СЛАВЯНЕ

БОЛГАРЫ

В 454 году сыновья Аттилы потерпели жесточайшее поражение в гражданской войне, вспыхнувшей практически сразу же после смерти их отца. Князь гепидов Ардарех (Ярдар-рекс) разгромил гуннов на реке Недао, после чего последние отступили в Причерноморье и Приазовье, где, увы, не обрели покоя. Зато поменяли название, во всяком случае так утверждают историки, и отныне стали называться болгарами. Столь загадочная и поспешная смена этнонима не может не наводить на размышления. Дело в том, что само название «гунны» принадлежит выходцам с южного побережья Балтийского моря, которые пришли на территорию нынешней России вместе с готами. (Читайте статью «Гунны» ). Именно гунны, объединившие вокруг себя славянские, сарматские и финно-угорские племена, стали зачинателями грандиозной войны, получившей у историков название «Великое переселение народов».
То, что гуннский союз не был моно-этническим никто из историков не отрицает. Собственно, никаким другим он и не мог быть. Но нас интересует в данном случае только та часть племен Гуннского союза, которая позднее стала называться болгарами. Ответ лежит на поверхности. Болгары не были ни уграми, ни тем более тюрками, они были сарматами, автохтонами земель, лежащих между Волгой и Доном. (Читайте статью «Сарматы» ) Они действительно были волгарями и даже «азиатами», поскольку границу между Европой и Азией, византийские хронисты проводили как раз по реке Дон. Во 2 веке до н. э. сарматы пересекли Дон и разгромив Скифию, захватили Причерноморье. Но это вовсе не означает, что земли от Дона до Волги обезлюдели. В первом веке, но уже нашей эры, из закаспийских земель в Приазовье выдвинулись новые сильные пришельцы сарматско-скифского корня – аланы (Читайте статью «Аланы», размещенную на этом сайте). Однако сарматы, вопреки мнению историков, никуда не делись, они по прежнему занимали земли между Волгой и Доном и даже готское пришествие ничего не изменило в данном раскладе.

Готы поладили с аланами, но не угодили сарматам.(Читайте статью «Готы») Чем и воспользовались их бывшие союзники гунны, успевшие к тому времени обжиться на Русской равнине и смешаться с автохтонами Поочья голядью (Читайте статью «Голядь») и кривичами (Читайте статью «Кривичи» ). Удар по аланам был нанесен не с востока, а с севера. Но вряд ли это вторжение гуннов, голяди и кривичей было бы успешным, если бы их не поддержали сарматы-волгари. Аланы потерпели в этой по сути междоусобной борьбе жесточайшее поражение и частью отступили в предгорья Северного Кавказа, а частью ушли к готам. Та, часть сарматов, которая ушла сначала с гуннами на Дунай, а потом вернулась в Причерноморье получила название кутригуров, а те, кто остался на родовых землях между Волгой и Доном – утигуров. Что же касается Приазовья, то оно осталось за еще одной группой сарматских племен – савирами. (Читайте статью «Донские русы» )

Говорили сарматы на языке почти идентичном скифскому, это утверждал еще Геродот. На этом же языке говорили сколоты (славяне), анты, гелоны-голядь. Судите сами. В 528 году у берегов Азовского моря князь гуннов Горда принял крещение и переплавил языческие статуи из серебра, за что был убит соплеменниками. Столетием позже (в 619 г.) крещение гуннского князя из Приазовья прошло удачнее; он сохранил власть и, видимо, покровительствовал новой религии у себя дома. А звали этого князя, перстень которого был обнаружен археологами под Полтавой, — Гостун… Нет необходимости уточнять, что имена Гостуна и Горды понятны и сейчас без перевода. Имя вождя болгар-кутригуров возглавившего поход против Византии в 559 году, о котором мы еще будем говорить, было Заберган, то есть по сути Савир-ган, Вождь Савиров, а именно савирами в описываемую эпоху стали называть сарматов-савроматов. Кстати, титул «ган» вовсе не тюркский, как многие думают, он восходит к индо-европейскому «га»(путь), отсюда русское слова «гатить», то есть прокладывать путь. Слово «га» присутствует и в двусложных названиях рек Вол-га, Оне-га и т. д. Таким образом «ган» это синоним слова «вождь» с той же смысловой нагрузкой. Кстати, последним правителем Причерноморской Болгарии был ган Кроват, Курват или Курт – у византийских авторов встречаются разные варианты написания этого имени, однако во всех этих вариантах легко угадывается его истинное имя – Хорват, производное от бога Хорса, но Хорс это бог сарматов и славян, олицетворявший собой солнце. Вот что пишет по этому поводу С. Алексеев:

«Это название (хорваты) было, по мнению ряда лингвистов, народной иранской формой этнонима «сарматы» (по происхождению индоарийского) – отсюда собственное имя «Хорват» в сарматской среде II–III вв.» («Славянская Европа 5-8 веков»)

Таким образом мы можем с уверенностью сказать, что болгарские правители носили имена, известные либо как славянские, либо как сарматские.

«Одного из правителей гуннов-болгар в Причерноморье (ставшего каганом в 643 г.) звали Аспарух. Именно он завоевал в 680 г. Фракию, дав ей название своего народа (Болгария). Но имя «Аспар» — чисто аланское, а не угро-финское; его носил известный политический деятель, фактический правитель Византии в середине V в., несомненно, алан по происхождению. Не стоит удивляться поэтому, что ближайшие преемники Аспаруха в Болгарии носили такие имена, как Телец. Не стоит слишком удивляться и тому факту, что якобы «угорский» народ болгар, завоевав Болгарию, не оставил там никакого следа неславянского болгарского языка. Между тем, когда в IX в. н. э. венгры — в самом деле угроязычный народ — вторглись в Паннонию, их язык прекрасно сохранился.» (Васильева. Евразийская империя скифов»)

При этом надо учитывать, что анты (на санскрите - «окраинные») это западные сарматы и в этом их отличие от болгар, представителей восточного, волжско-донского массива этой этнической общности. А вот дунайские славяне, как и балтийские венеды, являлись потомками скифов-сколотов, отсюда и напряжение, существовавшее в их отношениях. Конечно, языки, религия и культура скифов и сарматов были близкими, но отнюдь не идентичными. Кроме того дунайские сколоты были в массе своей землепашцами, анты занимались как земледелием, так и скотоводством, а болгары в основном только скотоводством. Называть болгар кочевниками может только человек незнакомый с климатическими условиями Поволжья и Подонья. Хотя наши предки действительно отличались мобильностью, но место жительства меняли не только скотоводы, но и земледельцы, учитывая подсечно-огневые методы тогдашнего сельского хозяйства.

Стоит ли удивляться после этого, что болгары, анты и славяне либо выступали совместно против Византии, либо координировали свои действия.(Читайте статьи «Анты» и «Дунайские славяне» ) Естественно византийцы тоже не сидели сложа руки и всячески стремились столкнуть антов, славян и болгар между собой. В 545 году византийцы заключили с антами союз направленный против кутригуров. Анты должны были препятствовать их набегам на империю. Однако анты предпочли «не заметить» болгар Забергана (Савир-гана), перешедших в 558 году Дунай по льду. В походе Забергана участвовали славяне, обеспечивавшие болгарского хана пехотой. Воссозданный Юстинианом в 530-х гг. дунайский лимес был прорван «варварами» на самом слабом участке. В марте 559 года болгары и славяне вторглись во Фракию. Часть войск Заберган отправил на юг, в Элладу, с приказом захватить «незащищенные гарнизонами места». Значительное войско было послано на Херсонес Фракийский, с тем чтобы захватить полуостров с тамошними кораблями и затем переправиться на азиатский берег. Целью Забергана в данном случае являлся азиатский порт Авидос с богатой таможней. Сам хан с семью тысячами воинов (отборной болгарской конницей) двинулся прямо на Константинополь.
На пути к столице и Херсонесу «варвары» чинили страшное опустошение. Им удалось, не встречая сопротивления, заполучить богатую добычу и полон. В числе многих других граждан империи был захвачен высокопоставленный военачальник Сергий, сын Вакха. Худшее для византийцев, впрочем, было впереди. Выяснилось, что Длинные стены, возведенные Анастасием, некогда надежная защита Константинополя от «варваров», обветшали и отчасти разрушились при недавнем землетрясении. Заберган со своими семью тысячами миновал Длинные стены, отчасти используя образовавшиеся проломы, отчасти пробив новые.
В столице началась паника. Юстиниан мобилизовал все наличные силы. Однако они были явно недостаточны для противостояния «варварам». Ни городское ополчение, ни отбиравшиеся для почетной караульной службы гвардейцы не были в должной степени боеспособны. Какую-то часть мобилизованных Юстиниан отправил к Длинным стенам. Однако в завязавшемся бою ромеи потерпели поражение, многие погибли.
Заберган фактически хозяйничал в окрестностях Константинополя. Разные авторы называют разные пункты, до которых дошли болгары в окрестностях столицы. Объяснение этому дает Иоанн Эфесский, отмечающий, что за время пребывания в пределах Стен «гунны и славяне» приближались к Константинополю трижды. Самые близкие пункты, до которых они доходили, располагались не менее (но и ненамного более) чем в 15 км от столицы. «Варвары», действуя отдельными отрядами, приближались к ней на разных направлениях. Сам же Заберган стоял ставкой в Мелантиаде, в некотором отдалении от своего авангарда.
В чрезвычайных обстоятельствах император призвал к командованию Велисария, прежнего победителя вандалов и готов. Престарелый полководец с 300 ветеранами прежних войн, всей столичной конницей (взяв, в том числе, коней с ипподрома и у частных лиц) и «толпой» необученных ополченцев выступил в деревню Хит, где разбил стан. Здесь к нему присоединились разоренные нашествием местные крестьяне. Сначала болгары полагали, что ромейское войско превосходит их числом, и не решались на битву. Однако столкновение все же состоялось и, если верить византийским хронистам, закончилось оно в пользу Велисария. Однако после столь грандиозного события Велисарий почему-то оказался в Константинополе, а болгары подошли к стенам города. Выяснив, однако, что столица охраняется «многочисленной стражей», хан, наконец, оставил надежды на штурм Второго Рима. Собрав свои силы, он еще в начале апреля отошел за Длинные Стены, во Фракию. Здесь, в окрестностях Цурула, Аркадиополя и Дризиперы, «варвары» оставались до Пасхи (13 апреля 559 г.).
После празднования Христова Воскресения Юстиниан лично направился к Длинным Стенам во главе горожан. Император избрал своей ставкой город Силиврию и приступил к организации ремонта Длинных Стен. Действия Забергана в продолжение починки стены не вполне ясны. Болгары снялись с фракийских стоянок и «бродили вокруг, вне города, до августа». Заберган был обеспокоен действиями ромеев и хотел воспрепятствовать ремонту Стен, но не преуспел в этом. По-прежнему переоценивая силы противника, хан не вступал в столкновение. Обе стороны ожидали исхода битвы за Херсонес Фракийский, где военные действия, вопреки затишью под Константинополем, летом достигли разгара.
Херсонес штурмовали значительные силы «варваров», в том числе основная часть славянской пехоты. Стены, преграждавшие путь на полуостров, поддерживались, в отличие от Длинных, в отличном состоянии. Защищали их хорошо обученные части под командованием молодого Германа, сына Дорофея, земляка и воспитанника императора. Все попытки взять стены Херсонеса штурмом заканчивались неудачей, хотя «варвары» «часто нападали на стены, придвигая лестницы и другие осадные орудия».
Юстиниан отправил хану немало золота и посулил субсидии в будущем. Хан отпустил пленников, прекратил разорение земель империи и повернул к Дунаю. В качестве гаранта соглашения Юстиниан послал сопровождать болгар своего племянника и наследника Юстина.
По пути к Дунаю Забергана нагнала та часть болгар, что действовала в Греции. Юстиниан между тем вовсе не собирался прощать Забергану разорение имперских земель. К тому же он опасался новых набегов. Ему удалось убедить утигурского хана Сандилха начать войну с кутригурами.
Утигуры напали на войско Забергана вскоре после его переправы через Дунай. Заберган не ожидал нападения. Его поражение было сокрушительным. Множество кутригуров и славян было перебито. Сандилху досталось все добытое Заберганом. С большим трудом кутригурам удалось собрать остатки сил и начать войну с новым врагом. Видимо в эту трудный для кутригуров период они обратились за поддержкой к аварам-аваринам, только что обосновавшимся в Панонии. (Читайте статьи «Аварский каганат » и «Лангобарды» .) Судя по всему, эта поддержка была оказана, но стоила кутригурам независимости.

Однако после поражения аварского кагана под Константинополем в 626 году, кутригуры вышли из под аварского контроля и объединились с утигурами под рукой Куврата, принявшего титул кагана. Утигуры в 558 году попали в зависимость от Тюркского каганата, распространившего свою власть до Боспора. Однако через двадцать с лишним лет они вернули утерянную независимость и поспешили объединиться с кутригурами, дабы совместными усилиями сдерживать угрозу с востока.

В 581 г. тюркское войско осадило Херсонес, но затем сняло осаду, так и не захватив город, и вернулось в Туркестан для участия там в гражданской войне. На протяжении почти двадцати лет тюркское государство было ослаблено из за внутренних распрей между ханами. Однако, тюрки сохраняли свои владения в восточной части Северного Кавказа, так же как и в районе нижней Волги. В результате внутреннего раздора в Туркестане западная группа тюрков откололась от основного ханства в Туркестане . Западная орда тюрков не могла быть очень многочисленной, и местные племена, завоеванные ею, в большой мере сохраняли свое самоуправление. Позднее этот сплав местных племен с тюрками стали называть хазарами.(Читайте статью «Хазарский каганат» )

В конце 641 г. каган Великой Болгарии Куврат умер. На престол Великой Болгарии в Приазовье вступил его старший сын Безмер-Батбаян – наполовину ант. В условиях происшедшего распада Аварии это не могло не содействовать упрочению связей между болгарами и антскими племенами. В эти годы влияние Великой Болгарии далеко распространилось на запад – по крайней мере, передвигались болгары по причерноморским степям к западу от Днепра совершенно свободно, как по своей территории. Куврат, умирая, завещал своим сыновьям «никогда не отказываться от совместной жизни друг с другом, чтобы благодаря добрым взаимоотношениям уцелело все находящееся под их властью», «чтобы они оставались господами всего и не служили другому племени». Однако сыновья отцовскому совету не вняли. Уже к концу следующего, 642 г., между ними вспыхнула распря.
Батбаян, пытавшийся сохранить единство, в итоге удержал власть над Великой Болгарией. Второй сын, Котраг со своими присными откочевал на восток или северо-восток за Дон. Его племя составили т. н. серебряные болгары – основатели Волжской Болгарии.

В 630 г. в Западно-тюркском каганате началась очередная гражданская война. Представители разветвившегося рода Ашина вырывали друг у друга каганский престол. Погибли многие виднейшие представители тюркской знати и правящей династии. В усобицу вмешался как самостоятельный игрок влиятельный сарматский клан Дуло – прямые сородичи одноименной правящей династии Болгарии. Окончательный крах тюркской империи привел к обособлению независимого владения западных Ашинов – Хазарского каганата. Хазары, таким образом, сохраняли верность законной династии Ашинов. Болгары же оказались естественным союзником партии Дуло.
В 644 г. хазары после серии набегов на окрестные земли выступили в поход на запад. Они справедливо рассчитывали на малочисленность разобщившихся болгарских орд. Разгромив и отогнав от Дона Котрага, хазары затем вышли в Приазовье. Здесь они нанесли поражение болгарам Батбаяна. Разбитый хан был вынужден признать себя «подвластным» хазарам и обязался платить им дань. История приазовской Великой Болгарии завершилась, не насчитав и ста лет. Держава Куврата ненадолго пережила своего создателя.

Аспарух, еще один сын Куврата, капитуляцию брата не признал и отверг его власть. Он продолжил борьбу с хазарами. В этой борьбе союзниками его были антские племена, не желавшие нового, заведомо более жесткого хазарского ига. Под натиском и ударами неприятеля хан Аспарух со своими болгарами к 675 г. дошел до Дуная. Его положение казалось безвыходным. Вверх по течению, в Паннонии, лежал Аварский каганат, потерявший наступательную способность, но еще достаточно сильный для защиты собственных границ. А за Дунаем была Византия, верная союзница хазар, там болгары не смогли бы получить даже убежища. Между молотом и наковальней они рано или поздно должны были быть раздавлены. Однако выход нашелся. На Дунае и в Восточных Карпатах жили родственные болгарам славянские племена. И Аспарух принял единственно верное решение — сделал осколок своей гибнущей державы центром их объединения. Стоит ли удивляться после этого, что болгарский язык, дошедший до нас в форме церковно-славянского, так близок современному русскому, ведь на нем говорили наши предки сарматы.





Назад Вперед