ГЛАВНАЯ
ИМЯ БОГА
РЕЛИГИЯ СЛАВЯН
ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ
АРИЙСКИЙ ПРОСТОР
ВЕЛИКАЯ СКИФИЯ
ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ
СЛАВЯНЕ
КИЕВСКАЯ РУСЬ
РУССКИЕ КНЯЗЬЯ
БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
ГОРОДА
КИЕВСКОЙ РУСИ
КНЯЖЕСТВА
КИЕВСКОЙ РУСИ
СРЕДНЕВЕКО-
ВАЯ ЕВРОПА
ИСТОРИЯ АНГЛИИ
ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
ОРДА
РУСЬ И ОРДА
МОСКОВСКАЯ РУСЬ
ИСТОРИЯ ФРАНЦИИ
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18в.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19в.
СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ
ПИРАТЫ
ЗЛОДЕИ И АВАНТЮРИСТЫ
БИБЛИОТЕКА
ДЕТЕКТИВЫ
ФАНТАСТИКА
ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ
ФАНТАСТИКА
НЕЧИСТАЯ СИЛА
ЮМОР
АКВАРИУМ

Великая Скифия

Великая скифияski-0.jpg"

Киммерийцыski-1.jpg

Скифы в 4-2 тыс. до н. э. ski-2.jpg

Скифы в 8-6 вв до н.э. skl-3.jpg

Войны скифов с персами ski-4.jpg

Скифы и македонцы ski-5.jpg

Боспорское царство ski-6.jpg

Цивилизация скифовski-7.jpg

Племена скифов ski-8.jpg

Культура скифов ski-9.jpg

Быт скифов ski-10.jpg

Города скифов ski11.jpg

Религия скифов ski12.jpg

Сарматы ski13.jpg

Великоросы ski14.jpg



ВЕЛИКОРОСЫ

Первая перепись населения была проведена татарами в Киевской земле в Подолии, возможно в Переяславской и Черниговской землях, в 1245 г. В 1258-1259 году перепись производилась в Великом княжестве Владимирском и в Новгородской земле, в 1260г. – в Галиче и Волыни. В 1274 -1275 гг. были переписаны восточные княжества, а также Смоленск. При этом надо учитывать, что первую попытку переписать населения Владимиро-Суздальского княжества предпринял еще Андрей Боголюбский, и татары воспользовались ее плодами. Результаты проделанной в 13 веке работы не могут не навести на размышление. Судите сами. Согласно переписи население Владимиро-Суздальской земли составляло 3 миллиона человек, тогда как население Киевской земли всего 200 тысяч.

«Таким образом, мы приходим к тому, что до Тохтамыша в Восточной Руси было 27 тем (в Великом княжестве Владимирском – 15 тем; Рязанском – две; Нижегородском и Тверском – по пять). Включая 16 тем в Западной Руси , общее число составит цифру 43. Допустив, что в среднем на тьму приходилось 200 000 человек, общее население во всех русских тьмах к 1275 г. составляло примерно 8 600 000 человек. К этому числу должно быть добавлено население регионов, не включенных в систему тем: Русские земли в Великом княжестве Литовском, не подчиненные монголам, такие, как Черная Русь; Новгород и Псков; Тула и другие уделы Чингисидов. Кроме того, много русских жило в то время в Сарае и Молдавии. И нам не следует забывать о населении больших городов (не включенном в систему тем), а также и о церковных владениях (на которые налогообложение не распространялось). В целом, приблизительно можно установить общую численность населения в 10 000 000 человек.» (Вернадский. «Монголы и Русь»)

Татарская тьма, согласно тому же Вернадскому, составляла 200 000 человек, следовательно исключив из общего числа 16 тем Западной Руси, что составит 3 миллиона 200 тысяч человек, мы получим население собственно России общим числом около 5 миллионов. И это без населения Псковской и Новгородской земель. Конечно, часть этого населения составляли финно-угорские племена. Вопрос напрашивается сам собой – какую именно часть? Половину? Треть? Но подобная пропорция в этническом составе населении неизбежно бы отразилась на языке. Однако ничего подобного не произошло. Даже самые отчаянные сторонники славяно-финно-угорского происхождения великороссов не рискуют отнести русский язык к финно-угорской группе. Да и русские летописи почему-то молчат о значительном количестве финно-угорского населения в Владимиро-Суздальском княжестве. Не говоря уже о том, что если не все, то большинство финно-угорских племен и народностей благополучно дожили до наших дней, сохранив свой язык и культуру. Откуда же тогда взялись расторопные славяне заселившие Русскую равнину?
Ответ наших историков прост как огурец: славянское население мигрировало в Суздальскую землю из южных областей Киевской Руси под давлением половцев, беспощадно грабивших население. Да вот беда, никакой массовой славянской миграции с юга на север и с запада на восток в средние века археологи не зафиксировали. Не пишут об этом и летописи. Еще Ключевский отмечал, что Великороссия появляется как бы ниоткуда, равно как и населяющие ее великороссы.
Впервые в Повести временных лет Залесская земля (будущая Владимиро-Суздальская) появляется в связи с завещанием Владимира Монамаха и на протяжении одного-двух поколений превращается усилиями Юрия Долгорукого и его сыновей Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо в доминирующую силу в Киевской Руси, причем не только в политическом, но и в экономическом смысле. Воля ваша, но подобные превращения просто не могут происходить в одночасье, по мановению княжеской руки. Следовательно, мы имеем дело либо с умалчиванием предшествующей истории Залесской земли создателями Повести временных лет (киевскими монахами, к слову), либо с более поздней правкой, либо с произволом отечественной исторической науки, подгоняющей факты под имеющуюся схему. Но если молчат киевские летописи, нам следует обраться к новгородским.

«…И в лето от сотворения света 3099-е [1909 г. до н. э.] Словенъ и Русъ с роды своими отлучишася от Еуксинапонта и идоша от роду своего, и отъ братьи своея, и хождаху по странамъ вселенныя, яко острокрилатии орли прилетаху сквозь пустыни многи… 14 лет пустые страны обхождаху, донде же обретыпе озера некоего велика, Моиска завомого, последи же Илмер проименовася во имя сестры их Ирмери… И от того времени новопришельцы, скифи тии, начаху именоватися словене…»

Итак, согласно новгородским летописям, северная зона Восточно-Европейской равнины уже в начале II тыс. до н. э. была заселена русскими, пришедшими с юга, от берегов Понта Эвксинского… Можно ли проверить это сообщение? Современные данные археологии позволяют сделать это. Как раз в конце III — начале II тыс. до н. э. огромный массив территорий Центральной и Восточной Европы оказался занят так называемыми культурами «шнуровой керамики», обнаруживавшими большое единство. В общность «шнуровой керамики» входила южная азово-черноморская территория и северная, лесная; она простиралась от Балтики до бассейна Камы.

«Импульсы формирования общности «шнуровой керамики» исходили именно с юга, из южнорусских степей… Это значит, все было так, как и написано в летописи: русские пришли в северные леса из степей Великой Скифии еще в бронзовом веке, им и принадлежали восточноевропейские культуры «шнуровой керамики» (2200–1600 гг. до н. э.). Сообщение летописи о первых русских «городах», основанных в начале II тыс. до н. э., не противоречит данным археологии: возникшие тогда укрепленные центры, подобные южно-уральскому Аркаиму, можно считать городищами.» (Васильева. «Великая Скифия»)

Бронзовый век, эпоха культур «шнуровой керамики» и их наследников, очевидно, был временем наивысшего могущества Великой Скифии:

«Словенъ же и рус живяху между собой в любви и княжаху тамо, и завладеша многими странами тамошних краев. Тако же по нихъ сынове их и внуци княжаху по коленам своимъ, и налезоша себе славы вечныя, и богачество много мечемъ своимъ и луком; обладаше же и северными странами и по всему морю даже до пределов Ледовитого моря, и окрестъ Желтоводныхъ водъ и Зеленовидных водъ, и по великимъ рекамъ Печере и Выме, и за высокими и непроходимыми каменными горами во стране, рекома Скиръ, по велицеи реце Оби и до устия Беловидные реки, ея же вода бела, яко млеко, тамо бо берущу дорогою скорою звери, рекомаго деика, сииречь соболь. Хожаху же и на Египецкие страны и воеваху, и многое храбърство показующе, по Ерусалимскихъ и варварскихъ странах вели страх тогда от належаще»

Египетско-палестинские войны, упомянутые в летописи, — это походы «народов моря» (XIII–XII вв. до н. э.) и войны скифов в Передней Азии (VIII–VII вв. до н. э.). В том же источнике есть рассказ об установлении дипломатических отношений великой русской державы с Александром Македонским. В грамоте Александра признается, что держава «храбросердого народа словенского, славнейшего и знатнейшего колена русского» простирается от «моря Варяжского» (Балтики) до «моря Хвалинского» (Каспия), и берутся обязательства ни русским, ни «средиземцам» не вступать в чужие пределы. (Читайте статьи «Скифы в 4-2 тыс. до н.э.»,«Скифы в 8-6 вв. до н. э.», «Скифы и македонцы».)
Кстати землями «Ерусалимскими» и Приобскими наши предки отнюдь не ограничивались. Вот что пишут по этому поводу С. Жарникова и А. Виноградов в статье «Восточная Европа как прародина индоевропейцев»:

«В Волго-Окском междуречье есть множество рек, над именами которых тысячелетия оказались не властны. Для доказательства этого не требуется особых усилий: достаточно сравнить названия рек Поочья с названиями «священных криниц» Махабхараты, точнее, той ее части, которая известна как «Хождение по криницам». Именно в ней дано описание более 200 священных водоемов древнеарийской земли Бхараты в бассейнах Ганги и Ямуны (по состоянию на 3150г. до н.э.). (Первой идет название криницы, второй – реки в Поочье)
Агастья – Агашка, Акша – Акша, Апага – Апака, Арчика – Арчиков, Асита – Асата, Ахалья – Ахаленка, Вадава – Вад, Вамана – Вамна, Ванша – Ванша, Вараха – Варах, Варадана – Варадуна, Кавери – Каверка, Кедара – Кидра, Кубджа-Кубджа, Кумара – Кумаревка, Кушика – Кушка, Мануша – Манушинской, Париплава – Плава, Плакша – Плакса, оз. Рама – оз. Рама, Сита – Сить, Сома – Сомь, Сутиртха – Сутерки, Тушни – Тушина, Урваши – Урванавский, Ушанас – Ушанец, Шанкхини – Шанкини, Шона – Шана, Шива – Шивская, Якшини – Якшина.
Удивительно и то, что мы имеем дело не только с почти буквальным совпадением названий священных криниц Махабхараты и рек Средней России, но даже и с соответствием их взаимного расположения. Так в санскрите и в русском языке слова с начальной «Ф» чрезвычайно редки: из списка рек Махабхараты только одна имеет «Ф» в начале названия - Фальгуна, впадающая в Сарасвати. Но, согласно древнеарийским текстам, Сарасвати - единственная большая река, текушая к северу от Ямуны и к югу от Ганги и впадающая в Ямуну у ее устья. Ей соответствует только находящаяся к северу от Оки и к югу от Волги река Клязьма. И что же? Среди сотен ее притоков только один носит название, начинающееся на «Ф» - Фалюгин!
Несмотря на 5 тысяч лет, это необычное название практически не изменилось... В описании криниц пятитысячелетней давности говорится, наример, о реке Пандье, текущей недалеко от Варуны, притока Синдху (Дона). Но река Панда и сегодня впадает в крупнейший приток Дона - реку Ворону. Описывая путь паломников Махабхарата сообщает: «Вон Джала и Упаджала, в Ямуну впадающие реки». Есть ли ныне где-нибудь текущие рядом реки Джала(«джала» - река на санскрите) и Упа-джала? Есть. Это реки Жала(Таруса) и река Упа, впадающая рядом в Оку. Именно в Махабхарате впервые упомянута текущая на запад от верховьев Ганги (Волги) река Саданапру (Великий Данапр) - Днепр.
Но если сохранились названия рек, если сохранился язык населения, то, наверное, должны сохраниться и сами народы? И, действительно, они есть. Так в Махабхарате говорится, что к северу от страны Пандьи, лежащих на берегах Варуны, находится страна Мартьев. Но именно к северу от Панды и Вороны по берегам Мокши и Суры лежит земля Мордвы (Мортвы Средневековья) - народа говорящего на финно-угорском языке с огромным количеством русских, иранских и санскритских слов».

Трудно сказать ходили ли финно-угры войной на берега Ганга, но про скифов известно точно – ходили. Причем неоднократно. Вот что пишет об этом Васильева:

«Арии же появились на севере Индии не ранее XI–X вв. до н. э., и их движение отчетливо прослеживается по распространению культуры «серой расписной керамики»… Приход ариев в Индию в начале железного века не был уникальным событием в ее истории. Подобные события повторялись не один раз — индийская цивилизация формировалась в результате взаимодействия автохтонного населения с миром континентальной Евразии. Столь мощная и оригинальная культура, как индийская, не могла возникнуть в изоляции. В силу чисто географических причин Южная Азия оказывалась своеобразной «копилкой» культуры Великой Скифии, куда время от времени откладывались все новые и новые ее пласты и где они хорошо сохранялись. Взаимодействие Индии с северным, «евразийским» степным миром не закончилось созданием цивилизации железного века; оно продолжалось и в эпоху античности. На протяжении всего раннего железного века и эпохи античности мы видим, как государственно-политические импульсы неоднократно «истекали» в Индию из Великой Скифии.» («Великая Скифия»)

А вот вам названия северо-русских рек с расшифровкой их значения на санскрите, в русской транскрипции: Варила (варила - дающий воду)
Важа (важа - сила, быстрота, шум воды)
Варз (варз - поливать, осыпать дарами)
Валга (валгу - приятный, прекрасный)
Вель (вела -граница, передел, речной берег)
Дан (дану -капля, роса)
Ира (ира - освежающий напиток)
Индига, Индега, Индоманка (инду -капля)
Карака (карака -сосуд для воды)
Кала (кала - черный, темный)
Лала (лал - играть, переливаться)
Куша (куша - священная трава, вид осоки)
Падма (падма - цветок кувшинки, лилии, лотос)
Панка (озеро)(панка - ил, тина)
Сагара (сагара - впадающий в море ручей)
Сара (сара - сок, нектар, вода)
Сухона (сухана - легкопреодалимая.)
Харина (харина - гусь, золото)
Шона (шона -река)
Итак. Оказывается, что в 1 тыс. до н. э. население территории нынешней Вологодской области разговаривало на санскрите. Верно ли это? Отчасти да. Ибо современный санскрит должен значительно отличаться от языка-прототипа времен 1 тыс. до н. э. Графической системой санскрита служит письменность «брахми», которая является одной из древнейших разновидностей индийского слогового письма. Слова в данной системе пишутся слева направо, а самыми ранними и прочитанными памятниками являются медная пластинка из Сохгауры, датируемая 4 веком до н. э. и эдикты царя Ашоки (3 в до н. э.). Информации об арийских государствах в Индии очень мало. Известно древнейшее государство Магадха в долине Ганга, но его существование датируется 7 веком до н. э.
Дело в том, что начало железного века относится обычно к началу 1 тысячелетия до н. э. Пришедшие в Индию арии были хорошо знакомы с железом, в то время как местные дравидские народы знали только бронзу. А бронза, между прочим, железу не товарищ. Бронзовым мечом можно только колоть, ибо при встрече со своим оппонентом он ломается как стеклянный. Стоит ли удивляться, что вооруженные железными мечами и топорами скифы одерживали победу за победой над своими технологически отсталыми противниками. Вы спросите – а при чем же здесь Русь?
А при том, что в древности не умели получать металл из тех руд, с которыми работает современная металлургия. Эту технологию дал только 19 век. А до этого железо выплавляли из озерно-болотных руд - самых легкоплавких и самых высококачественных из всех, которые известны на Земле. Три четверти запасов озерно-болотных руд Евразии сосредоточено в Центральной России, и там же - крупнейшие запасы сырья для древесного угля, с которыми только умела работать древняя и средневековая металлургия. Вот что пишет по этому поводу К. Пензев в книге «Арии древней Руси»:

«Железная руда не может расплавиться в огне костра, даже восстановленное железо плавиться при очень высокой температуре - более 1500 градусов. Здесь нет места случайности, очевидно, что имели место вполне сознательные эксперименты по плавлению железа, требовалось иметь в наличии не только уже изобретенные к тому времени кузнечные мехи, но, что самое главное, металлургическую печь - домницу. Простейшая домница складывалась из камня, обмазывалась глиной и устанавливалась на массивном глиняном или каменном основании. Толщина стенок печи составляла около 20 см. Высота шахты печи - около 1м.Таков же был и ее поперечник...
В шахту домницы загружали мелко истолченную руду вперемешку с большим количеством древесного угля, делали поджиг, затем отверстие шахты заделывали, предварительно вставив туда сопла для дутья воздуха.
Окись углерода, получившаяся в результате неполного сгорания древесного угля, реагировала с окисью железа, т.е. рудой, превращая ее в закись железа, а затем и в чистый металл. Часть закиси железа соединялась с пустой породой и превращалась в шлак. Шлак стекал на дно печи, откуда его выпускали через отверстие. Частицы восстановленного железа сваривались, образуя крицу, насыщенную жидким шлаком. Крицу проковывали, тем самым шлак удалялся, а структура железной заготовки уплотнялась.
Однако прежде чем приступить к выплавке железа, человеку следовало получить знания и опыт в строительстве печей. Ни для кого не секрет, что те же русские печи строили мастера-печники. Вывод: выплавка железа началась на территориях знакомых с печным отоплением, т. е. на севере.»

Как известно человек от природы ленив, и эта его лень является огромным стимулом к умственной деятельности. Не думаю, что русские ленивее других народов, но в данном случае имелись очень серьезные обстоятельства для активности. Я имею в виду подсечно-огневое земледелие, процветавшее на территории нашей страны с незапамятных времен вплоть до 15 века. Этот способ многие считают примитивным, но мало кто знает насколько он эффективен.

«В 1934 году Институт археологии опубликовал работу известного нашего археолога Петра Николаевича Третьякова «Происхождение земледелия», к сожалению, мало оцененную до сих пор. Автор писал, что родину земледелия видят обычно лишь в долинах Месопотамии, Нила и Инда. Но, видимо, есть еще один центр. До изобретения плужного земледелия - а это довольно позднее событие в истории человечества - люди были слишком слабы, чтобы бороться с буйной сорной растительностью Юга. А в лесах Севера у древнего человека была могучая помощь в виде огня, способного глубоко прожигать почву, уничтожая сорняки, их корни и вместе с тем удобряя ее золой. На пережженных лесных землях первые три года получают небывалый для любой другой системы урожай с прибавкой до 150 раз против посеянного зерна – «сам-150» (Р. Доманский. Горнило народов.)

Теперь понятно, зачем нашим предкам понадобился топор. И сколько бы археологи не пели од каменному топору эпохи неолита, с железным ему все равно не сравниться. А подсечно-огневое земледелие, как вы понимаете, далеко не случайно называлось «подсечным», поскольку дерево следовало сначала срубить, высушить, а уж потом поджигать. В современных условиях подсека невозможна, так как она требует больших площадей для ведения хозяйства, но ее эффективность не подлежит никакому сомнению. Вот что пишет по поводу данного способа хозяйствования К. Познеев:

«Высокая урожайность приводила к быстрому приросту населения, которое, в силу ограниченности площадей, достаточно скоро достигало своеобразного порога насыщения, вследствие чего избыточная его часть, время от времени, предпочитала мигрировать в поисках неосвоенных территорий. Кроме того, высокая урожайность и обилие хлеба может позволить народу выделить большое количество людей для ремесленного производства, и в первую очередь на изготовление вооружения.» («Арии древней Руси»)

Таким образом мы убедились, что наши предки отнюдь не сидели сложа руки до 12 века и успели отметиться на ее страницах под именем скифов-сколотов.

Вернемся теперь к Геродоту, и посмотрим, кого он «увидел» на месте археологических культур типа штрихованной керамики, Юхновской и др. Как известно, в его времена там обитали будины и гелоны - народы разного происхождения и образа жизни. Будины - это водь, народ угро-финнского происхождения, а гелоны и есть носители тех культур лесной зоны, которые признаны индоевропейскими и... славянскими!
Описание Геродота дает представление о взаимоотношениях двух основных этнических групп севера Русской равнины: будины были менее развиты, занимались более охотой, тогда как гелоны жили в той же земле, но в укрепленных поселениях (городах), занимались высокопродуктивным сельским хозяйством. Гелоны мирно колонизировали землю будинов, распространяя на север свою высокую культуру. Такими же были отношения славян и утро-финнов и в средневековье.
Гелоны раннего железного века были славянами - вполне в современном смысле этого слова. Сходство языка гелонов с языком скифов, которое отмечал уже Геродот, есть не что иное, как общность языков одной - славянской! - группы, или может быть, даже диалектов внутри одного языка.

«Следует учитывать также, что «лесные» народы Центральной России раннего железного века были не просто близки скифам, но входили, по существу, с ними в одну политическую систему. Когда скифская цивилизация подверглась серьезной опасности со стороны персидской империи Ахеменидов (поход Дария в Причерноморье в 512г. до н.э.), ее поддержали не только ближайшие родственники, донские савроматы, но и северные гелоны и будины, тогда как меланхлены и агатирсы в этот критический момент «отпали».
Гелоны под несколько измененными именами известны на севере Русской равнины вплоть до средних веков. Еще в 5-6 вв. н.э. по левобережью Днепра, в бассейне Десны и верхней Оки обитали, как сообщают источники, гольты и гольтескифы. Последний термин ясно указывает на большую близость гелонов-гольтов и скифов, о чем говорил и Геродот.
В русских летописях жители бассейна верхней Оки назывались голядью, при этом никогда не отмечалось их «иноязычие» по отношению к славянскому населению. Очевидно, средневековая «голядь» - это потомки древних гелонов, сохранившие свои этнополигические структуры; остальные же просто вошли в состав нового славянского объединения, созданного вендами-вятичами.»
(Васильева. «Великая Скифия»)

Кстати главный город гелонов, известный под названием Гелон-Голунь, был столицей Русалании, павшей под натиском гуннов. (Читайте об этом в статье «Русалания» ) Приблизительно в то же время был разрушен древний город сарматов Тана, а также ряд других скифско-сарматских городов. Память о Великой Скифии-Сарматии-Роксалании сохранялась в национальной русской историографии еще в XVII–XVIII вв. Московский стольник А. И. Лызлов в своем сочинении «Скифийская история» прямо называл русских савроматами, и еще М. В. Ломоносов утверждал о происхождении русских от роксалан. Затем наступил почти 200-летний «провал в памяти», стимулированный культурной агрессией со стороны Запада. И только начиная с 1940-х гг. русская национальная историография начала медленно, но верно освобождаться от навязанных извне концепций.

«Код арийской цивилизации и основные этнокультурно-языковые признаки суперэтноса русов, так же как признаки генетические и антропологические, лучше всего сохранились в России у русских — прямых и непосредственных потомков ариев-скифов, ариев-индоевропейцев, русов-бореалов и проторусов (Хомо сапиенс сапиенс). Именно русские есть прямое, стволовое развитие суперэтноса, первонарода нашей планеты.» (Ю. Д. Петухов. «Евразийская история скифов»)