СЛАВЯНЕ

АНТЫ

С точки зрения советского археолога А.А. Спицына, территория, заселенная антами, простиралась от региона нижнего Днестра до верхней реки Донец. Согласно Спицыну, группа древностей шестого и седьмого веков, выполненная в характерном стиле и обнаруженная на территории предполагаемой экспансии антов, должна быть идентифицирована как антские древности. Он таким образом относит к антам множество драгоценных кладов этого периода, обнаруженных в различных местах Херсонской. Киевской, Черниговской, Полтавской, Екатеринославской, Харьковской и Воронежской губерний. Заключения Спицына были подтверждены и развиты академиком Б.А. Рыбаковым.
По Рыбакову, заселенная антами территория простиралась от нижнего Дуная до реки Донец. Согласно Рыбакову, следующая группа древностей пятого, шестого и седьмого столетий, найденных на этой территории, может рассматриваться как антская: пальчатые и простые застежки, подвески, лунообразные украшения, квадратные металлические пластины, крупчатые грубые металлические ушные кольца, браслеты с расширяющимися концами, спиральные ушки (для крючка и иглы); массивные поясные пряжки; односторонние гребни определенного типа с высокой орнаментированной задней стороной; височные кольца и т. д. Большинство этих вещей сделано из бронзы или серебра, но некоторые из золота. К этому перечню следует прибавить мечи антского типа.
По мнению Рыбакова, центр цивилизации антов находился в районе среднего Днепра, в Киевской и Черниговской губерниях; на востоке антская территория включала регионы по рекам Десне, Сейму, Пселу, Ворскле и достигала Дона у Воронежа; на юге она достигала нижнего Днепра. Нужно отметить, что Рыбаков, в отличие от Вернадского, не проводит различия между границами распространения антов в ранний и поздний периоды.
Вернадский же полагает, что территориями ранней антской цивилизации являются регион нижнего Буга и Приднестровье. Вот что он пишет по этому поводу:

«И только позднее ее центр сместился на север, в регион Киева. Как предполагает сам Рыбаков, некоторые древности антов схожи с древностями византийских городов на северном черноморском побережье. Это – свидетельство тесной связи между антами и греками; подобная связь наиболее легко объяснима, если предположить, что по крайней мере некоторые антские поселения были расположены вблизи Черного моря. Это также указывает на существование алано-антских общин в Крыму.» («Древняя Русь»).

Если верить Велесовой книге, то Антия изначально входила в состав Русалании, возникшей в начале второго века на Днепре, при участии ругов, выходцев с южного берега Балтики и автохтонного славянского населения. (Читайте статью «Русалания» ). Русалания просуществовала чуть менее века и распалась еще до прихода готов, значительно облегчив тем самым их задачу по созданию собственной империи. (Читайте статью «Готы»). Империя готов была разгромлена гуннами во второй половине 4 века, а вместе с готами потерпели поражения и русаланы, вытесненные с Дона и Днепра на Дунай. Речь, разумеется, идет большей частью о знати и воинской прослойке, а отнюдь не о простых земледельцах, которые либо отступили в лесную зону, либо остались на прежних местах. Иордан, хронист 6 века, упоминая о славянах и антах прямо пишет, что они говорят на одном языке и происходят от одного корня, от неких сполов (Прокопий, другой византийский хронист, называет их спорами), что подтверждает версию о том, что анты и дунайские славяне, во всяком случае, значительная их часть, входили в одно государственное образование, с центром в Поднепровье. Однако Антия в отличие от Русалании, частью которой она была до готского нашествия, встала на сторону гуннов в их борьбе с Германарехом. Спустя десять лет после смерти верховного вождя готов, в 385 году его внук Витимир, возглавлявший в ту пору остготов, расселившихся в византийской провинции Мезия, предпринял попытку то ли подчинить своей власти антов, то ли просто отомстить князю Бусу, за выбор сделанный в пользу гуннов. Поначалу ему удалось разгромить антов захватить в плен и казнить Буса, его сыновей и несколько десятков бояр. Однако его поход закончился тягчайшим поражением остготов и смертью самого Витимира. После этого анты, видимо с согласия гуннов, распространили свое влияние на территорию, бывшую когда-то ядром Русалании, от Днестра до верховьев Дона.

Судя по всему, в Антию как и в Русаланию входило автохтонное славянское население, жившее в этих местах еще со времен Скифской империи. Историк Васильева, автор книги «Евразийская империя скифов», к антам-автохтонам относит племена дулебов, уличей, тиверцев и карпатских хорватов. Причем тиверцы и уличи занимали изначально земли вплоть до побережья Черного моря. Вот что Васильева пишет по этому поводу:

« Археологические раскопки древних приднестровских «городов», принадлежавших средневековым славянам-тиверцам, показали, что в них имеются более ранние слои скифских поселений, а несколько селищ имеют непрерывные «славянские» слои с рубежа н. э. до X–XI вв. Некоторые основаны на местах трипольских поселений — преемственны с эпохи ранней бронзы. Название «тиверцы» связано с древним, времен Геродота именем Днестра — Тирас. Несомненно, что Днестр издавна был славянской рекой. Но одновременно — и западной границей Великой Скифии. Все данные указывают на то, что днепро-днестровские анты представляли собой западную группу скифов (сарматов).» («Евразийская империя скифов»)

Край антов Иордан располагал от Днестра до Днепра, а склавины (славяне), как он указывал, жили от оз. Балатон до Днестра и Вислы. Склавинов он представлял наиболее отсталыми, сообщая, что «вместо городов у них болота и леса», а антов считал «сильнейшими». Византийские авторы уделяли немало внимания антам и склавинам, с которыми им пришлось непосредственно сталкиваться. Правда, «бесчисленные антские народы» они помещают уже не только до Днепра, но и за Днепром, до Дона, что соответствует и данным археологии, показывающим, что в VI—VII вв. славяне заселили всю лесостепную полосу Восточной Европы и во многих местах глубоко проникали вглубь степей. Видимо, за время существования гуннской империи и после ее распада анты и славяне снова сумели успешно освоить эти плодородные области, утраченные в борьбе с готами.

Анты знали развитое земледелие, оседлое скотоводство, добычу и обработку железа, высокоразвитое гончарство, основанное на технике гончарного круга, ювелирное ремесло, обработку камня, кости, ткачество и другие отрасли производства. Ремесло антов уже отделилось от сельского хозяйства; известен ряд ремесленных мастерских (железоделательных, гончарных, ювелирных), которые работали на продажу. Росла внутренняя торговля, связанная с развитием ремесла, и внешняя (в частности, с Византийской империей); возникло денежное обращение, для чего использовались серебряные римские монеты. На землях антов встречается много римских вещей (монеты, амфоры, стеклянная, металлическая и керамическая посуда, ювелирные изделия и др.).
Для антского общества была характерна сельская община. Археологам известны обширные открытые, лишенные укрепления поселения антов, состоявшие из ряда отдельных домохозяйств. Имущественное расслоение у антов прослеживается по многочисленным кладам монет и драгоценных вещей (так называемые антские клады). Большого развития у них достигло рабовладение, причем принудительный труд рабов использовался антами непосредственно в хозяйстве. Византийские историки пишут о многих десятках тысяч военнопленных, захватывавшихся антами с целью превращения их в рабов, но рабы у антов пребывали в более мягких формах зависимости, чем в Византии.
Византийские авторы VI века Прокопий Кесарийский и Маврикий Стратег описывают антов, как племена земледельческие, владеющие большим количеством хлеба (пшеницы и проса), а также обладающие разнообразным скотом. Историк Менандр сообщает, что авары, стремясь нанести антам как можно больший урон, прежде всего разоряли их поля, вероятно, предавая посевы огню или вытаптывая их конями.

Раскопки показывают, что антские городища строились в форме круга, укрепляясь валами и рвами, центральная площадь оставалась свободной, а по периметру располагались жилища. Они представляли собой землянки размером примерно 5 х 5 м, в центре размещалась глиняная плита, а по стенам — скамьи в виде земляных насыпей, на которых делалось деревянное покрытие. Проживали в таких городищах по 200—400 человек, хотя имелись и гораздо более крупные поселения — крепости, обнаруженные и в краю антов, и на землях западных венедов. Впрочем, и в описаниях военных действий против придунайских славян встречаются упоминания о «лагерях» — очевидно, тех же городищах, в которых проживали по нескольку тысяч человек.
При этом надо иметь в виду, что в IV—V вв., в период готско-гуннских войн и вызванных ими интенсивных переселений, в культуре славян вообще и антов в частности отмечается значительный упадок. Исчезают красивая керамика, прежние фигурные сосуды с художественными изображениями зверей и птиц, заменяясь массивными простыми горшками без украшений, вылепленными вручную, без гончарного круга, то есть в походных или полукочевых условиях, когда людям нецелесообразно было обременять себя переноской громоздкого оборудования мастерских. Уменьшилось количество и ухудшилось качество других ремесленных изделий, весьма грубыми стали украшения. Развитые большие города с планировкой улиц, деревянными мостовыми, жилыми зданиями, многочисленными мастерскими и сложными системами крепостных сооружений, вроде Бискупинского городища под Познанью или Бероуна вблизи Праги, сменяются городищами временного типа, а вместо «прочных домов», о которых писал еще Тацит, появились упомянутые выше землянки. Впрочем, это объясняется не только общим упадком культуры или «бродячей жизнью» — в результате частых перемен места жительства и освоения новых пространств славяне перешли от прежней переложной системы земледелия на подсечную, когда участок леса выжигался, в течение 2—3 лет давал высокий урожай, а потом его забрасывали и осваивали новый. При такой системе, действительно, строить капитальные дома и города было нецелесообразно, поскольку удобнее было время от времени переносить селение поближе к обрабатываемым полям.
К VI в., когда ситуация в Европе наконец-то стабилизировалась и расселения, в основном, завершились, в культуре славян уже обозначился быстрый прогресс. Поселения приобретают более постоянный характер, землянки начинают постепенно сменяться избами. Возникают крупные города-крепости, объединяющие вокруг себя более мелкие села. Хотя этот процесс более интенсивно шел вдали от византийских границ — на западе, на Руси и у антов.
Значительно развиваются ремесла, у славян в это время уже были искусные кузнецы, ювелиры, гончары, возобновляется разработка рудных месторождений и выплавка металла. Керамика VI века становятся весьма совершенной, появляются красивые бронзовые и серебряные украшения с эмалью, изящно выполненные застежки, кольца, пряжки, гребни с затейливыми орнаментами, отличное оружие.
Уже с конца V — начала VI в. славяне применяли не только легкие, но и тяжелые плуги, а различные источники — и византийские, и сирийские — неоднократно упоминают о богатых полях антов, о складах зерна и овощей в их селениях, о больших стадах скота и табунах, принадлежащих им. Иоанн Эфесский писал:

«Они стали богаты, имеют много золота, серебра, табуны лошадей и оружие, и научились вести войны лучше самих римлян».

Целый ряд византийских свидетельств говорит нам о родовом строе у славян и антов в VIв:

«Эти народы, Славяне и Анты, не подчиняются одному человеку, но исстари живут в демократии: поэтому обо всем, что для них полезно или вредно, они рассуждают сообща.» (Прокопий).

«Племена славян и антов живут вместе, и жизнь их одинакова: они живут свободно, и не дают никому поработить себя или подчинить» (Маврикий)

«У них нет общей власти, они вечно во вражде друг с другом.» (Маврикий).

Перед нами - картина отдельных, враждующих между собой родов и племен, не спаянных еще никакой единой властью. Однако соответствует ли она действительности, вот в чем вопрос. В частности Иордан при описании событий готско-гуннских войн, упоминает короля антов Буса. М. В. Ломоносов, доказывая существование государства у антов, обратил внимание на хронику Менандра, где в середине VI в. фигурирует князь Мезенмир, «сын Идара, брат Келагаста». Тут явно указано на преемственность власти и ее наследственный характер. А поскольку назван не только отец, но и брат, то подразумевается, что Мезенмир княжил либо после старшего брата, принявшего власть от отца, либо брат принял власть после гибели Мезенмира и княжил в момент написания хроники, то есть видны явные признаки династии. А Маврикий, хотя и говорит о ведении боевых действий «не имея над собой главы», но в той же работе пишет о славянских «царьках» — племенных князьях, разрабатывая тактику дипломатических игр с ними и привлечения некоторых из них на свою сторону «с помощью речей и даров». Отсюда опять же видно, что фигуры князей в своих племенах обладали весомым авторитетом и что в их руках находилась реальная власть, хотя и ограниченная вечем. В противном случае разве можно было бы влиять на политику племени путем воздействия на князя? Безусловно у антов как и у дунайских славян существовала иерархия знати и административное деление с подчинением князю более крупного племенного объединения мелких единиц.

Одним из приемов византийцев по разобщению антской и славянской знати было приглашение их князей на имперскую военную службу. Уже в 469 г. начальником фракийских войск был Анангаст, ант или славянин по происхождению. В 530-е годы ант Хвилибуд (Хилвудий) начальствует над греческим гарнизоном по Дунаю (его, анта, направили не против сородичей-антов, а против склавинов). В середине VI в. на высоком посту начальника византийской черноморской эскадры видим анта Доброгаста. В это же время в числе военачальников упоминается ант Всегорд.

Система религиозных представлений антов обрисована Прокопием так:

«Одного Бога-Громовержца признают они владыкой всего мира и в жертву ему приносят быков и всякого рода священных животных. Судьбы они совсем не знают и не приписывают ей никакого влияния на людей…Поклоняются также рекам и нимфам и другим божествам и всем им приносят жертвы; при этих жертвоприношениях гадают.»

В этом неполном, беглом очерке мы узнаем анимистические представления, характерные и для более позднего времени. Поклонение источникам и кладезям в дальнейшем явится объектом наиболее частых нападок церкви. Громовержец - это разумеется Перун. Археология может добавить родовые кладбища, веру в загробную жизнь (погребение с вещами).

С начала 6-го века анты вместе с родственными им склавинами ведут наступление на балканские владения Византии. Вначале оно носило характер набегов для захвата пленных и добычи, но уже во время войны 550-551 годов часть антов и склавинов осталась на Балканах. С этого периода быстро развивается славянская колонизация Балкан.

«С того времени, как Юстиниан принял господство над Ромеями (527г.), гунны, славяне и анты, почти ежегодно опустошая Империю и всю Фракию, приносили жителям этих стран непоправимые бедствия. При каждом вторжении убитых и взятых в плен ромеев было больше, чем по 20 мириад. Вся земля становилась какой-то скифской пустыней .»(Прокопий. «Война с готами»).

Отдельные набеги антских дружин начались еще раньше, около 519г., а затем следует целая цепь печальных повествований византийских и готских историков о том: «как теперь за грехи наши они повсюду свирепствуют» (Иордан).

Менялась ли коренная антская земля, их отечество, от этих походов? Достаточно взглянуть на археологическую карту, чтобы убедиться в существенных изменениях. Вдоль всей лесостепной полосы идет цепь кладов дорогих византийских вещей из золота и серебра с клеймами константинопольских мастерских, с подписями епископов окраинных византийских городов. Из наиболее известных назову клады Суджанский, Обоянский, Перещепинский. Обилие кладов напоминает слова Маврикия: они закапывают в землю в потайных местах, скрывая от глаз, все, что приобретают.
Веши, находимые в кладах, датируются не ранее IV-V вв., следовательно, V-VI вв. являются наиболее вероятной эпохой их зарытия новыми владельцами, т.е. как раз то время, когда анты ежегодно нападают на Византию. Некоторые клады накапливались, очевидно несколькими поколениями. Клады содержат в себе кубки, кувшины, блюда, браслеты, аграфы, мечи, пряжки и т.д. Вес золота в некоторых кладах превышает 20 кг. В составе перещипинского клада (возле Полтавы), к которому относится эта цифра, были: блюда и вазы, тарелки, кувшины, вызолоченная амфора с греческой надписью, 10 стаканчиков, и золотых кубков со специальным приспособлением для звона, ритон, гривна, браслеты, два меча, пара стремян, многочисленные нашивные бляшки, подвески, накладки на седло и византийские монеты VII в.

Временно антов удалось удержать стратегу Герману; на несколько лет наступает затишье. Но с 527г., когда воцарился Юстиниан, анты и славяне грабят Византию, уводя пленных. В VI в. часть приднепровских дружин вступает на путь широких вторжений в Восточно-римскую империю. С этого времени антов можно встретить и на Дунае, и в Италии, и далеко в глубине Балканского полуострова, и в районе Азовского моря, а возможно, что и малая Азия и арабский халифат, и Кахетия видели у себя рослых и сильных антских воинов, известных им под собирательным именем Славян.

Анты наряду со славянами становятся грозой для Восточной Римской Империи. Юстиниан строит для защиты от них 80 крепостей от Дуная до Белгорода на Черном море. Всего в Европейской части империи построено около 600 крепостей. Крепости мало помогали империи, как, впрочем, и военное противодействие. Зато изощренная византийская дипломатия неожиданно добилась успеха, используя противоречия между дунайскими славянами и антами, истоки которых следует искать в предшествующих временах. Византийцам удалось после удачных военных действий на территории Антии заключить со своими противниками союз. Что не понравилось аварскому кагану и подчиненным ему дунайским славянам. (Читайте статью «Аварский каганат» ) В самом начале 7 века разразилась аваро-антская война, закончившаяся поражением антов. Именно в рамках этой войны началось продвижение дунайских славян на Днепр, отмеченных «Повестью временных лет». Речь идет в первую очередь о полянах и древлянах, потомках тех самых сполов, которые наряду с антами составляли основное население Русалании. Для них это было возвращением домой, к могилам предков, утраченных в результате войны с гуннами. С этой поры слова «анты» и «Антия» исчезают из летописей, что, естественно, вовсе не означает поголовное истребление племен, входивших в антский союз. В результате аварской агрессии распалось общность, именуемая Антией, произошло перемещение племен, входивших в сферу Аварского каганата. Причем кроме древлян и полян, коих ПВЛ именует славянами на территорию нынешней России переместились (от ляхов, согласно все той же «Повести») радимичи и вятичи, племена венедские, жившие прежде на берегах Вислы.

В VII в. завоевание Византии проводится особенно интенсивно, славянские отряды идут на Солунь и далее на юг, доходя до древней Спарты, где разместились славянские племена езерцев и милян. Уцелевшие после войны с аварами анты, судя по всему, не смирились со своей судьбой. Вскоре появляются флотилии славянских моноксилов-однодревок в Мраморном море, в Геллеспонте, в Эгейском море. Славяне с моря осаждают Царьград, нападают на берега Малой Азии, На Эпир, Ахайю. В 610 г. с моря и с суши осаждают Солунь, в 623 г. славянский флот нападает на Крит, в 642 г. славянская флотилия предприняла далекий морской поход в Южную Италию. Очень соблазнительно поставить в связь эти морские походы с событиями на Дунае: авары оттеснили антов, издавна владевших морским побережьем, от Византии и тем самым вынудили их предпринять морские походы. Отмечу, что пополнение антских сокровищ византийскими вещами в VII в. не прекратилось.

В VII в. у западных славян возникает в борьбе с аварами мощный племенной союз чехов, мораван, хорутанцев и сербов с Само во главе (627-662 гг.). В VIII веке складываются племенные союзы у полабских славян. Вероятно, в это же время на территории антов формируются те союзы племен, о которых пишет ПВЛ. Материальная культура древнерусских племен IX-XI вв. сохранила много общих черт с материальной культурой антов. Непосредственная преемственность чувствуется во многом. Височные кольца, подвески, бусы и т.д. сближают антские клады с курганами Киевской Руси.

Прямыми потомками антов ученые считают уличей и тиверцев, живших во времена Киевской Руси на Днестре, изначальной родине антов. В процессе создания и укрепления Руси киевские князья вели упорную борьбу за покорение и объединение всех восточно-славянских племен. Одними из первых племен, втянутыми в этот процесс, оказались уличи и тиверцы. Киевские князья Аскольд и Дир во второй половине IX века вели борьбу за покорение уличей, ее продолжил Олег, стремившийся покорить, как сообщает летопись под 885 годом, не только уличей, но и тиверцев. Преемник Олега — князь Игорь также начал свое княжение (в первой четверти X века) с борьбы за покорение уличей. Воевода Игоря — Свенельд, «примучи» уличей, возложил на них тяжелую дань. Один из городов уличей — Пересечен — был взят Свенельдом лишь в 940 году в результате трехлетней осады. После взятия Пересечена уличи, жившие до того в Поднепровье («По Днепру вниз»), переселились на запад, на территорию между Бугом и Днестром. Борьба киевских князей за покорение уличей и тиверцев в целом была, видимо, удачной и привела к включению их в Киевское государство. После 944 года тиверцы, как и ряд других восточнославянских племен, исчезают со страниц летописи, что, очевидно, отражало их полное подчинение киевским князьям и окончательное включение их в состав Киевского государства. Об уличах и тиверцах упоминает и анонимный баварский географ второй половины IX века, сообщающий о том, что «многочисленный народ уличей имел 318 городов, а свирепейший народ, — как выражается географ, — тиверцы — 148 городов». Византийский император Константин Багрянородный в середине X века также писал об области уличей, пограничной с одним из округов, занимаемых кочевниками-печенегами. Несмотря на краткость и отрывочность этих сведений, можно, однако, судить, что племена эти были весьма многочисленными, имели в большом количестве хорошо укрепленные города, упорно отстаивали свою независимость, принимали участие в далеких и трудных, требующих боевой выучки, походах киевских князей на византийскую столицу.




Назад Вперед