СЛАВЯНЕ

ЛАНГОБАРДЫ

Первое упоминание о лангобардах встречается у Тацита (56-120гг н.э.), который располагал их земли вдоль нижней Эльбы. Более поздние римские источники и средневековые летописи определяют владения лангобардов в Австрии и далее к югу вдоль Дуная вплоть до Паннонии (территория современной Венгрии). Во время правления короля Аудоина лангобарды разрушили государство герулов и вели затяжные войны с Гепидским королевством за Паннонию, а также за влияние в Подунавье. (Читайте статью «Дунайские славяне» ). Большинство историков считает лангобардов германским племенем, однако Васильева и Петухов в своей книге «Скифская империя Евразии» относят их к венедам. Я придерживаюсь того же мнения. (Читайте статьи «Миф о древних германцах» и «Аварский каганат»)

До определенного момента преимущество в борьбе за Подунавье оставалось за Гепидским королевством, возглавившим борьбу славян против Византийской империи. Однако в 552 году гепиды заключают с императором Юстинианом договор, ставший для них роковым. Они потеряли лидирующее положение в союзе Дунайских славян, чем не замедлили воспользоваться лангобарды. Первая битва лангобардов с гепидами закончилась неудачно для первых. И тогда лангобарды пошли на тесный союз с венедским племенем аваринов, жившими на берегах Вислы и более известными в истории как авары. В 567 году объединенные силы лангобардов и аваринов уничтожают армию гепидов, причем сын и преемник Аудоина Альбоин лично убивает их короля. Кроме того, из черепа своего врага Альбоин приказывает изготовить кубок, а дочь покойника становится его женой. Подобный обычай (чаша из черепа врага) широко был распространен среди скифов, потомками которых собственно и являлись венеды. По условиям заключенного между победителями договора, Альбоин уступал аварам Паннонию в обмен на помощь в борьбе против ромеев.
Король лангобардов повел своих подданных в поход на Италию. Здесь необходимо упомянуть, что женой первого короля лангобардов, а следовательно матерью Альбоина была племянница Теодореха Великого, короля остготов и правителя Италии.(Читайте статью «Королевство остготов» ) Таким образом права на Остготское королевство у Альбоина имелись, поскольку он пусть и по матери был в родстве с Амалами. Но не это было в данном случае главным, и лангобарды, и их союзники жаждали возобновления войны с Византией. Это война была продолжением той политики, которую проводили вожди гуннов, готов и вандалов, выходцев из Великой Скифии, против Римской империи. Поражение остготов в войне с Византией и попытки императора Юстиниана вернуть в состав некогда могущественной империи утерянные после крушения Рима западные земли стали причиной нового обострения ситуации. Место гепидов и остготов, лидировавших после поражения потомков Аттилы, заняли лангобарды и аварины. Создавшие на месте Остготского королевства и Гуннской державы, новые государственные образования – Лангобардское королевство и Аварский каганат. Речь идет о конфликте между цивилизациями, в котором не последнюю роль играли религиозные разногласия.

Собственно, этого не отрицают и ученые мужи, кивая при этом на арианство, которое якобы исповедовали «варвары», начиная с готов и кончая лангобардами. Утверждение совершенно абсурдное поскольку зачинателем арианской ереси, согласно официальной версии, был некий сириец, стремившийся сблизить христианство с иудаизмом, а потому и отрицающий божественное происхождение Христа. Возникает естественный вопрос - с чего бы это сирийская ересь так легла на сердце «варварам», имевшим смутное представление об иудаизме (если вообще его имели), что они на протяжении столетий сражались за нее? Подлог здесь очевиден, но далеко не случаен. Так называемое «арианство» стало просто прикрытием древней ведической религии в силу созвучия слов, имени сирийского проповедника Ария и яри, божественной энергии Рода, олицетворенной в боге Яриле. Культ Ярилы, его божественной супруги Лады и их сына Купавона, Ладона, Водана, Ополуна был широко распространен в то время почти по всей Европе. Причем живым воплощением последнего считали себя практически все «варварские» вожди, ставшие известными со времен Великого переселения народов, начиная с готского вождя Германареха. (Подробнее вы можете прочесть об этом в книге «Имя Бога», размещенной на этом сайте) А здесь отмечу, что лангобарды отнюдь не были в этом ряду исключением. Ниже я еще остановлюсь на этом, а пока прошу читателя запомнить имена славянских богов, известных, к слову, еще со скифских времен – Ярило, Лада и их сын Купавон, Ладон, Ополун, Вотан, олицетворявший кроме всего прочего летнее солнцестояние, чей день отмечается до сих пор. Я имею в виду Ивана Купалу. При этом надо иметь в виду следующее обстоятельство, имена вождей «варваров» дошли до нас либо в латинской либо в греческой транскрипции, что наложило свой отпечаток в их написании. В частности ни в греческом, ни в латинском алфавите нет буквы «й», отсюда «йарь» передается либо как «гер», либо как «ар». Отсюда же вместо Йармана или Ярмана-рекса мы получаем Германареха, а вместо ярманцев – германцев, вместо яриев (носителей божественной оплодотворяющей энергии) – ариев или ариан. И еще одно замечание – среди вождей «варваров», связанных с Великой Скифией, нет случайных имен, все они восходят к древней религиозной традиции и одновременно являются титулами. Уже имя первого лангобардского короля Аудоин или Авдоин это грекоизированное имя сына Лады и Ярилы Водана, живым воплощением которого сей вождь себя считал.(Подробнее о чередовании имен Водан-Вотан-Один-Одан-сар-Оттон читайте в статье «Оданацер») Что касается сына Водана=Авдоина Альбоина, то его имя является производным от Эльбы-Лабы и указывает не только на происхождение всего племени лангобардов, живших долгое время на Эльбе (Лабе), но и носит сакральный смысл, поскольку у скифов-сколотов именно река(вода) несла в себе божественную оплодотворяющую ярь. Отсюда религиозное почитание рек, как источника жизни.

В 568 г. лангобарды вторглись в Италию, а Баян, каган аваринов-авар, отправился со своих новых земель в набег на балканские провинции. Началась длительная борьба между аварами и лангобардами, с одной стороны, и державой ромеев – с другой. По одним источникам число лангобардов, вторгшихся в Северную Италию, достигало 200 тысяч человек вместе с женщинами и детьми, по другой только воинов у Альбоина было более 150 тысяч. Источники характеризуют лангобардов как «народ, еще более дикий, чем остальные дикие германцы». Даже вид их внушал страх: лица они татуировали и красили в зеленый цвет, носили длинные волосы, свисающие по щекам и сплетающиеся с бородой. Вместе с лангобардами в Италию вторглись и другие племена - саксы, свевы, гепиды, сарматы. Существует версия, что императорский наместник в Италии Нарсес пригласил в Италию лангобардов, чтобы отомстить двору за недоверие. Так или иначе, но испить горькую чашу поражения довелось не хитрецу Нарсесу, а его преемнику Лонгину, прибывшему в Италию в 568 году. Лонгин только вступал в Ровену, когда лангобарды начали свой завоевательный поход.

Лангобарды при своем вторжении в Северную Италию не встретили значительных препятствий. Местное население, истощенное налогами, не оказывало значительного сопротивления и укрылось за стенами городов, в надежде отсидеться. По началу лангобарды не тратили время на осаду. Поэтому занятие Италии направлялось узкой полосой, сначала по долине р. По, потом, минуя Равенну, к юго-западу. Рим и Неаполь остались под властью Византии, в Средней Италии главным опорным пунктом лангобардов стало Сполето, а на юге — Беневент. Первыми городами, захваченными лангобардами, были Фриуль и Аквилея. Летом 569 г. Албоин взял важный город будущей Ломбардии, Милан, и в то же время начал осаду Павии, которая оказала самое упорное сопротивление и сдалась лишь через три года. Здесь лангобардские короли основали свою столицу.

Завоевания лангобардов привели к уничтожению значительной части старой рабовладельческой знати. Лангобардский историк VIII века Павел Диакон отмечает, что само завоевание и начало господства лангобардов сопровождались истреблением и изгнанием знатных римлян. Важным следствием завоевания было дробление крупных рабовладельческих латифундий в Северной и Средней Италии. В отличие от готов лангобарды отбирали не треть земель у римских собственников, а захватывали их поместья целиком и селились здесь сообща, родовыми объединениями. Покоренные римляне должны были платить лангобардам 1/3 часть своих доходов, а там, где римские собственники были изгнаны, лангобардскую знать стали обслуживать колоны и рабы.

Наконец, результатом лангобардского завоевания стало разрушение всей государственной и административной системы Римской империи. Местные муниципалитеты и центральный аппарат прекратили свое существование. В 572 г. Албоин был убит по проискам жены своей, королевы Розамунды, происходившей из королевского рода гепидов и взятой лангобардами в плен. Согласно легенде, король лангобардов предложил жене выпить из своей чаши, сделанной из черепа ее убитого отца. Этого оскорбления Розамунда не перенесла, подговорила оруженосца, который и нанес Албоину смертельный удар.

Предводители дружин и начальники родов, которых было более 30, избрали в короли герцога Клефа. Имя Клеф, скорее всего, является переводом на греческий имени «Слава», «Славный», возможно он носил это имя-титул до избрания, возможно получил его после того как стал королем. В любом случае «Славный» Клеф продержался на троне всего 2 года, после чего был убит в результате заговора знати. Последовал десятилетний период, когда король не избирался, а Лангобардия управлялась герцогами, которые, тем не менее, продолжали захват Италии, подчинив себе Тоскану, Беневент и Сполетто. Лангобарды не стремились ассимилироваться с местным населением и держались обособленно, угнетая коренных жителей.
Захватнические настроения влекли их не только на юг, но и к северу, что вылилось в поход на Бургундию, который едва не закончился фатально для всего королевства. Растущая опасность со стороны франков и византийцев заставила лангобардов снова избрать короля. Но для того, чтобы королевская власть имела материальную опору, им пришлось отдать королю половину своих земель. Так королевские земли стали вклиниваться в герцогские владения. Чтобы усилить свои позиции, короли назначали в свои имения гастальдов, служивших судебно-политическими временными агентами короля и управляющими королевских имений. Между герцогами и гастальдами были постоянные разногласия. Лангобардский король (аналогично франкскому) управлял при помощи ближайших слуг — дворцового мэра, начальника конюшен и герцогов. Новым королем лангобардов стал сын Клефа – Автари (584-590гг).(Обращаю внимание читателей на вторую часть имени нового лангобардского короля – «яри». Эта составляющая присутствует в именах русских князей – Ярослав, Ярополк, Юрий. Подробнее об этом читайте в статьях «Рюрик» и «Князь Ярослав». Что касается первой части имени, то это все тот же Вотан-Водан-Один, о котором я писал в связи с именем первого готского короля.) Его правление знаменательно войнами с франками и Византией, а также женитьбой на Теодолинде («Божественной ладе». Ладами скифы и славяне называли жен своих правителей, которые согласно тогдашним религиозным представлениям являлись олицетворением земли.), дочери баварского герцога. В целом, государство лангобардов было укреплено, а захваченные франками территории возвращены.

В первые годы Византия не принимала никаких решительных мер против экспансии лангобардов и ограничивалась обороной городов, в которых оставались небольшие гарнизоны. Первая более или менее серьезная битва произошла в 575 или 576 г., но она была проиграна греками. Следствием этого было дальнейшее распространение лангобардов в Среднюю Италию. Большим успехом новых хозяев Италии можно считать трехлетнее перемирие, заключенное с византийцами во время правления экзарха Смарагда(585-589гг.). Этим перемирием король Автари воспользовался для того, чтобы положить начало обустройству лангобардского народа на новой земле и к определению отношений герцогов к королевской власти. К тому же времени относятся первые дипломатические сношения с франкским государством, которое могло быть весьма опасным для лангобардов, если бы стало действовать против них в союзе с императором.
В 590 г. Автари умер от поднесенного ему яда. Вдова Автари вышла замуж за туринского герцога Агилульфа, который и стал (590-616гг.) новым лангобардским королем. Агилульф осадил Рим, но римскому папе удалось откупиться от лангобардского короля.

Во время правления короля Ротари (Родияра, позднее это имя будет произноситься как Роджер, Рожер и даже Роже) (636-652гг) была произведена кодификация законов Лангобардского королевства. Переняв многое от своих предшественников, остготов и римлян, лангобарды ввели и большое количество своих собственных обычаев в социальную и политическую жизнь Италии.
Кодекс короля Ротари (643 г.), являющийся кодификацией (форма систематизации законодательства, в результате которой составлялся новый сводный акт) лангобардского права на латинском языке, много внимания уделяет родовым институтам: кровной мести, наследованию родичами имущества и т. д. Однако соседская община уже вытесняет родовые союзы. Соседи присутствовали при судебных поединках, разбирали вопросы о потравах, ущербах, оценивали стоимость сгоревшего дома, отвечали за имущество умершего члена общины, если у него не было родственников. Пахотная земля находилась в индивидуальном пользовании у членов общины, а леса, луга, пастбища были общими.

Завоевав территорию Италии и разрушив старую муниципальную систему Римской империи, лангобарды должны были организовать государственную власть как для подчинения местного населения, так и для установления господства военной знати над рядовыми общинниками. Общее народное собрание у лангобардов в Италии уже не собиралось. Бывали лишь собрания, на которых обнародовались законы. Король, избираемый знатью, обладал высшей военной и судебной властью, правом чеканки монеты. Он устанавливал подати и пошлины, имел право опеки по отношению ко всем подданным. Его власть обеспечивалась тем, что он был самым крупным собственником в стране. В пользу королевской власти шли судебные штрафы, пошлины и т.д.. Однако особенность лангобардского королевства заключалась в сохранении рядом с королевской властью сильной власти герцогов. Герцоги собирали военное ополчение, имели свои дружины, обладали судебной властью, получали судебные штрафы. Короли старались ограничить могущество герцогов, присвоить себе право их назначения, но это им до конца не удалось.

Наиболее значимыми чертами правления лангобардов в Италии являлись попытки поддержания их собственной этнической уникальности, что вылилось в ограничение смешения с местным населением. Различие в вероисповеданиях только способствовало этому. Политическая система была организована вокруг персоны короля, правящего из столицы в Павии. Средства в казну поступали от налогов и доходов с государственных владений. Управлять государством королю помогал многочисленный двор, перенявший все отрицательные черты римских бюрократических институтов, и правители на местах, которых король назначал лично. Герцоги составляли кольцо высшей знати, окружавшей короля, их число за время существования государства достигало 35 человек. Некоторые из них, даже пользовались независимостью, как например герцоги Сполетто и Беневента, и могли претендовать на право быть избранными королем, при отсутствии прямого наследника. Внизу социальной иерархии находились полусвободные крестьяне, рабы, и наиболее важный для существования государства класс – arimmani (то есть арии-люди), представлявший собой прослойку свободных людей, обязанных служить воинами в военных походах князей и королей.

Итальянские города при лангобардах имели значение не как самостоятельные общины, но как резиденции королей и герцогов; центром администрации и суда делаются королевские дворы, городское население становится смешанным, управление переходит к лангобардским поселенцам.
Лангобардский закон оставляет, однако, для римского населения возможность к изменению бесправного положения. Так, купцы и откупившиеся на волю получали равные с победителями гражданские права. Браки лангобардов с римлянами,— причем римлянка возводилась в свободное состояние, — должны были значительно ослабить суровые постановления закона и способствовать к уравнению побежденных с победителями. Культурные преимущества, предприимчивость и трудолюбие были на стороне римского населения и, во всяком случае, давали ему средства к успешной конкуренции с лангобардами.

Не менее важными нужно признать военные дела Ротари. Он, по-видимому, лучше своих предшественников понял, что лангобардам нельзя останавливаться на полдороге, что положение их в Италии далеко не прочно. Прежде всего он предпринял движение за Апеннины с целью округления своих владений на севере и установления более правильной границы с франкским королевством. Сделанные на севере приобретения он не отдал, однако, в управление кому-либо из герцогов, а присоединил к королевским владениям. Точно так же он распространил свои владения по направлению к Равенне, нанеся здесь византийским войскам сильное поражение, причем на поле сражения осталось 8 тыс. трупов. Почти в то же время замечается наступательное движение против империи в Южной Италии из Беневента, где герцоги Радоальд и преемник его Гримоальд ( лэдами у франков называли владельцев земли, от имени богини Лады, то же самое мы видим у лангобардов. «Грим» по-украински «Гром», то есть Гримоальд это Грозный лэд) начали также наступательную войну против империи. У Византии были отняты Сорренто и Салерно (646), и империя поспешила заключить с лангобардами перемирие, отказавшись от упомянутых городов.

После смерти короля Ротари в 652 г., пользуясь смутами, произошедшими в Павии, могущественный беневентский герцог Гримоальд умертвил короля Гарибальда (Яривлада) и овладел королевским троном (662-671). Чтобы придать вид законности своему насильственному поступку, Гримоальд женился на дочери убитого им короля. Но никто, впрочем, не смел оспаривать у него власти, т. к. соединенные в одних руках земли королевства и беневентского герцогства равнялись половине всех лангобардских владений в Италии.

Конец государству лангобардов настал в 774 году, когда оно было полностью завоёвано и присоединено к растущей империи Карла Великого, который водрузил на себя Железную Корону Лангобардов. Хотя история этого королевства оборвалась, память о нём сохранена в названии большого региона на севере современной Италии – Ломбардия.





Назад Вперед