СЛАВЯНЕ

ГОЛЯДЬ

О проживании голяди в Западном Подмосковье свидетельствует Ипатьевская летопись. Под 1147 годом сообщается, что суздальский князь Юрий Долгорукий, претендовавший на киевский престол, пошел с войском на Новгород Великий, а черниговскому князю Святославу Олеговичу повелел воевать Смоленскую волость. Последний принял это предложение и захватил часть смоленских земель в бассейне р. Протвы, притоке Оки, заселенных голядью – «...и шед Святославъ и взя люди Голядь, верхъ Поротве...» -записал летописец. К голяди Подмосковья относится и сообщение летописей под 1058 годом о победе Изяслава Ярославича над голядью.

Очевидно, племя голядь под именем Сoldas названо в сочинении историка VI в. Иордана «Гетика», на что впервые обратил внимание А.Л.Погодин . Этот этноним упомянут Иорданом среди названий ряда других восточноевропейских племен без указания их географического размещения в связи с характеристикой готского короля Германариха, будто бы покорившего эти северные племена. Среди последних отчетливо читаются меря, мордва, весь, чудь. Произведение Иордана было окончено в 551 г., но автор широко использовал и не дошедшие до нас сочинения Аблабия (середина V в.) и Кассиодора (конец V - начало VI в.). Сведения о голяди здесь относятся к IV в.

На основе топо - гидронимов, производных от этнонима голядь, исследователи очерчивают довольно широкий регион расселения этого племени - от верховьев Клязьмы на севере до верховьев Жиздры на юге и от водораздела Днепра и Волги на западе до окрестностей Москвы на востоке. Вот что пишет по этому поводу В. В. Седов в статье «Голядь»:

«Новейшие топонимические изыскания достоверно свидетельствуют, что области верхнее-окского бассейна, где локализуется голядь, составляют неразрывную часть древнего балтского ареала. Причем, водных названий балтского происхождения здесь не меньше, чем в других регионах древнего расселения этого этноса. В этой связи, можно со всей определенностью утверждать, что балтские племена начиная с отдаленной древности вплоть до славянских миграций заселяли земли бассейна верхней Оки»

Однако среди историков существуют весьма серьезные расхождения, когда собственно произошло выделение славян и балтов из арийской (индо-европейской) общности. Когда это было? Во времена Геродота, в раннем средневековье? Некоторые исследователи придерживаются именно такого мнения; они настаивают на существовании еще в недалеком прошлом «балто-славянского единства». «Балто-славянам» они и приписывают археологические культуры русского севера, обнаруживающие поразительное сходство с поздними славянскими. Согласно этой концепции, славяне довольно поздно - чуть ли не в 6-7вв. н.э. – «отпочковались» от балтов, и произошло это где-то на периферии зоны широколиственных лесов, чуть ли не в болотах бассейна р. Припять.
Однако современные исследования подвергают сомнению существование балто-славянского единства в сравнительно недавнюю эпоху. Балтские языки (литовский, латышский) в самом деле обнаруживают большое сходство со славянскими (как и с санскритом) - но сходство это очень странное. Огромный общий словарный запас, но совершенно иная языковая структура, древние различия в фонетике, отсутствие общих названий для меди и бронзы и других важных культурных терминов.

«Очевидно, расхождение балтской и славянской языковых групп началось еще в неолите (иначе были бы общие названия для технических терминов металлургии бронзы). Если считать, как делает это большинство исследователей, что «протославяне» тогда еще входили в арийскую общность Древне-ямной культуры, то можно предположить, что балтская общность занимала северную лесную зону Восточноевропейской равнины именно в те времена. В таком случае, протобалтам следует приписать комплекс культур ямочно-гребеннатой керамики, заполнявший этот регион в 5-3 тыс. до н.э. Если это так, то балты оказываются одним из древнейших народов арийской семьи. Надо полагать, расхождение языков севера и юга восточноевропейской равнины в 5-3 тыс. до н.э. было сравнительно небольшим, поскольку этому препятствуют сами геополитические условия. Вот в ту пору и существовало «балто-славянское», вернее - еще «балто-арийское» языковое единство! И оно не успело распасться, поскольку уже на рубеже 3 и 2 тыс. до н.э. из степей на север двинулись культуры шнуровой керамики...» (Васильева. «Великая Скифия»)

Чтобы уточнить столь важную деталь обратимся к Новгородским летописям:

«…И в лето от сотворения света 3099-е [1909 г. до н. э.] Словенъ и Русъ с роды своими отлучишася от Еуксинапонта и идоша от роду своего, и отъ братьи своея, и хождаху по странамъ вселенныя, яко острокрилатии орли прилетаху сквозь пустыни многи… 14 лет пустые страны обхождаху, донде же обретыпе озера некоего велика, Моиска завомого, последи же Илмер проименовася во имя сестры их Ирмери… И от того времени новопришельцы, скифи тии, начаху именоватися словене…»

Итак, согласно новгородским летописям, северная зона Восточно-Европейской равнины уже в начале II тыс. до н. э. была заселена русскими, пришедшими с юга, от берегов Понта Эвксинского… Можно ли проверить это сообщение? Современные данные археологии позволяют сделать это. Как раз в конце III — начале II тыс. до н. э. огромный массив территорий Центральной и Восточной Европы оказался занят так называемыми культурами «шнуровой керамики», обнаруживавшими большое единство. В общность «шнуровой керамики» входила южная азово-черноморская территория и северная, лесная; она простиралась от Балтики до бассейна Камы.

«Импульсы формирования общности «шнуровой керамики» исходили именно с юга, из южнорусских степей… Это значит, все было так, как и написано в летописи: русские пришли в северные леса из степей Великой Скифии еще в бронзовом веке, им и принадлежали восточноевропейские культуры «шнуровой керамики» (2200–1600 гг. до н. э.). Сообщение летописи о первых русских «городах», основанных в начале II тыс. до н. э., не противоречит данным археологии: возникшие тогда укрепленные центры, подобные южно-уральскому Аркаиму, можно считать городищами.» (Васильева. «Великая Скифия»)

Зону смешанных и широколиственных лесов от Западного Буга до бассейна Оки в железном веке занимали довольно однородные археологические культуры («штрихованной керамики», днепро-двинская, юхновская, милоградская, верхнеокская), принадлежавшие, несомненно, народу индоевропейского происхождения. Все они обнаруживают преемственность с местными культурами «шнуровой керамики» эпохи бронзы, начиная со времен 22-18 вв. до н.э. Однако культуры типа «штрихованной керамики» обнаруживают преемственность не только с предшествующими, но и с последующими - вплоть до славянского средневековья. В них отчетливо заметны черты, сближающие как с «пражской керамикой», так и с другими несомненно славянскими культурами этого региона. Те же углубленные в земле однокомнатные жилища с очагом в углу, лепные горшки той же формы, тот же обряд погребального сожжения, те же культовые центры - круговые ограды с идолом посредине. В сущности, в этом регионе никакого «разрыва» при переходе к средневековью вообще не было. Славяне русского севера, оказываются автохтонами, коренными жителями.
Очевидно, большинство местных жителей, наследников «ямочно-гребенчатой» культуры, перешло на славянский язык уже в эпоху средней бронзы, прежние языки сохранились только в восточной Прибалтике и там «законсервировались».

Вернемся теперь к Геродоту, и посмотрим, кого он «увидел» на месте археологических культур типа штрихованной керамики, Юхновской и др. Как известно, в его времена там обитали будины и гелоны - народы разного происхождения и образа жизни. Будины - это водь, народ угро-финнского происхождения, а гелоны и есть носители тех культур лесной зоны, которые признаны индоевропейскими и... славянскими!
Описание Геродота дает представление о взаимоотношениях двух основных этнических групп севера Русской равнины: будины были менее развиты, занимались более охотой, тогда как гелоны жили в той же земле, но в укрепленных поселениях (городах), занимались высокопродуктивным сельским хозяйством. Гелоны мирно колонизировали землю будинов, распространяя на север свою высокую культуру. Такими же были отношения славян и утро-финнов и в средневековье...
Гелоны раннего железного века были славянами - вполне в современном смысле этого слова. Сходство языка гелонов с языком скифов, которое отмечал уже Геродот, есть не что иное, как общность языков одной - славянской! - группы, или может быть, даже диалектов внутри одного языка.
Следует учитывать также, что «лесные» народы Центральной России раннего железного века были не просто близки скифам, но входили, по существу, с ними в одну политическую систему. Когда скифская цивилизация подверглась серьезной опасности со стороны персидской империи Ахеменидов (поход Дарня в Причерноморье в 512г. до н.э.), ее поддержали не только ближайшие родственники, донские савроматы, но и северные гелоны и будины, тогда как меланхлены и агатирсы в этот критический момент «отпали».

В начале 2 века н. э. гелоны входили в состав империи Кия, более известной как Русалания. Что вызвало в Приочье приток нового населения в основном с берегов Десны. Этот процесс прослеживается с помощью археологии. Вот что пишет по этому поводу В.В. Седов:

«Во II-III вв. н.э. в Верхнеокском регионе наблюдается инфильтрация новых групп населения, шедшая из Подесенья. Она проявляется в появлении на территории верхнеокской культуры древностей почепской культуры. Последняя получила распространение в бассейне Десны в I-III вв. н.э. и сложилась в условиях взаимодействия местных племен юхновской кулутуры с расселившимися на той же территории носителями зарубинецких древностей.
В бассейне верхней Оки переселенцы из Подесенья - носители почепских древностей селились или на поселениях верхнеокской культуры или основывали новые селища. В результате взаимодействия аборигенного населения с пришлым в Верхнеокском регионе на рубеже III и IV столетий складывается новая культура - мощинская. Основы домостроительства и характер керамического материала (сравнительно толютостенные горшки с выпуклыми плечиками и суженным низом с шероховатой или бугристой поверхностью из-за значительной примеси дресвы и крупного песка) были несомненным наследием местной верхнеокской культуры раннего железного века. Вместе с тем в мощинской культуре присутствуют элементы (наземные дома столбовой конструкции с внутренными прямоугольными котлованами, глиняные сосуды, в том числе не известные ранее здесь довольно многочисленные миски, с черной или коричневой лощеной поверхностью, характерииующиеся тщательностью изготовления и плотным тестом с примесью мелкого песка), генетически не связанные с местными древностями. Достаточно очевидно, что они были привнесены в Верхнеокский регион переселенцами из Подесенья.»
(«Голядь»)

Однако Русалания пала под ударами готов и их союзников гуннов.(Читайте статьи «Готы» и «Гунны» , размещенные на этом сайте) Причем земли гелонов отошли как раз к гуннам. И этому процессу имеются археологические подтверждения. Именно к этому времени В.Н.Топоров относит появление на территории современного Подмосковья «мощного западно-балтийского компонента». Это еще одно подтверждение того, что гунны выходцы не из монгольских степей, а с южного берега Балтийского моря. Гуннам удалось объединить вокруг себя не только гелонов и финно-угров, но и волжских сарматов, более известных в истории как болгары. (Читайте статью «Донские Русы» ) И гелоны, и финно-угры, и волжские сарматы входили еще в империю Кия, а гуннам они достались по наследству.
Причем гелоны и сарматы говорили на одном языке, до нас этот язык дошел почти в неизменном виде и известен как церковно-славянский. Равным образом это касается и письменности. Речь идет о знаменитой «кириллице», с которой Константин Философ (в иночестве Кирилл) познакомился в Крыму. О чем с предельной честностью сообщает его «Житие». Стоит ли удивляться после этого, что болгарские и русские современные языки очень схожи между собой.. Как известно, болгары-сарматы образовали два государства, кроме Дунайской Болгарии, совместно со славянами, еще и Болгарию Волжскую, совместно с финно-уграми. И, скорее всего, в Волжской Болгарии говорили до так называемого монголо-татарского нашествия именно на сарматском языке и лишь позднее перешли на тюркский. Так что в выражении «поскреби русского – найдешь татарина» есть своя правда, но с существенной поправкой, если продолжить этот процесс дальше, то в татарине обнаружишь сармата-волгаря, сиречь русского.

Гелоны под несколько измененными именами известны на севере Русской равнины вплоть до средних веков. Еще в 5-6 вв. н.э. по левобережью Днепра, в бассейне Десны и верхней Оки обитали, как сообщают источники, гольты и гольтескифы. Последний термин ясно указывает на большую близость гелонов-гольтов и скифов, о чем говорил и Геродот.

В русских летописях жители бассейна верхней Оки назывались голядью, при этом никогда не отмечалось их «иноязычие» по отношению к славянскому населению. Очевидно, средневековая «голядь» - это потомки древних гелонов, сохранившие свои этнополигические структуры; остальные же просто вошли в состав нового славянского объединения, созданного вендами-вятичами.





Назад Вперед