ГЛАВНАЯ
ИМЯ БОГА
РЕЛИГИЯ СЛАВЯН
ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ
АРИЙСКИЙ ПРОСТОР
ВЕЛИКАЯ СКИФИЯ
ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ
СЛАВЯНЕ
КИЕВСКАЯ РУСЬ
РУССКИЕ КНЯЗЬЯ
БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
ГОРОДА
КИЕВСКОЙ РУСИ
КНЯЖЕСТВА
КИЕВСКОЙ РУСИ
СРЕДНЕВЕКО-
ВАЯ ЕВРОПА
ИСТОРИЯ АНГЛИИ
ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
ОРДА
РУСЬ И ОРДА
МОСКОВСКАЯ РУСЬ
ИСТОРИЯ ФРАНЦИИ
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18в
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19в
СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ
ПИРАТЫ
ЗЛОДЕИ И АВАНТЮРИСТЫ
БИБЛИОТЕКА
ДЕТЕКТИВЫ
ФАНТАСТИКА
ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ
ФАНТАСТИКА
НЕЧИСТАЯ СИЛА
ЮМОР
АКВАРИУМ

Великое переселение народов



Великое переселение народовpere.jpg"

Аланыpere1.jpg

Русалания pere2.jpg

Готыpere3.jpg

Гунныpere4.jpg

Готы и Римpere5.jpg

Вандалыpere6.jpg

Аттилаpere7.jpg

Оданацерpere8.jpg

Франкиpere9.jpg

Королевство остготовpere10.jpg

Рим и перселение народовpere11.jpg

Византия и перселение народовpere12.jpg

Королевство вестготовpere13.jpg

Королевство франковpere14.jpg

КОРОЛЕВСТВО ФРАНКОВ

Шел V век нашей эры… Уже Римская империя разделилась на две части, западную и восточную, да и в западной половине империи императоры жили не в Риме, а в Равенне. В 410 г. Рим был взят и разграблен вестготами короля Алариха - впервые с незапамятных времен, с полулегендарного нашествия галлов, случившегося еще 800 лет назад, вечный город был опозорен вражеским завоеванием. Рушатся границы Западной Римской империи, на ее землях по-хозяйски устраиваются вестготы, бургунды, вандалы... В это самое время через пограничный Рейн в его нижнем течении переходит германский народ салических франков во главе со своим королем Хлодионом (примерные даты правления: 427—447 гг.).

Воинственный Хлодион подчинил своей власти всю территорию современной Бельгии и дошел до Соммы, но затем столкнулся с серьезным сопротивлением последнего очага римской государственности в Галлии с центром в Париже (Лютеция), Франки были разбиты римским полководцем Аэцием и должны были остановить свое продвижение. Вступив в союзные отношения с галло-римлянами, они стали так называемыми римскими федератами. Одновременно они закреплялись на новых территориях. Их столицей стал город Турне (ныне в Бельгии, близ французской границы). Преемником Хлодиона был Меровей (447-456), который и дал свое имя династии Меровингов. (Читайте статью «Франки» , размещенную на сайте.)

Род Меровингов воплощал единство всего франкского народа, его представители обладали в глазах франков определенным сакральным и магическим могуществом, благодетельным для всего народа «королевским счастьем». В их внешнем облике была одна особенность: все они носили очень длинные волосы. Острижение волос для королей из рода Меровингов было не просто величайшим позором - оно полностью лишало их дееспособности, возможности исполнять королевские функции. (Читайте главу «Меровинги» в книге «Имя Бога»)

О сыне и преемнике Меровея Хильдерике I (456—481) уже можно составить некоторое, представление и как о личности. Согласно легенде, молодой король отличался распутством, совращал дочерей свободных франков, за что и был изгнан подданными, отдавшимися под покровительство главы галло-римского государства Эгидия. Хильдерик бежал за Рейн, к турингам, соблазнил там королеву Базину, с которой и вернулся в свое королевство, куда его через некоторое время призвали разочаровавшиеся в Эгидии франки. Базина стала матерью основателя франкской державы Хлодвига. Сам же Хильдерик I. столь склонный к авантюрам в частной жизни, в политике честолюбием не страдал: он примирился с галло-римлянами, продолжал быть их союзником в войнах и даже помог прийти к власти в Париже, после смерти Эгидия, его сыну Сиагрию.

Хлодвиг I (481—511) родился около 466 г. Он был, безусловно, одним из самых крупных политиков своего времени. Он быстро понял обреченность государства Сиагрия - последнего осколка Западной Римской империи, после 476 г, не существовавшей даже формально - и пошел на него войной совместно с другими франкскими королями, своими сородичами. В битве при Суассоне (486 г.) галло-римляне были разбиты, Сиагрий бежал в Тулузу к королю вестготов Алариху II, но был им выдан Хлодвигу и казнен. Так в руки франков попала богатая область римской Галлии с Парижем,

Важнейшим событием правления Хлодвига стало его крещение, состоявшееся 25 декабря 496 г. Хлодвиг крестился не один, а вместе с 3-тысячной дружиной в Реймсе. Прямая политическая выгода от крещеная вскоре стала очевидной. Хлодвиг стал естественным защитником всех правоверных христиан Южной Галлии, находившихся под властью арианских монархов Вестготского королевства. Он использовал это как великолепный повод для начала завоевательной войны, принявшей характер «крестового похода» (507 г.). Войско франков перешло через Луару и разгромило вестготов, причем сам Хлодвиг сразил в единоборстве Алариха II. Вестготы были изгнаны за Пиренеи, Аквитания стала франкской.

Сразу же возрос международный престиж молодого государства. Его заметили в далеком Константинополе, император Анастасий прислал к Хлодвигу послов (508 г.), объявивших о возведении нового единоверца византийского монарха в достоинство консула. Вот что пишет по этому поводу Григорий Турский автор «Истории франков»:

«И вот Хлодвиг получил от императора Анастасия грамоту о присвоении ему титула консула, и в базилике святого Мартина его облачили в пурпурную тунику и мантию, а на голову возложили венец. Затем король сел на коня и на своем пути от двери притвора базилики [святого Мартина] до городской церкви с исключительной щедростью собственноручно разбрасывал золото и серебро собравшемуся народу. И с этого дня он именовался консулом или Августом. Из Тура он приехал в Париж и сделал его резиденцией своего королевства.»

Так в результате завоеваний создалось большое Франкское государство, которое охватывало почти всю прежнюю римскую Галлию. При сыновьях Хлодвига к Франкскому королевству была присоединена и Бургундия. Причины столь быстрых успехов франков, у которых были ещё очень крепкие общинные связи, заключались в том, что они осели в Северо-Восточной Галлии компактными массами, не растворившись среди местного населения (как, например, вестготы). Продвигаясь в глубь Галлии, франки не порывали связи со своей прежней родиной и всё время черпали там новые силы для завоеваний. При этом короли и франкская знать зачастую довольствовались огромными землями бывшего императорского фиска, не вступая в конфликты с местным галло-римским населением.

Важнейшие сведения об общественном строе франков сообщает так называемая «Салическая правда» — запись старинных судебных обычаев франков, произведённая, как полагают, при Хлодвиге. В этом судебнике подробно рассматриваются различные случаи из жизни франков и перечисляются штрафы за самые разнообразные преступления, начиная от кражи курицы и кончая выкупом за убийство человека. Для охраны частной собственности требовалось твёрдо зафиксировать те судебные наказания, которые должны были применяться по отношению к лицам, нарушавшим право этой собственности. Требовали твёрдой фиксации и такие новые общественные отношения, возникшие из родовых, как территориальные, или соседские, связи крестьян-общинников, возможность для человека отказаться от родства, подчинение свободных франков королю и его должностным лицам и т. д.
По данным «Салической правды», хозяйство франков стояло на гораздо более высоком уровне, чем хозяйство германцев, описанное Тацитом. Производительные силы общества к этому времени значительно развились и выросли. Важную роль в нём по-прежнему, несомненно, играло животноводство. «Салическая правда» необычайно подробно устанавливала, какой штраф надлежит платить за кражу свиньи, за годовалого поросёнка, за свинью, украденную вместе о поросёнком, за молочного поросёнка отдельно, за свинью, украденную из запертого хлева, и пр. Так же подробно в «Салической правде» рассматривались все случаи кражи крупных рогатых животных, кража овец, кража коз, случаи конокрадства.
Устанавливались штрафы за украденных домашних птиц (кур, петухов, гусей), что свидетельствовало о развитии птицеводства. Имелись титулы, говорившие о краже пчёл и ульев с пасеки, о порче и краже плодовых деревьев из сада ( Франки уже умели делать прививки плодовым деревьям путём черенкования.), о краже винограда из виноградника. Определялись штрафы за кражу самых различных рыболовных снастей, лодок, охотничьих собак, птиц и зверей, прирученных для охоты, и пр. Это значит, что в хозяйство франком имелись самые разнообразные отрасли — и животноводство, и пчеловодство, и садоводство, и виноградарство. Вместе с тем не утратили своего значения и такие отрасли хозяйственной жизни, как охота и рыболовство. Скот, домашняя птица, пчёлы, садовые деревья, виноградники, так же как лодки, рыболовные спасти и пр., составляли уже частную собственность франков.
Основную роль в хозяйстве франков, согласно данным «Салической правды», играло земледелие. Помимо зерновых культур, франки сеяли лён и разводили огороды, сажая бобы, горох, чечевицу и репу.
Пахота в это время производилась на быках, франки были хорошо знакомы и с плугом, и с бороной. Потрава жатвы и порча вспаханного поля карались штрафами. Полученный урожай с полей франки увозили на телегах, в которые впрягали лошадей. Урожаи хлеба были довольно обильными, ибо хлеб складывался уже в амбары или риги, и при доме каждого свободного франкского крестьянина имелись хозяйственные постройки. Франки широко пользовались водяными мельницами. Усадебная земля, согласно данным «Салической правды», находилась уже в индивидуальной собственности каждого франка. На это указывают высокие штрафы, платившиеся всеми лицами, которые так или иначе портили и уничтожали изгороди или проникали с целью воровства в чужие дворы. Наоборот, луга и леса продолжали ещё находиться и в коллективной собственности и в коллективном пользовании всей крестьянской общины. Стада, принадлежавшие крестьянам соседних деревень, паслись ещё на общих лугах, и всякий крестьянин мог брать из леса любое дерево, в том числе и срубленное, если на нём имелась пометка, что оно было срублено более года назад.
Что касается пахотной земли, то она ещё не являлась частной собственностью, поскольку верховные права на эту землю сохраняла вся крестьянская община в целом. Но пахотная земля уже не перераспределялась и находилась в наследственном пользовании каждого отдельного крестьянина. Верховные права общины на пахотную землю выражались в том, что никто из членов общины не имел права продавать свою землю, а если крестьянин умирал, не оставляя после себя сыновей (наследовавших тот участок земли, который при жизни он обрабатывал), эта земля возвращалась общине и попадала в руки «соседей», т. е. всех её членов. Но каждый крестьянин-общинник имел свой участок земли на время пахоты, сева и созревания хлебов, огораживал его и передавал по наследству своим сыновьям. Женщине земля по наследству передана быть не могла.
Несомненно, что франкское общество в начале VI в. уже распадалось на несколько отличных друг от друга слоев. Основную массу франкского общества в это время составляли свободные франкские крестьяне, которые жили соседскими общинами и в среде которых ещё сохранились многочисленные пережитки родового строя. На самостоятельное и полноправное положение свободного франкского крестьянина указывает высокий вергельд, который уплачивался за него в случае его убийства. Этот вергельд, согласно «Салической правде», равнялся 200 солидам и носил характер именно выкупа, а не наказания, так как платился и при случайном убийстве, и если человек погибал от удара или укуса какого-либо домашнего животного (в последнем случае вергельд, как правило, уплачивался владельцем животного в половинном размере). Итак, непосредственные производители материальных благ, т. е. свободные франкские крестьяне, в начале VI в. пользовались ещё достаточно большими правами. В это же время во франкском обществе сложился слой новой служилой знати, особое привилегированное положение которой подчёркивалось значительно большим вергельдом, чем тот, который платился за простого свободного франка. За представителя знати, находившегося на службе у короля, платился тройной вергельд, т. е. 600 солидов. Таким образом, жизнь графа — королевского должностного лица или жизнь королевского дружинника оценивалась уже гораздо дороже, чем жизнь простого франкского крестьянина, что свидетельствовало о глубоком социальном расслоении франкского общества. Вергельд, уплачивавшийся за убийство представителя служилой знати, утраивался вторично (т. е. доходил до 1 800 солидов), если убийство было совершено в то время, когда убитый находился на королевской службе (во время похода и пр.).
Третий слой в обществе франков составляли полусвободные, так называемые литы, а также вольноотпущенники, т. е. бывшие рабы, отпущенные на волю. За полусвободных и вольноотпущенников платился лишь половинный вергельд простого свободного франка, т. е. 100 солидов, чем подчёркивалось их неполноправное положение в обществе франков. Что же касается раба, то за его убийство платился уже не вергельд, а просто штраф.
Итак, родовые связи во франкском обществе исчезали, уступая место новым общественным отношениям, отношениям зарождавшегося феодального общества. Начавшийся процесс феодализации франкского общества ярче всего сказывался в противопоставлении свободного франкского крестьянства служилой и военной знати. Эта знать превращалась постепенно в класс крупных землевладельцев — феодалов, ибо именно франкская знать, состоявшая на службе у короля, получила при захвате римской территории большие земельные владения уже на правах частной собственности. О существовании во франкском обществе (наряду со свободной крестьянской общиной) крупных владений, находившихся в руках у франкской и уцелевшей галло-римской знати, свидетельствуют хроники, (летописи) того времени, а также все те титулы «Салической правды», в которых говорится о господской челяди или дворовых слугах — рабах (виноградарях, кузнецах, плотниках, конюхах, свинопасах и даже золотых дел мастерах), обслуживавших обширное господское хозяйство.

Глубокие изменения в области социально-экономических отношений франкского общества обусловили изменения в его политическом строе. К концу своего правления Хлодвиг, хитрый, жестокий и вероломный человек, уже не имел соперников в лице других представителей знати. Он добивался единоличной власти любыми способами. Завоевав Галлию и получив огромные земельные богатства в свои руки, Хлодвиг уничтожил других вождей племени, стоявших на его дороге. О возросшем значении королевской власти свидетельствует и «Салическая правда». Согласно имеющимся в ней данным, королевский суд являлся высшей инстанцией. В областях король правил через своих должностных лиц — графов и их помощников. Общеплеменного народного собрания уже не существовало. Оно было заменено военными смотрами, созываемыми и проводимыми королём. Это — так называемые «мартовские поля». Правда, в деревнях и сотнях (объединение нескольких деревень) ещё сохранялся народный суд (маллюс), но постепенно и этот суд стал возглавлять граф. Все «предметы, принадлежавшие королю», согласно «Салической правде», охранялись тройным штрафом. В привилегированном положении находились и представители церкви. Жизнь священника охранялась тройным вергельдом (в 600 солидов), а если кто-либо лишал жизни епископа, то должен был заплатить ещё больший вергельд — 900 солидов. Высокими штрафами карались ограбления и сожжения церквей и часовен. Рост государственной власти требовал освящения её при помощи церкви, поэтому франкские короли умножали и охраняли церковные привилегии.

Итак, политический строй франков характеризовался ростом и укреплением королевской власти. Этому содействовали дружинники короля, его должностные лица, его приближённые и представители церкви, т. е. складывавшийся слой крупных землевладельцев-феодалов, который нуждался в королевской власти для защиты своих вновь возникших владений и для их расширения.
На завоёванной франками территории продолжала существовать и сохранившаяся от античности частная земельная собственность галло-римлян. В процессе завоевания римской территории возникла и утвердилась крупная частная собственность на землю франкского короля, его дружинников, служилых лиц и приближённых. Сосуществование разных видов собственности продолжалось сравнительно недолго, и общинная форма собственности на пахотную землю, соответствовавшая более низкому уровню производительных сил, уступила место аллоду. Эдикт короля Хильперика (вторая половина VI в.), установившего, во изменение «Салической правды», наследование земли не только сыновьями, но и дочерьми умершего, а ни в коем случае не его соседями, показывает, что этот процесс происходил очень быстро.
Появление земельного аллода у франкского крестьянина имело важнейшее значение. Превращение общинной собственности на пахотную землю в собственность частную, т. е. превращение этой земли в товар, означало, что возникновение и развитие крупного землевладения, связанного уже не только с завоеванием новых территорий и захватом свободных земель, но и с утратой крестьянином права собственности на обрабатываемый им земельный участок, стало вопросом времени.
Так, в результате взаимодействия социально-экономических процессов, происходивших в древнегерманском обществе и в поздней Римской империи, франкское общество вступило в период раннего феодализма.

Могущество королевского рода Меровингов во франкском обществе основывалось на том, что они обладали крупным земельным фондом, создавшимся в результате завоеваний Хлодвига и его преемников, а этот земельный фонд в течение VI и особенно VII в. непрерывно таял. Меровинги щедрой рукой раздавали пожалования и своим дружинникам, и своим служилым людям, и церкви. В результате непрерывных земельных дарений Меровингов реальная основа их власти значительно уменьшилась. Силу в обществе получили представители других, более крупных и богатых землевладельческих родов.
В связи с этим короли из рода Меровингов были оттеснены на задний план и получили прозвище «ленивых», а фактическая власть в королевстве оказалась в руках отдельных выходцев из землевладельческой знати, так называемых майордомов (майордомами первоначально назывались старшие управители королевским двором, заведовавшие дворцовым хозяйством и дворцовыми служителями).
С течением времени майордомы сосредоточили в своих руках всю военно-административную власть в королевстве и стали его фактическими правителями.

После Хлодвига осталось четыре сына. Самым старшим был сын от наложницы - Теодорих, и были еще три сына от Хротхильды: Хлодомер, Хильдеберт и Хлотарь. У франков был обычаи равного раздела наследства, без преимуществ для старшего сына; незаконнорожденность Теодориха также не означала его неравноправия. Итак, страна была разделена на четыре части. Держава Хлодвига не имела единой столицы, того стольного города, обладание которым давало бы верховенство над братьями. Не был таким центром и Париж, хотя сам Хлодвиг хорошо понимал его значение и был там похоронен: по разделу он стал столицей владений среднего сына Хильдеберта. Резиденциями Теодориха, Хлодомера и Хлотаря стали соответственно Реймс (затем Мец), Орлеан н Суассон, близкие друг к другу города Северной Галлии, области компактного расселения салических франков. Владения братьев были расположены чересполосно, но все же в северной части державы действовали и принципы определенной территориальной концентрации. К Реймсу и Мецу тяготели восточные земли франков, в том числе и те, что были расположены за Рейном и никогда не входили в состав Римской империи; эта область получила имя Австразии. Правивший в Суассоне Хлотарь опирался на старые земли салических франков за Соммой, которыми они владели еще до Хлодвига, Париж был естественным центром современного Иль-де-Франса, а Орлеан был открыт к экспансии на юго-восток, на земли бургундов. Иная картина наблюдалась к югу, за Луарой, в этой сильно романизированной области, где франкское население было представлено немногочисленными гарнизонами. Владения четырех братьев были перемешаны, и никаких крупных территориальных комплексов не выделялось.
Братья вместе вели войны; расширяя державу франков, она покорили Бургундию (534 г.) и Прованс (536 г.), разделив между собой новые территории. Однако принцип равного раздела был связан с опасностью распада общего государства на отдельные королевства, если бы обособились и укоренились на своих землях династии разных потомков Хлодвига. Только прямое насилие могло предотвратить эту опасность. Первым из братьев ушел из жизни Хлодомер: в 524г. он погиб на войне с бургундами. После него осталось трое малолетних сыновей. Хильдебер и Хлотарь захватили Теодобальда и Гунтара и убили их. Третьего, Хлодоальда, верные люди укрыли в монастыре. Позднее он стал монахом. Хильдеберт и Хлотарь разделили между собой удел Хлодомера.
Провести аналогичную операцию после смерти в 534 г. их сводного брата Теодориха им не удалось: сын австразийского короля Теодеберт был уже взрослым и мог постоять за себя. Из всех сыновей Хлодвига Теодорих был самым деятельным и энергичным. Он завоевал Альби, Руан и Овернь. Вместе со своим сыном Теодобертом предпринял поход в Тюрингию. Видимо, Теодоберт пользовался у своих современников исключительным авторитетом. Марий Аваншский в своей «Хронике» назвал его великим королем франков. Несомненно, образованные галло-римляне из окружения Теодоберта влияли на его политику. Теодоберт пытался открыто подражать римским императорам. Он вел переписку с византийским императором по поводу обещанной помощи франков в войне Византии с готами. Он первый из варварских королей приказал отчеканить золотые монеты со своим изображением, а не римского самодержца, как это было в обычае. Он организовал конные состязания в арльском цирке. Пришлось кровожадным дядьям ждать его смерти (548 г.), а затем смерти его сына Теодобальда (555 г.), чтобы Хлотарь смог, женившись на молодой вдове Теодобальда, захватить его наследство, ничем не поделившись с братом Хильдебертом. Последний принялся натравливать на Хлотаря его старшего сына Храмна. который дважды восставал против отца. Когда же Хлотарь после смерти бездетного Хильдеберта (558 г.) объединил под своей властью все земли франков, Храмн был взят в плен вместе с женой и двумя дочерьми, их заперли в одной хижине и сожгли заживо. Вот что пишет об этом Григорий Турский:

«Король Хлотарь в сильном гневе на Храмна отправился против него с войском в Бретань. Но Храмн не побоялся выступить против отца. И когда оба войска сошлись на одной равнине и расположились лагерем, и Храмн с бретонами уже выстроил против отца свое войско в боевом порядке, сражение пришлось отложить, так как наступила ночь…
Во время сражения граф бретонов повернул назад и пал. Наконец и Храмн обратился в бегство; в море у него были наготове корабли. Но в тот момент, когда он хотел спасти свою жену и дочерей, он был настигнут войском отца, пленен и связан. Узнав об этом, король Хлотарь приказал сжечь его вместе с женой и детьми. Их заперли в хижине какого-то бедняка; там Храмна повалили на скамью и задушили платком. Затем загорелась хижина. Так погиб Храмн с женой и дочерьми.»
(«История франков»)

Прожил Хлотарь после этого недолго и умер в декабре 561 году. Снова пришло время делить державу на четыре части, по числу сыновей Хлотаря I, Правда, один из них, младший Хильперик попытался было получить верховенство над братьями, овладев отцовскими сокровищами и неожиданно захватив Париж. Но братья объединились против Хильперика, изгнали его из Парижа и настояли на равном разделе.

«После похорон отца Хильперик захватил сокровища, собранные в вилле Берни, обратился к более влиятельным франкам и, склонив их на свою сторону подарками, подчинил их. И вскоре он вступил в Париж, заняв столицу короля Хильдеберта. Но недолго ему пришлось владеть ею, так как его братья объединились, прогнали его оттуда и затем вчетвером, то есть Хариберт, Гунтрамн, Хильперик и Сигиберт, произвели между собой законный раздел королевства. И Хариберту выпал жребий владеть королевством Хильдеберта и своим местопребыванием сделать Париж; Гунтрамну — владеть королевством Хлодомера с местопребыванием в Орлеане; Хильперику досталось королевство Хлотаря, отца его, с королевским престолом в Суассоне; и наконец Сигиберту досталось королевство Теодориха с местопребыванием в Реймсе.» (Григорий Турский. «История франков»)

После смерти не имевшего сыновей Хариберта в 567 г. братья разделили между собой его земли, но Париж, чтобы никого чрезмерно не усиливать, остался общим владением. При разделе владений Хариберта Хильперик получил большую часть церковных провинций Руана и Тура, т. е. территории Второй и Третьей Лионских провинций. Отныне его королевство имело на северо-западе выход к морю. Однако Турская митрополия попала к Сигиберту, а Гунтрамн получил город Нант. Необычность и чересполосица такого деления повела в дальнейшем к раздорам и междоусобицам. Деление Галлии на части найдет свое закрепление и в названии этих частей. Королевство на востоке во второй половике VI в. будет называться Австразией. Королевство Гунтрамна — Бургундией. Чтобы утвердить эту тенденцию деления, Сигиберт и Гунтрамн перенесут свои административные центры королевств в города менее отдаленные, чем Реймс и Орлеан: Сигиберт — в Мец, Гунтрамн — в Шалон на Соне. Австразия и Бургундия будут противостоять королевству на северо-западе Галлии, которое только в VII в. получит название Нейстрии. Эти три королевства всегда будут стремиться к изолированности друг от друга.

Таково было положение, когда началась серия продолжавшихся полвека династических «войн Фредегонды н Брунгильды».
Соперницы были достойны друг друга по своей энергии, обеим довелось то восходить к вершинам могущества, то низвергаться с этих вершин. Впрочем жизнь они начинали совсем по-разному и по-разному ее закончили. Фредегонда была вначале лишь наложницей развратного Хильперика, служанкой при его первой жене королеве Аудовере. От своей доверчивой госпожи она избавилась остроумным и коварным способом: когда Хильперик находился в отсутствии, Аудовера родила ему дочь, и Фредегонда посоветовала королеве самой окрестить ребенка, не затрудняя тебя поисками крестной матери. Вернувшийся Хильперик воспользовался законным предлогом, чтобы разорвать брак: ведь Аудовера стала ему кумой и теперь не имела права оставаться его супругой. К радости Фредегонды королеву выслали в ее земли, но скоро оказалось, что и положение королевской фаворитки остается шатким. Брат Хильперика Сигеберт, король Австразии, женился на принцессе Брунгильде, дочери правившего в Испании вестготского короля Атанагильда. Хильперик тоже отправил послов за Пиренеи просить в жены сестру Брунгильды Гайлесвинту (567 г.). Атанагильду очень не хотелось отдавать дочь в жены распутнику, и он пошел на это лишь после того, как Хильперик поклялся, что будет содержать королеву в любви и почете, а всех наложниц отошлет от двора. Какое-то время Хильперик соблюдал обещание, но вскоре интриги Фредегонды принесли свои плоды: Гайлесвинта наскучила королю, и он захотел от нее избавиться. Однажды утром королеву нашли задушенной в ее постели, и молва стала обвинять в убийстве самого Хильперика. Фредегонда же вернулась ко двору неоспоримой хозяйкой и скоро стала именоваться новой королевой.

Возмущенная королева Австралии Брунгильда решила отомстить за сестру, и король Сигеберт, на которого она имела огромное влияние, двинул войска на брата-клятвопреступника. Но нормы кровной мести были уже смягчены обычным правом. При посредничестве третьего брата, короля Гонтрана, было созвано общенародное судебное собрание (569 г.), которое постановило, что в качестве пени за убийство виновный в нем Хильперик должен передать королеве Брунгильде как сестре Гайлесвинты пять городов в Аквитании: Бордо, Лимож, Каор, Беарн и Бигор.
Мир был восстановлен, но оказался недолгим, потому что вероломный Хильперик не собирался соблюдать его условия. Он решил вознаградить себя за территориальные потери, отобрав силой у Сигеберта другие южные города - Тур и Пуатье. Войны между братьями возобновились, и разгневанный Сигеберт счел, что он должен покончить с преступным братом и присоединить к своим владениям его земли. На стороне короля Австразии было военное преимущество: надежда на богатую добычу привлекла на его сторону ополчения многих языческих народов за Рейном. Северная Галлия вновь испытала опустошительное нашествие тех племен, которых романизирующиеся западные франки уже воспринимали как варваров. Охваченный страхом Хильперик заперся в Турне и был осажден там войсками Сигеберта, который уже провозгласил себя королем Нейстрии. В тот момент не растерялась только Фредегонда, она подговорила двух убийц и те, пройдя через австразийский лагерь, добились приема у Сигеберта и закололи его смазанными ядом кинжалами (575 г.). Потерявшее вождя войско быстро распалось, и Хильперик легко вернул себе утерянные владения. Занял он и Париж, нейтралитет которого был еще до этого нарушен Сигебертом.

В Меце королем Австразии был провозглашен малолетний сын Сигеберта Хильдеберт II, но его мать, сопровождавшая мужа Брунгильда, была захвачена в плен Хильпериком. Тут случилось неожиданное. Сын Хильперика от Аудоверы Меровей влюбился в прекрасную пленницу и даже женился на ней. Фредегонда была в бешенстве, она сумела направить гнев Хильперика на непокорного сына. Король предпочел не расправляться с вдовой брата, он просто выслал Брунгильду в Австразию, где она стала регентшей при сыне, но Меровей был лишен прав наследства, брошен в темницу, бежал оттуда, скитался и через два года был убит слугами.

Но не зажились на свете дети самой Фредегонды. В 580 г. один за другим умерли (видимо, от эпидемии) три ее сына, наследником престола оказался последний сын Хильперика от Аудоверы — Хлодвиг. Фредегонде пришлось устранять и этого пасынка. Она обвинила перед мужем Хлодвига в причастности к колдовству, из-за которого и умерли ее дети; колдуньей же была якобы мать его наложницы. Женщину сожгли на костре, а принц был выслан под стражей на одну виллу, где его вскоре нашли убитым. Оставшийся без наследников Хильперик решает усыновить племянника, Хильдеберта Австразийского - сына Брунгильды! Фредегонда снова рожает сына, но и он умирает через два гола. Наконец, в 584 г. появляется на свет последний сын Хильперика и Фредегонды, будущий Хлотарь II.
К этому времени отношения между супругами были испорчены. Король подозревал королеву в измене с графом Парижа Ландрихом. В сентябре 584 г. при возвращении с охоты Хильперик был убит каким-то неизвестным, которого так и не нашли. Репутация у Фредегонды была такой, что ее сразу же начали подозревать в организации убийства. Против этого говорит то, что непосредственных выгод от смерти мужа королева не получила - напротив, ей пришлось сразу же вместе с четырехмесячным сыном укрываться в Парижском соборе и просить о покровительстве деверя, Гонтрана Бургундского.
Переживший своих братьев осторожный и рассудительный Гонтран (за постоянное покровительство церкви он был впоследствии канонизирован) прибыл в Париж. Он удостоверился в законнорожденности Хлотаря, признал его своим племянником и королем Нейстрии, взяв мальчика под свою опеку, но Фредегонде оставаться в Париже не позволил, королева была выслана в окрестности Руана. Теперь, когда и в Австразии, и в Нейстрии на тронах сидели малолетние монархи-племянники, старый Гонтран оказался вершителем судеб всей франкской державы. А между тем сам он пережил своих сыновей, и от того, кому из племянников будет завещана власть над Бургундией, зависело очень многое. Очевидный военный перевес Австразии способствовал тому, что победила политика Брунгильды. После смерти Гонтрана (592 г.) Австразия и Бургундия были объединены под властью Хильдеберта II. После этого молодой Хильдеберт решил овладеть и Нейстрией. Но вернувшаяся к власти Фредегонда встала на защиту королевства своего сына. Она лично участвовала в сражениях, и хронисты, возмущавшиеся ее злодействами; восхищаются ее военными хитростями, которые помогли отразить нашествие австразийцев.
В 595 г. умер в возрасте 25 лет Хильдеберт II, и его государство вновь было разделено на две часта между его малолетними сыновьями: Теодеберт II получил Австразию, Теодорих II Бургундию. Конечно, реально уния сохранилась, поскольку регентшей своих внуков в обоих королевствах вновь стала Брунгильда. А через два года, в 597 г. ушла из жизни Фредегонда. Она умерла в почете, властной королевой, в ореоле только что одержанных ею побед, и была погребена рядом с Хильпериком I в парижской церкви Сен-Жермен-де Пре, даже надгробный камень ее сохранился до наших дней.

Пережившая противницу Брунгильда прилагает все усилия, чтобы сохранить единство своего австразийско-бургундского государства. Она продолжает войну с Нейстрией и ведет ее успешно: разбитому Хлотарю II приходится добиваться мира ценой огромных территориальных уступок. Чувствуя, что ее диктат вызывает растущее сопротивление могущественной австразийской знати, королева стремится опереться на романизированную Бургундию, окружает себя советниками из галло-римлян.

Шли годы, внуки Брунгильды повзрослели. Правивший в Австразии Теодеберт II оказался подвержен влиянию оппозиции, и Брунгильда была изгнана из Австразии. Она бежала в Бургундию, к послушному ей внуку Теодориху II. Началась вызванная ею война между двумя братьями, за которой пристально следил Хлотарь II Нейстрийский. Воспользовавшись представившейся возможностью, он отвоевал утраченные земли. Бургундия победила, Теодеберт II был взят в плен и казнен. Это была последняя победа Брунгильды. Вскоре, в 613 г. победитель Теодорих II умер от дизентерии, когда ему было всего 26 лет. Брунгильда объявила королем Австразии и Бургундии его маленького сына, своего правнука Сигеберта II. Австразийская знать не захотела считать себя побежденной. Она призвала к себе на помощь Хлотаря II и вступила с ним в открытый союз, В том же 613 г. благодаря предательству Брунгильда была пленена и доставлена к Хлотарю. Сын Фредегонды безжалостно расправился с противницей своей матери. Старую королеву обвинили во множестве злодеяний, в убийстве десятка франкских королей, включая сюда даже убийство ее мужа Сигеберта I, явно лежавшее на совести покойной Фредегонды - но кто бы стал слушать оправдания побежденной? Брунгильду казнили после долгих пыток, привязав к хвосту необъезженного коня, которого пустили вскачь по полям. Были казнены и ее правнуки.

Так было восстановлено единство франкской державы под скипетром одного монарха, Хлотаря II. Но условия, при которых произошло объединение, ясно показывали, что слишком авторитарной королевская власть не будет. Уступая местной знати, Хлотарь назначил из ее среды глав своей администрации (майордомы) в каждой из основных частей государства. В 623 г. австразийцы просили поставить им особого короля, поскольку они привыкла иметь собственных монархов, и ХлотарьII отправил к ним своего сына Дагоберта, который скоро начал проявлять строптивость.

Дагоберт I (629 -639), занявший после смерти отца трон короля всех франков, был последним меровингским монархом, правившим самостоятельно. Правда, в Австразию он определил королем своего сына Сигеберта III, а в Нейстрию и Бургундию - другого сына Хлодвига II, но они были еще детьми. В памяти хронистов Дагоберт остался как благочестивый монарх, благодаря которому были обнаружены останки казненного у подножия Монмартра святого мученика Дионисия; на месте находки им было основано знаменитое аббатство Сен-Дени, в будущем ставшее официальной усыпальницей французских королей, и сам Дагоберт был похоронен именно там.

После смерти Дагоберта I наступает затянувшееся более чем на столетие время «ленивых королей» Меровингов, бесславного конца старой династии. И Сигеберт III, и Хлодвиг II были королями лишь по имени, фактически власть находилась в руках их майордомов, предводителей австразийской и нейстрийской знати. Майордомы свергают друг друга, меняют королей, то объединяют, то разъединяют Нейстрию н Австразию, растут их политические притязания.
Характерный эпизод произошел после смерти короля Австразии Сигеберта Ш в 656 г. Он завещал престол малолетнему сыну Дагоберту II и поручил его опеке майордома Гримоальда. Но не таковы были планы последнего. Он был уже майордомом во втором поколении, сыном могущественного майордома Пипина Ланденского и, видимо, счел, что пора заменять Меровингов собственной династией. Правда, этот небывалый разрыв с традицией был замаскирован фикцией усыновления. Еще до рождения принца Дагоберта Сигеберту III пришлось усыновить сына Гримоальда, причем усыновленный сменил свое имя на одно из королевских меровингских имен и стал Хильдебертом. Вскоре после смерти короля Сигеберта его законный наследник Дагоберт II был пострижен Гримоальдом в монахи и отправлен в один из монастырей Ирландии (мальчик якобы воспылал желанием служить церкви), а королем Австразии был объявлен «Хильдеберт III». Но такое возвышение рода Пипинидов возмутило других австразийских аристократов и дало удобный предлог для вмешательства в дела Австразии нейстрийскому майордому Эброину, правившему от имени мальчика Хлотаря III (657 - 673), сына короля Нейстрии н Бургундии Хлодвига II. Гримоальд вместе с сыном были взяты в плен (662 г.), майордома казнили в темнице. Судьба же «Хильдеберта III» остается неизвестной. (О судьбе Драгобера Второго читайте в главе «Вещий Олег» книги «Имя Бога»).

Видимо, неудача этого первого опыта смены династии способствовала тому, что Меровинги сохраняли королевское достоинство еще почти сто лет. После гибели Гримоальда в Австразии был поставлен королем младший брат Хлотаря III Хильдерик II (662 - 675), находившийся под опекой майордома Вульфоальда. Став после смерти брата Хлотаря (673 г.) единым королем всех франков, этот молодой человек последним из Меровингов вспомнил о своей королевской власти, но уже не знал, как взяться за дело. Решив показать себя, он распорядился высечь розгами за какую-то провинность одного знатного франка, и вскоре был убит вместе с королевой оскорбленным вельможей на охоте. Когда в 687 г, герцог Австразии Пипин Геристальский, племянник по матери казненного Гримоальда и один из основателей будущей династии Каролингов, победил своих соперников и стал майордомом всего франкского государства, короли оказались пленниками могущественного майордомского рода. Они уже до такой степени потеряла значение, что даже их генеалогические связи становятся неясными. Поздние Меровинги представляли две ветви рода, идущие от двух братьев: упомянутого Хильдерика II и Теодориха III (короля в 675—691 гг.), но кто из них был чьим сыном, точно неизвестно, хронисты перестают интересоваться такими мелочами.
Сын Пипина Геристальского майордом Карл Мартелл в конце своего правления, когда в 737 г. трон опустел после смерти одного из занимавших его фигурантов, вообще не стал назначать короля, и целых шесть лет франки были лишены возможности созерцать своих длинноволосых монархов. Сыновья Карла Карломан и Пипин вначале сочли уместным возобновить традицию, и в 743 г. сделали королем последнего Меровинга Хильдерика III (743 -751). В одной из его сохранившихся грамот он вполне официально обращается к своему благодетелю. «Хильдерик, король франков, вельможному Карломану, который посадил нас на трон». С той же покорностью он сошел с трона и дал постричь себя в монахи, когда в 751 г. Пипин Короткий задал римскому папе вопрос: «Кого следует называть, королем - того ли, у кого есть только титул, или того, кто имеет настоящую власть?», а понятливый папа ответил именно так, как хотелось вопрошателю. Этим, как будто простым вопросом был брошен вызов воплощенной в Меровингах родовой сакральности франков. Пипин решился на шаг действительно революционный, апеллировав к фактическому положению дел, и вместе с тем к новой, высшей сакральности - к авторитету римского папы. Так Пипин стал монархом, а санкционировавший переворот папа получил неоценимый дар, огромной важности прецедент на будущее: право отрешать от власти королей и целые династий.
Около 755 г. Хильдерик умер в монастыре, так же скончался и его сын Теодорих. Так пресеклась династия Меровингов.