы стали носить пурпурные мантии и красные шляпы.) Таким способом ослаблялось вмешательство императоров в избрание пап. Наконец Гильдебранд сам был избран папой под именем Григория VII. Григорий VII строго запретил симонию и инвеституру. Тех духовных лиц, которые не исполняли его постановлений, он отрешал от должности, а светским князьям угрожал интердиктом, или отлучением от Церкви; отлученные лишались причастия и не допускались даже в храм. Иногда интердикту подвергалась целая область; тогда в ней прекращалось богослужение, храмы запирались, духовенство не смело совершать брачных и похоронных обрядов, и набожный народ приходил в ужас. Интердикт сделался самым грозным орудием в руках пап против светских государей. Но Генрих IV, несмотря на требования Григория, не прекращал ни симонии, ни инвеституры. Жалоба саксонцев дала папе удобный случай распространить свою власть и на самого германского императора.
Григорий пригласил Генриха IV на собор в Рим для оправдания в своих поступках. Генрих насмеялся над этим приглашением., прогнал папских послов, велел собору германских епископов отрешить Григория VII от сана и избрать на его место другого папу. Тогда Григорий VII торжественно отлучил Генриха от церкви и разрешил подданных от присяги, данной ему как государю. Немецкие князья, и без того враждебные Генриху, объявили, что если к назначенному сроку папа не снимет с него отлучения, то они выберут другого короля. Покинутый своими вассалами, Генрих смирился; он отправился в Италию только в сопровождении своей верной супруги Берты и нескольких служителей.
Жестокой зимой 1077 года путники перебрались через Альпийские горы. Не раз им приходилось скатываться на спине по обледенелым откосам; а королеву с маленьким сыном при этом сажали в мешок из воловьей кожи. Генрих нашел папу в замке Каносса, который принадлежал тосканской маркграфине Матильде. Папа не принял короля и заставил три дня простоять во дворе замка в одежде кающегося грешника — в рубашке, с непокрытой головой и босым. Просьбы маркграфини Матильды смягчили наконец папу; он допустил к себе Генриха и снял с него отлучение.

Когда Генрих IV возвратился в Германию, многие немецкие князья уже отошли от него и выбрали другого короля — герцога Рудольфа Швабского. Несчастья сгладили строптивость Генриха и пробудили в нем мужество предков; он решился оружием защищать свои права. Междоусобная война в Германии продолжилась, и в конечном счете Генрих одержал верх над мятежной знатью. Когда Григорий через некоторое время повторил свое отлучение германского правителя, оно практически не возымело действия, ибо люди разуверились в намерениях папы. Уже в 1080 г. епископы, собравшись в Бамберге, объявили, что не признают Григория папой; в июне на синоде в Бриксене в присутствии короля 30 епископов объявили Григория низложенным и провозгласили папой архиепископа Равеннского Гвиберта, который принял имя Климента III. В следующем году (май 1081 г.) Генрих явился под стенами Рима; потерпев неудачу, он вернулся в 1082 г., но так как взять город штурмом ему не удалось, то он занял Тиволи. Здесь он водворил своего папу. В 1084 г. Генрих наконец вступил в Рим. Заняв Латеранскую церковь, он велел посвятить в ней на папство Климента III, a 31 марта сам короновался императором.
Римляне, которые так долго оставались верны Григорию VII, покинули его. Осажденный в замке св. Ангела, он обратился с убедительным воззванием к Роберту Гвискару, и последний, сознавая опасность, которая грозила ему самому в случае поражения Григория, явился в мае с 30 тысячами пехотинцев и 6 тысячами всадников; в этой армии, прибывшей на помощь Римской церкви, было несколько отрядов сицилийских сарацин. При приближении Роберта Генрих, чувствуя себя не в силах одолеть такое многочисленное войско, оставил город. Римляне пытались защищаться, но через четыре дня норманнскому герцогу удалось благодаря измене проникнуть в город. Отданный на произвол норманнских, итальянских и сарацинских полчищ, Рим подвергся всем ужасам резни, насилий и пожаров. Целые кварталы исчезли, и еще теперь в некоторых местах, особенно между Латераном и Колизеем, развалины зданий, разрушенных солдатами Роберта Гвискара, образуют глубокий пласт. Тысячи римлян были проданы в рабство. Григорий больше не мог оставаться в этом городе, опустошенном и обезлюдившем из-за него. Он последовал за Робертом Гвискаром в Салерно; здесь он созвал синод и повторил анафему на Генриха IV, Климента III и их приверженцев. В сентябре 1084 г. Роберт Гвискар предпринял поход против Восточной империи, а в июле 1085-го он умер на Корфу. Папа Григорий умер 25 мая 1085 г. и был погребен в Салерно, в церкви св. Матвея, где прах его лежит и до сих пор. Спор об инвеституре не прекратился со смертью Григория VII; сам Генрих еще далеко не восторжествовал над своими врагами. В то время, как монтекассинский аббат Дезидерий становится папой под именем Виктора II, Генрих старается упрочить свою власть в Германии и борется со своим соперником, Германом Люксембургским. Его преследуют неудачи, при Блейхфельде (август 1086 г.) он терпит даже поражение. Если смерть Германа в 1088 г., увеличила его шансы на успех, то, напротив, Виктора, отличавшегося кротким характером, сменил в марте 1088 г. энергичный папа Урбан, епископ Остии, некогда настоятель Клюни, который заявил, что принимает все планы и постановления Григория VII.

Урбан II был искусным политиком. Благодаря своему союзу с Рожером, сыном Роберта Гвискара, он вступил в Рим, занятый антипапой Гвибертом (ноябрь 1088 г.), однако принужден был снова покинуть его. Первые годы свое го правления он провел преимущественно на юге Италии, и можно думать, что именно здесь родилась в нем мысль о крестовом походе. Между тем он искусно успел сплотить врагов императора в Италии и Германии: маркграфиня Матильда, несмотря на то, что ей уже за 40 лет, выходит замуж за 19-летнего юношу, сына страшного Вельфа Баварского (1089). Тщетно Генрих IV предпринимает поход в Северную Италию, овладевает после долгой осады Мантуей, берет один за другим города Матильды (1090); в ту минуту, когда его успех кажется уже обеспеченным, его вторая жена, русская княжна Евпраксия, переменившая свое имя на Аделаиду, покидает его и бесчестит своими наветами; его сын Конрад, которого он провозгласил королем Италии, переходит на сторону врагов (1093). Признанный первой ломбардской лигой, в которую вошли Милан, Кремона, Лоди и Пьяченца, коронованный в Монце архиепископом Миланским, Конрад присягает в верности папе. На соборе в Пьяченце (март 1095 г.) Урбан II господствует как победитель среди необыкновенного стечения духовных и светских лиц. Уже борьба против императорской власти не поглощает его мыслей и деятельности: он проповедует крестовый поход, который и был решен в следующем году на Клермонском соборе.

Итак, Генрих IV видел, как христианское общество соединялось под руководством папы. Его антипапа Климент III умер в 1100 г., в то время, как Урбана II, скончавшегося в июле 1099 г., сменил Пасхалий II, сторонник политики своего предшественника. Наконец, в довершение всех бед, его второй сын Генрих, которого он, низложив Конрада, короновал в Ахене, в свою очередь изменил ему (декабрь 1104 г.) и признал себя вассалом папы. В Кобленце Генрих IV на коленях умоляет своего сына; несмотря на данные ему обещания, его заключают в тюрьму; он отрекается от престола; в Ингельгейме в присутствии папского легата он признает незаконным все свои притязания и постановления. Наконец, после последней попытки вернуть себе власть он умирает в Люттихе 7 августа 1106 г. Только в 1111 г. его останки, на которых тяготело проклятие, могли быть преданы погребению по церковному обряду. Таким образом, в этом страшном поединке перевес склонялся то на сторону императора, то на сторону папы. Внутри Германии Генрих IV в промежутках борьбы старался водворить порядок. Он опирался на народ, и его царствование представляет в истории городов эпоху расцвета и благосостояния.

Генрих V был провозглашен королем; но преступный сын, отравивший своим восстанием и вероломством последние дни отца, не мог быть верным слугой папства. Он воспользовался помощью папы, чтобы захватить власть, но когда это удалось ему, он обратился против папы. Во время собора, созванного в Труа Пасхалием II (1107), представители Генриха V при свидании с папой в Шалоне-на-Марне, опираясь на апокрифическую привилегию Адриана I, потребовали для императора «власть ставить епископов, данную некогда Карлу Великому», то есть инвеституру посохом и кольцом. Папа отказал, и им ператорские послы ответили: «Не здесь, а в Риме меч решит этот спор». Итак, после стольких войн, смут и измен вопрос снова оказался открытым.

Судьба благоприятствовала Генриху. После двухлетней войны с Венгрией, Польшей и Богемией (1108-1110) он отправился в Италию, ведя с собой многочисленную армию. Впрочем, он позаботился, по словам Отгона Фрейзингенского, «запастись учеными людьми, которые были бы готовы оправдать кого угодно». Ломбардские города, за исключением Милана, покорились императору. Сама графиня Матильда не решилась сопротивляться. В начале 1111г. Генрих через Флоренцию двинулся к Риму. В Сутри его встретили послы Пасхалия II, которые заявили, что папа готов отказаться от всех феодальных имуществ и привилегий, приобретенных церквами в течение веков,- «от герцогств, маркграфств, графств, от права назначать защитников церквей, от права чеканки и других регалий»; взамен он требовал свободы церковных выборов и отмены светской инвеституры. Будучи не в силах отстоять свои права оружием, папа хотел спасти независимость церкви ценой ее мирского достояния. Генрих V принял эти условия, которые и были утверждены официальным актом. 12 февраля он вступил в Рим и в храме св. Петра начался обряд императорского коронования, причем двери храма охранялись немецкими рыцарями. Но как только был прочитан договор, заключаемый между обеими сторонами, поднялся невообразимый шум. Епископы и аббаты не соглашались признать уступки, которые делал папа, то есть лишиться своих поместий и феодальных прав; со своей стороны, князья и сеньоры также не соглашались отказаться от церковных угодий, которыми они владели. Обряд венчания был прерван; в церкви произошла свалка и король пленил папу и кардиналов. Тщетно римское население на следующий день пыталось освободить их; Генрих V отразил римлян и отослал своих пленников в Альбано; здесь он в притворном раскаянии просил прощения у Пасхалия, но в то же время заставил папу признать за ним права его предшественников. 13 апреля Генрих V был, наконец, коронован в храме св. Петра. Какая месть за Каноссу! И как бы для того, чтобы подчеркнуть смысл своей победы, Генрих V по возвращении в Германию в августе торжественно предал земле в Шпейере останки своего отлученного от церкви отца.

1111 г. представляет апогей могущества Генриха V. Оттон Фрейзингенский изображает его полновластным господином империи, «в которой все смиренно несут иго покорности», грозой соседних народов. Однако если победа над папством и произвела то глубокое впечатление, о котором говорит немецкий летописец, она все-таки была недолговечна. Церковь не приняла условий, на которые согласился папа. В самой Германии архиепископ Майнцский Адальберт, бывший до сих пор правой рукой императора, замышляет заговор против него и попадает в тюрьму (1112). В Саксонии вспыхивает новое восстание (1113), но Генрих V усмиряет его. В 1114 г. он торжественно празднует в Майнце свой брак с Матильдой, дочерью английского короля Генриха I; но на этом самом празднестве, на котором он хотел показать свое могущество, собравшиеся здесь князья и сеньоры снова затевают интриги. Арест и заточение Людовика Тюрингского, участвовавшего в саксонском восстании, окончательно выводят их из себя. В то время, когда Генрих V готовится к походу против Фрисландии, которая отказывается платить свою ежегодную дань, возмущается под руководством своего архиепископа Кельн, и его примеру следуют Лотарингия и Вестфалия. Генрих V терпит неудачу при осаде Кельна (1114); Саксония снова поднимается под предводительством своего герцога Лотаря, и император разбит при Вельфсгольце (1115). Римский легат - кардинал Дитрих объезжает страну, оглашая постановления Латеранского собора и анафему, произнесенную над Генрихом. В самом Майнце, куда император созвал князей на съезд, граждане осаждают его дворец и принуждают освободить их архиепископа Адальберта(1115).

Тем временем в Италии происходят события позволяющие Генриху выйти из затруднительного положения. Маркграфиня Матильда умирает, завещав свои обширные владения святому престолу, но приверженцы Генриха V приглашают его вступить во владение наследством (1115). В 1116г. Генрих является в Италию и занимает владения Матильды. Несмотря на близость императора, Пасхалий II настаивает на своих заявлениях. На новом синоде в Латеране (1116) он признает, что дурно действовал в 1111 г., и сам проклинает ту привилегию, которую тогда даровал императору. Однако восстание, поднятое сыном городского префекта Петром, которому Пасхалий не хотел передать отцовского звания, заставляет его покинуть Рим.

После смерти Пасхалия II (январь 1118г.) папой был избран монте-кассинский монах Иоанн из Гаэты, принявший имя Геласия II. Императорская партия под предводительством Ченчьо Франджипани напала на Геласия и бросила его в темницу, но принуждена была освободить. Генрих V вступил в Рим, откуда Геласий II бежал. Потеряв надежду свергнуть папу, он выбрал антипапой старого епископа Браги - Бурдина, который принял имя Григория VIII. Геласий апеллировал на императора к христианскому миру. Бежав в Бургундию, он созвал синод в Вьенне (январь 1119 г.) и сам председательствовал на нем. Спустя несколько дней он умер в Клюни; но его преемник, вьеннский архиепископ Гвидо, принявший имя Каликста II, был давно известен как один из самых страстных противников Генриха V.

Наконец, после новой попытки борьбы император решился уступить. На съезде в Вюрцбурге в 1121 г., он заключил мир с Адальбертом Майнцским и немецкими князьями. С папой, вступившим в Рим, соглашение состоялось на сейме в Вормсе (сентябрь 1122 г.). Император согласился отказаться от инвеституры епископов и аббатов, то есть от вручения им символов их духовной власти – посоха и кольца, но за свои земли они по-прежнему несли вассальные повинности перед королем. Таким образом обе стороны сделали уступки, но победа очевидно осталась на стороне пап. При заключении договора многочисленные толпы народа из разных мест собрались на равнине возле Вормса и громкими кликами приветствовали объявленный конкордат. Народ радовался прекращению долгих междоусобий, которые привели империю в самое бедственное состояние; повсюду расплодились шайки грабителей, и целые области пришли в запустение.

Несмотря на все эти уступки, последние годы Генриха V не принесли ему ни спокойствия, ни счастья. Когда он в союзе со своим тестем Генрихом I Английским предпринял поход против Капетинга Людовика VI, Франция выставила против него огромную армию, и лишь немногие сеньоры отозвались на его призыв. Дойдя до Меца, он отказался от своего предприятия. Генрих V умер в Утрехте 23 мая 1125 г. Результатом его деятельности было то, что императорская власть была сужена, королевский авторитет ослаблен, Благодаря борьбе между папством и империей феодальная партия чрезвычайно усилилась. Сеньоры все более смотрели на себя как на независимых государей, графства, вместо того, чтобы быть частями государства, все более обращались в маленькие державы, и фамилии, к которым они принадлежали, получали характер настоящих династий.






Назад Вперед