СЛАВЯНЕ

ВЕНЕДЫ

Главная проблема славяноведения от зарождения до наших дней заключаются в том, что истоки славянского этноса исследователи пытаются привязать к какой-то локальной территории, часто весьма ограниченной по площади. А между тем речь идет о самом крупном этническом массиве в Европе, занимающем ныне огромную территорию и насчитывающем сотни миллионов человек. Возникает естественный вопрос, почему это славяне стремительно размножались в то самое время, когда все прочие этносы столь же стремительно скукоживались? Все вопросы снимаются, если предположить, что территорией формирования славянских племен была Великая Скифия, занимавшая в пору своего расцвета территорию от Тихого океана на востоке до Эльбы на западе.

Византийские хронисты 6 века Иордан и Прокопий разделяют славян на три известные им группы, причем собственно славянами (склавинами) они называют только дунайские племена, подчеркивая однако родство и близость языка склавинов, венедов и антов.
Согласно античным источникам, Скифия (Сарматия) простиралась на северо-западе вплоть до реки Вислы; далее начиналась «Германия». Античные источники указывают, что «Германию» населял сильный и многочисленный народ: венеты. Но кто они были, на каком говорили языке? Относительно венетов-вендов раннего Средневековья точно известно, что они были славяноязычны и западной границей их страны служили реки Эльба и Везер.
Ранее предполагалось (в основном немецкими учеными), что древние венеты были германоязычны. В этом заблуждении есть своя логика, поскольку венеты жили большей частью на территории современной Германии и являются физическими предками современных немцев. Однако предположение о том, что в период Великого переселения народов славяне якобы вытеснили на запад немцев (в VIII–XII вв. большая часть Германии была славяноязычной), выглядит по меньшей мере странным и уж очень сильно «сделанным» под оправдание пресловутого «дранг нах остен». Вот что пишет по этому поводу Васильева:

«За прошедшие полтора столетия были собраны надежные доказательства (археологические и лингвистические) в пользу концепции славянства венетов. Останавливаться подробно на них не стоит, поскольку эта концепция в последние десятилетия была принята в русской историографии и вошла во все справочные издания.
Главным аргументом в ее пользу является факт непрерывности археологических культур Средней Европы, начиная с эпохи поздней бронзы и до раннего Средневековья, когда весь этот регион источники застают уже достоверно славяноязычным. Однако авторы этой концепции совершили большую ошибку, попытавшись свести к древним венетам происхождение всех славян вообще.»
(Евразийская империя скифов»)

Есть основания полагать, что древнейшим арийским народом Средней Европы были все-таки не славяне, а кельты, впоследствии вытесненные на запад, во Францию и на Британские острова, где реликты их языков сохранились до сих пор. Исследователи кельтской цивилизации, обнаружив реальные следы пребывания кельтов в Германии, преувеличили их влияние, объявив фактически всю древнюю Европу за пределами Средиземноморья кельтской. Но античные венеты, а им в раннем железном веке принадлежала Средняя Европе, не были кельтами: сохранились античные источники, различавшие эти два народа.

Вопрос о соотношении кельтской и венето-славянской культур в Европе решается довольно просто, если полагать, что подлинный центр славянской этнической общности совпадает с древним центром формирования арийской цивилизации, то есть — со степной зоной Восточно-Европейской равнины. Очевидно, что территория Центральной Европы издавна входила в ареал распространения арийской цивилизации. Движение культур «шнуровой керамики» с востока на запад, под влиянием военно-политических импульсов, направленных из степей Южной России (конец III тыс. до н. э.) привело к формированию в Центральной Европе кельтской цивилизации; подобного же рода движение, произошедшее на тысячу лет позже, на рубеже железного века, привело к вытеснению из этого региона одной языковой группы другой. Кельты были «выдавлены» дальше на запад, во Францию, а их место в Германии заняли славяне-венеты.

Скорее всего, вытеснение языков кельтской группы из Центральной Европы началось во времена широкого распространения культур «полей погребальных урн», то есть еще на рубеже II и I тыс. до н. э., и завершилось в период максимального могущества Скифской империи, в VII–VI вв. до н. э.

«Уже давно известны археологические свидетельства глубокого проникновения скифов в Центральную Европу. Так, клады скифских вещей, датируемые началом V в. до н. э., обнаружены в Феттерсфельде (Нижняя Лужица), Чехии, Моравии и других местах.
Из сообщений античных источников можно понять, что во времена могущества скифов их политическое влияние распространялось на Германию. Само понятие «Германии» как самостоятельной этнокультурной области стало использоваться в античной литературе только в римские времена, а в середине I тыс. до н. э. считалось, что Скифия простирается «от Ирана до Кельтики», причем граница проходит где-то в Южной Прибалтике (по Гекатею Милетскому). Если учесть, что античная «Кельтика» начиналась в бассейне Рейна и простиралась до побережья Атлантики, очевидно, что западные границы скифского влияния проходили примерно по Эльбе и включали территорию современной Восточной Германии (клады скифских вещей обнаружены именно здесь).»
(Васильева. «Евразийская империя скифов»)

Относительно эпохи «Великого переселения народов» у нас имеются точные свидетельства, что народы Центральной Европы в это время были уже славянскими. Так, один из наиболее авторитетных историков западных славян, Гельмольд (XII в.), прямо утверждал, что известные из источников IV–VI вв. «вандалы», «герулы» и другие есть просто древние названия западных славян-винулов-венетов, гаволян и т. д. В раннем Средневековье, по крайней мере к VII–VIII вв. н. э., вся Центральная Европа (бассейн Дуная, Вислы, Одера, Эльбы) была полностью славяноязычной. Невозможно предположить, чтобы языковое замещение совершилось сравнительно «недавно», в эпоху Великого переселения народов. Реально такого рода процессы растягиваются на тысячи лет. «Славянизация» Центральной Европы началась в раннем железном веке, когда этот регион попал в сферу политического и культурного влияния сильной Скифской империи. Кельтскую цивилизацию за несколько веков сменила вендская — славянская, какой мы знаем ее по античным и раннесредневековым источникам.

Иордан, передавая сведения Кассиодора о современном состоянии славянских («венетских», в его терминологии) племен, недвусмысленно сообщает о существовании трех их ветвей. Вот этот фрагмент:

«Они же [венеты]… произойдя из одного корня, породили три народа, то есть венетов, антов и славян…» («Гетика»)

Венетов Иордана надо искать там же, где помещали своих венедов античные авторы, то есть к югу от Балтики. В достоверно известных ромеям славянских землях для венетов просто не остается места. Едва ли Иордан, говоря о том, что потомки древних венедов «свирепствуют всюду, по грехам нашим», мог иметь в виду кого-то помимо разорявших Империю словен и антов. Кроме того, именно на севере помещаются единственные ясные следы бытования этнонима «венеды», ведущие в Раннее Средневековье. Германские хронисты называли виндами полабских славян. Недостаток сведений о славянских племенных союзах Севера за V – первую половину VI в. объясняется удаленностью населенных ими земель от центров тогдашней цивилизации.

Согласно «Германии» Тацита, венеды были бродягами, похожими на разбойников, которые осуществляли вылазки в лесах и горах, расположенных между Печчини (немецким Бастарном) на территории Восточных Карпат и Фенной (современная Россия). Он говорит, что в отличие от сарматов, которые ведут кочевую жизнь и сражаются на лошадях, венеды строят дома и сражаются пешим строем, защищаясь щитами.

Несмотря на фрагментарный характер ранних исторических описаний славянских племен, их ценность неоспорима для периода, от которого сохранилось не так много археологических данных, позволяющих реконструировать славянскую культуру.

«В эпоху раннего Средневековья «славянами» назывались не все славяне в современном смысле слова, но только две большие группы: 1) жители бассейна Дуная; 2) жители лесистого северо-запада Восточно-Европейской равнины. Эти группы отличались уже и тогда между собой достаточно сильно (по антропологическому типу и культурным особенностям), но были тесно связаны политически.
Области дунайских и северных славян были смежными, гранича в районе Восточных Карпат. Именно об этих двух группах славян и их взаимодействии идет речь в ПВЛ. Точно так же две группы славянских (в современном смысле) народов носили в раннем Средневековье имя «Русь», но общих границ они не имели. Первая Русь, азово-черноморская, совпадала со Скифией, была тождественна ей. Вторая Русь, вендо-варяжская, южно-балтийская, располагалась на территории Восточной Германии и частично Польши.»
(Васильева. Русь и варяги)

Арабский хронист 9 века Ибн-Руст пишет, что страна русов расположена на острове, окруженном озером, протяженностью в три дня пути, покрытом лесами и болотами. Царь называется «хакан русов». Русы нападают на славян на кораблях, берут в плен и продают в рабство в Хазаране и Булкаре. Не имеют пашен, подвозят продукты из земли славян. Основное их занятие — война и торговля. У них много городов, живут богато, поголовно носят золотые браслеты. Гостям оказывают почет, защищают их. Обычаи: дарение новорожденному мальчику меча (с пожеланием этим орудием приобретать себе благосостояние); судебные поединки. У русов есть некие «знахари, которые повелевают даже царем». У них приняты человеческие жертвоприношения. Принят также обычай погребения мертвых, с ритуальным самоубийством жены. Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его полностью. Побежденных истребляют или обращают в рабство. Но на коне смелости не проявляют, и все свои набеги и походы совершают на кораблях. А вот как прокомментировала сведения арабского хрониста Васильева:

«Жители русского острова — морские пираты, живущие в богатых городах и совершающие свои набеги на кораблях, не могут иметь прямого отношения к континентальной России. Безуспешными были попытки некоторых историков разместить «русский остров» у берегов Азовского и Черного морей. В самом деле, жители Великой Скифии и ее прибрежных районов, всегда были всадниками, а тут ясно сказано: «на коне смелости не проявляют…» Невероятны в Приазовье и Причерноморье «леса и болота», невероятно «отсутствие пашен» (это в регионе, издавна бывшем экспортером хлеба). Зато все данные указывают, что страна русов есть Восточная Германия, а сами эти русы — венды-варяги. Богатые торгово-пиратские города — это города южнобалтийского побережья (будущая средневековая Ганза), «остров русов» — это остров Рюген, где располагалась резиденция самого правителя вендов, носившего титул «Хаканус Нортанорум» (каган севера), влиятельные «волхвы» (чья власть ставилась выше власти князей — это жречество Арконы, столицы Рюгена и крупнейшего культового центра западных арийцев.
Следует добавить, что западные русы= варяги= венды отличались отвагой, доходящей до жестокости, приближаясь в этом отношении к скандинавским «викингам» (русам) и резко отличаясь от восточных русов — скифов, славян. О последних никто не смог бы сказать, что они «побежденных истребляют или обращают в рабство». Напротив, все источники сообщают, что южные русские и славяне задерживают военнопленных только на время, отпуская их затем на «историческую родину» без выкупа.»
( Читайте статьи «Аркона» , «Рюрик», а также главу «Варяги» в книге «Имя Бога»)("Русь и варяги")

Итак, следует признать, что основной геополитической реальностью Центральной и Восточной Европы в VII–IX вв. было существование двух родственных народов по имени «Русь». Одна Русь (сармато-аланская) находилась там же, где и сейчас, охватывая в основном степную зону Восточно-Европейской равнины; другая же (вендо-варяжская) располагалась на территории Восточной Германии и южно-балтийского Поморья.
По-видимому, варяжская Русь считалась вторичной по отношению к алано-сарматской; ее называли также Борусь, Боруссия (то есть, если правильно прочесть древнюю приставку «бо-»: другая, дополнительная Русь). Позднее это название трансформировалось в «Пруссию»; оно сохранялось за восточной и прибалтийской Германией вплоть до XX столетия.
Между азово-черноморской Русью и Борусью (Пруссией) лежали земли собственно «славян» в узком, раннесредневековом значении этого термина: бассейн Дуная, Вислы, северная лесная часть Восточно-Европейской равнины. (Читайте статьи «Дунайские славяне» и «Земля словен» )
В VII–X вв. два активных политических центра, «Западная» и «Восточная» Русь, оспаривали власть над промежуточными «славянскими» землями. Чем более русы-аланы восточноевропейских степей теряли связь с закаспийскими и сибирскими сородичами, тем более геополитический центр тяжести смещался в сторону Германии. (Читайте статьи «Славянская Германия» и «Миф о древних германцах» ) Так распадалось единство евразийского континента и формировалась средневековая «Европа», отделенная от «Азии».

Таким образом мы можем констатировать, что венеды не были предками славян, они были их частью, принимавшей активное участие в формирование будущих славянских (и не только) народов и государств. Именно из Венедии частично заселялась Новгородская земля и оттуда же был призван князь, положивший начало династии, столетиями правившей на Руси.





Назад Вперед