ГЛАВНАЯ
ИМЯ БОГА
РЕЛИГИЯ СЛАВЯН
ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ
АРИЙСКИЙ ПРОСТОР
ВЕЛИКАЯ СКИФИЯ
ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ
СЛАВЯНЕ
КИЕВСКАЯ РУСЬ
РУССКИЕ КНЯЗЬЯ
БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
ГОРОДА
КИЕВСКОЙ РУСИ
КНЯЖЕСТВА
КИЕВСКОЙ РУСИ
СРЕДНЕВЕКО-
ВАЯ ЕВРОПА
ИСТОРИЯ АНГЛИИ
ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
ОРДА
РУСЬ И ОРДА
МОСКОВСКАЯ РУСЬ
ИСТОРИЯ ФРАНЦИИ
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18в
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19в
СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ
ПИРАТЫ
ЗЛОДЕИ И АВАНТЮРИСТЫ
БИБЛИОТЕКА
ДЕТЕКТИВЫ
ФАНТАСТИКА
ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ
ФАНТАСТИКА
НЕЧИСТАЯ СИЛА
ЮМОР
АКВАРИУМ

Великое переселение народов



Великое переселение народовpere.jpg"

Аланыpere1.jpg

Русалания pere2.jpg

Готыpere3.jpg

Гунныpere4.jpg

Готы и Римpere5.jpg

Вандалыpere6.jpg

Аттилаpere7.jpg

Оданацерpere8.jpg

Франкиpere9.jpg

Королевство остготовpere10.jpg

Рим и перселение народовpere11.jpg

Византия и перселение народовpere12.jpg

Королевство вестготовpere13.jpg

Королевство франковpere14.jpg

ВАНДАЛЫ

Вандалы появляются на европейской арене в конце четвертого века, то есть в эпоху Великого переселения народов. В современной историографии утвердилось мнение о германском происхождении вандалов, против чего возражал еще кардинал Марко Орбини живший в 17 веке, по происхождению хорват из Далмации, опиравшийся в своих суждениях на источники до нас не дошедшие. В частности на «Историю вандалов» Альберта Кранция. Орбини утверждал, что «вандалы и славяне были одним народом». И в качестве наиболее убедительного аргумента Орбини приводит сравнительный словарь вандальских и славянских слов из книги Карла Вагрийского, который дает красноречивые лингвистические параллели.

О том что никаких германских, понимаемых как дойче, племен в обозреваемую эпоху в Европе вообще не было, вы можете прочесть в статье «Миф о древних германцах» , размещенном на этом сайте. В данном же случае нас интересует вопрос, откуда вандалы пришли к берегам Рейна и почему их союзниками в борьбе против Рима выступают свевы и аланы. Свевов большинство историков относит к «германским» племенам, более того к предкам шведов, что не лезет ни в какие ворота даже в рамках традиционной истории. Свевы жители страны Света, как еще в средние века называли южное побережье Балтики, более известное как Венедия или Вагрия. Никаких дойче даже в куда более позднюю эпоху там просто не было. И понятие Славянская Венедия не оспаривается даже замшелыми традиционалистами. Свевы – это просто другое название венедов, такое же как святы, светы, вяты. Любопытно то, что свевы, хотя и участвовали в походе вандалов сначала на Рим, а потом за Пиренеи, все таки держались особняком и образовали на территории Испании свое собственное королевство. И в Африку они с вандалами не пошли. В отличие от аланов. И в данной связи возникает вопрос, где и когда пересеклись пути вандалов и аланов, если первые обитали на южном берегу Балтики, а вторые – в Приазовье. Известно, что аланы стали первыми жертвами гуннской агрессии и всегда выступали союзниками готов. Другое дело, если под аланами в данном случае понимаются сарматы вообще и в частности росомоны, обитавшие не к востоку от Дона, а к западу и входившие в образованное ругами-венедами во главе с князем Кием государство Русаланию. (Читайте статью «Русалания», размещенную на сайте). Русалания, потерявшая самостоятельность в результате готского нашествия ( читайте статью «Готы»), была окончательно разгромлена в результате гражданской войны, развязанной гуннами. (Читайте статью «Гунны» ). Русалания, занимавшая в пору своего расцвета Причерноморье, Поднепровье, Северский Донец, Правобережье Дона и центральные области нынешней России, после готского погрома утратила большую часть своей территории, а часть ее населения переселилось на северо-запад, где смешалось с венедами. После поражения от гуннов русаланы, во всяком случае их правящая верхушка и воинское сословие вынуждены были отойти к Дунаю. Однако новая волна гуннского нашествия заставила их отступить еще дальше, в глубь Центральной Европы.

Видимо, именно русаланы стали ядром той армии, которая двинулась на Рим в 406 году под предводительством Родогаста. Если верить римским источникам, то общая численность армии Родогаста составляла 200 тысяч человек, но авангард состоял из 12 тысяч отборных воинов. Если прибавить к этой цифре еще и семьи, то общее число вандалов, двинувшееся с места в поисках новой родины не может не вызвать уважения. Вот что пишет по этому поводу Севильский епископ Исидор(570-638):

«В эру 437 ( = AD 399) в четвертый год императоров Гонория и Аркадия, Готы насильно поделили королевство на две части между Аларихом и Радагайсом, поскольку не могли прийти к соглашению, как уничтожать Римлян, и решили также для грабежа разделить на части Италию.
В эру 443 ( = AD 405) в десятый год императоров Аркадия и Гонория, Радагайс, король Готов, Скиф по происхождению, приверженец культа идолов и варварской дикости, разрушительно вторгся в Италию с 200 000 войском, поклявшись, презирая Христа, даровать кровь Римлян своим богам в случае победы. Его армия была окружена Римским военачальником Стилихоном в горной части Тосканы и побеждена более голодом, чем мечом. После этого король был пленен и убит.»
(«История готов»)

Римский военачальник Стилихон был по одним источникам ругом, по другим вандалом. Судя по всему, он являлся уроженцем Дунайской Руси, образованной ругами у границ Римской империи приблизительно в то же самое время, когда другая часть ругов, теснимая готами, появилась на берегах Днепра. Именно руги создали Русаланию и именно они составляли значительную часть среди ее знати и воинского сословия. Скорее всего, Исидор Севильский был прав и между готами и русаланами существовала договоренность о совместных действиях против Рима, но то ли готы поторопились, то ли русаланы замешкались, но синхронного выступления у них не получилось. Стилихону удалось разбить готов раньше, чем вандалы (будем называть их так) и их союзники вторглись в пределы империи. Смерть Родогаста ( в данном случае мы имеем дело не с именем вождя вандалов-русаланов, а с титулом, означающим буквально «земной путь Рода», из чего можно сделать вывод, что верховный правитель вандалов совмещал функции вождя и жреца) видимо облегчило задачу Стилихона по завоеванию симпатий вандальской верхушки. Сообщение римских источников о том, что Стилихон одержал над вандалами победу, скорее всего не соответствует действительности. Более того, эта победа могла оказаться для него пирровой. Дело в том, что Стилихон был временщиком при сыне Феодосия Великого молодом императоре Гонории (читайте об этом в статье «Готы и Рим» ), а у Гонория в это время появился конкурент в лице военачальника Константина, провозглашенного императором римскими легионами, стоявшими в Галлии. Гонорий вынужден был признать Константина своим соправителем. Трудно сказать, чем бы это признание обернулось для Гонория, но Стилихону оно точно ничего хорошего не сулило. И римский военачальник нашел блистательный выход из затруднительного положения, он направил угрожавший Риму вандальский поток в Галлию, надеясь, видимо, убить этим сразу двух зайцев. Ибо кто бы не одержал в этой грандиозной борьбе победу, Константин или вандалы, в выигрыше все равно оставался Стилихон. Кроме того, эта война неизбежно вела к ослаблению его противников, как вандалов, так и новоявленного императора Константина. Конечно, Стилихона можно заподозрить в измене, что, в конце концов, и случилось – временщик был убит по приказу Гонория в 408 году. Но, скорее всего, действия Стилихона и его договоры с варварами преследовали одну цель – спасти Рим от окончательного разгрома. Собственно, Рим действительно пал в 410 году после того, как был убит его единственный разумный защитник.

Похоже, в Римской империи так до конца и не осознали, что имеют дело не с бандами варваров, бесцельно бродящими по их земле, а с цивилизацией, организованной совсем по иному принципу, а потому резко отличающейся от римской. Эта цивилизация находилась в стадии раздрая и гражданской войны, но это отнюдь не делало ее представителей менее опасными. К тому же, начиная с походов Алареха и Родогаста на Рим у «варваров» появляется цель, способная их объединить, несмотря на застарелую вражду, что и происходит с завидной регулярностью. Даже воюя между собой скифы не забывают о своей главной цели – сокрушить империю, вставшую на их пути.

После смерти Родогаста вандалов возглавили, согласно римским источникам Гунтерих и Гейзерих(Гизерих ). В. Н. Татищев считал, что Гунтерих – это латинская транскрипция славянского слова «гонсорок», то есть «гусенок». Но в этом случае резонно предположить, что в лице Гунтериха и Гизериха мы имеем дело не с двумя братьями, а с одним человеком, которого в годы молодые называли Гусенком, а в годы зрелые – Гусем. Отсюда – Гусь-рекс. Дело в том, что Гизерих охромел в результате полученной в детстве травмы, а потому его переваливающаяся походка напоминала гусиную.

Так или иначе, но соединенные войска вандалов, аланов и свевов в 409 году перешли через Пиренеи и заняли Испанию. Здесь они в пух и прах разнесли римские легионы и установили свою власть, поделив захваченную территорию. Вандалам досталась Галисия, которую они разделили со свевами, и Бетика (нынешняя Андалусия). Существует предположение, что название южной испанской провинции Андалусия возникло в период похода вандалов. Его высказывает Г. В. Вернадский в книге «Древняя Русь», впервые изданной в США на английском языке. Дополнительные свидетельством данной гипотезы служит существование на Пиренеях города Антия, упомянутого средневековым географом из Равенны. Вернадский считал победы вандалов и аланов над Западным Римом важнейшим событием древнерусской истории, поскольку «западная экспансия аланов была, в определенной мере, первым русским вторжением в Европу». Буквы «р» и «л» довольно часто взаимозаменяются при произношении. Таким образом АнтРусия – это Окраинная Русь, ибо на санскрите «ант» как раз и означает «край».

Судя по всему, Испания не была конечной целью похода вандалов, иначе трудно объяснить появление в Галисии вестготов Атаульфа. Напомню, что Атаульф заменил умершего после взятия Рима Алареха. А целью Алареха была Африка, точнее богатые хлебом и золотом богатые римские провинции на этом континенте. (Читайте статью «Готы и Рим» ). Причем готы появились в Барселоне именно как гости, с согласия, а скорее даже по приглашению, аланского князя Атакса. По словам Исидора Севильского именно аланы и их вождь первенствовали тогда в Испании, что вероятно объяснялось молодостью вандальского вождя, которому еще предстояло превратиться из Гонсорока в Гизериха, чтобы заклевать империю. Судя по всему, в Риме, точнее в Ровене, где отныне находилась резиденция императора Гонория, осознали опасность союза аланов, вандалов и готов. Сил, чтобы одолеть варваров в Испании и уж тем более в Африканских провинция у империи не было. В ход пошли подкуп и измена. Аларех был убит из-за угла, а его место занял некий Сигерих, недолго, впрочем, вкушавший плоды своего предательства. Вот что пишет по этому поводу Исидор Севильский:

«В эру 454 (= AD 416) на двадцать втором году императоров Аркадия и Гонория, Сигерих был избран королем на место Атаульфа. Усердный в достижении мира с Римлянами, он вскоре был убит своими людьми.
В ту же эру и год, Валия наследовал Сигериху и правил три года. Он был избран Готами, чтобы вести войну, но направлен божественным провидением к миру. Только начав править, он сразу заключил договор с императором Гонорием. Он с почетом вернул сестру императора, Галлу Плацидию, которая ранее была захвачена в Риме. Он обещал императору выставлять войска на стороне Римского государства. Затем он был призван в Испанию патрицием Констанцием.
Валия устроил грандиозную бойню варваров во имя Рима. Он разгромил в битве Силингийских Вандалов в Бетике. Он уничтожил Аланов, которые правили Вандалами и Свевами, так основательно, что когда их король Атакс был убит, немногие, кто выжил, забыли имя своего королевства и подчинились королю Вандалов из Галисии Гундериху. Закончив Войну в Испании, Валия собрался переправиться в Африку с морским флотов, который снарядил. Но попав в серьезный шторм в проливе Кадиса, и помня о кораблекрушениях, случившихся во временя Алариха, он решил не искушать судьбу и вернулся в Галлию. В качестве признания заслуг, император дал ему Нижнюю Аквитанию, со всеми городами окрестных провинций, вдоль океанского побережья.»
(«История готов»)

По другим источникам готы получили Аквитанию еще по договору Атаульфа с Гонорием в 410 году. Валия родной сын того самого Алариха, который разорил Рим. Скорее всего, имя «Аларих» это слегка искаженное имя и одновременно титул готского вождя «Валия-рекс» и восходит оно к Велесу, олицетворявшего у славян кроме всего прочего власть. Собственно слово «власть» и происходит от имени бога Велеса, а следовательно «Валия-рекс» означает «Властвующий рекс», где «рекс» одновременно и военный вождь и жрец. Судя по всему, Валия сын Алариха (сохраним за ними утвердившиеся в историографии имена, дабы не запутаться) находился во время убийства Аталава в Барселоне и воспользовавшись ситуацией устранил его убийцу Сигериха, после чего по наущению ромеев натравил своих готов на гостеприимных и ничего не подозревающих аланов. (Заинтересованных читателей я отсылаю к своему роману «Бич Божий», где эти события описаны подробно).
Аланы действительно были частью перебиты, а частью присоединились к вандалам, но и Валии не удалось удержаться в Испании, он был выбит оттуда Гизерихом и вернулся в Аквитанию. Судя по тому, как быстро скончался молодой и полный сил вождь, Валии помогли умереть, а его преемник Теодерит разорвал договор с Римом.

Пожалуй единственным утешением для императора Гонория в данных обстоятельствах явилась то, что ему возвратили горячо любимую сестру Галлу Плацидию, которая не дала пресечься роду Феодосия Великого и родила Гонорию племянника, который под именем Валентиниана Третьего должен был наследовать дяде. Увы, Гонорий дара сестры не оценил и выслал своего малолетнего наследника в Константинополь. Однако Галла Плацидия сумела заручиться поддержкой не только племянника, императора Феодосия Второго, но и его даровитого полководца Аспара. Дело в том, что после смерти Гонория у власти в Ровене утвердился некий Иоанн, приходившийся, по слухам, сердечным другом почившего в бозе императора. Однако в Константинополе последней шутки Гонория не оценили, и доблестный Аспар разнес в пух прах наспех собранные легионы узурпатора, казнил его самого и вернул императорские инсигнии законному наследнику. Затем был захвачен Рим, и здесь Валентиниана торжественно облекли в императорское одеяние. Реальная власть сосредоточилась в руках Галлы Плацидии, которая и правила Западной империей до самой своей смерти. С умыслом или по недомыслию она вырастила и воспитала сына в распушенной неге и роскоши, и поэтому он с детства предавался всяким порокам. Он по большей части общался со знахарями и с теми, кто гадает по звездам; он безумно предавался любовным связям с чужими женами, введя беззаконный образ жизни, хотя его жена Евдоксия (дочь Феодосия II) была исключительной красавицей. Поэтому он не только не вернул державе что-либо из того, что было раньше отторгнуто, но и потерял Ливию.

Произошло это, по свидетельству Прокопия Кесарийского, следующим образом. Было два римских полководца, Аэций и Бонифаций, оба исключительной доблести. По опытности в военном деле они не уступали никому из своих современников. Одного из них, Бонифация, Плацидия назначила главнокомандующим всеми военными силами в Ливии. Это пришлось не по душе Аэцию. Когда Бонифаций оказался уже далеко, Аэций оклеветал его перед Плацидией, говоря, что тот хочет незаконно захватить власть над Ливией, отняв у нее и у императора эту область. В то же время он написал Бонифацию, что мать императора злоумышляет против него и хочет его погубить. Таким образом, он обманул их обоих. Когда Плацидия захотела отозвать Бонифация из Африки, тот отказался повиноваться ее приказу и вступил в переговоры с королем вандалов Гизерихом, приглашая его переселиться из Испании в богатую Африку.
В 429 г. вандалы переправились через Гибралтарский пролив и двинулись к Карфагену. Встревоженная Галла Плацидия послала в Карфаген к Бонифацию своих посланников, дабы образумить зарвавшегося полководца. Судя по всему, Бонифаций и сам сообразил, что зашел в своем оппонировании Риму слишком далеко. Он попытался сначала подкупами и посулами, а потом и силой остановить вандалов, но разбитый в сражении вынужден был бежать в укрепленный город Гиппонергий, расположенный в Нумидии. Вандалы осадили город, лишив Бонифация надежды на спасении. Однако Африканские провинции были слишком важны для Рима, чтобы варварам позволили там бесконтрольно распоряжаться. На помощь Бонифацию был послан доблестный Аспар с многочисленной армией. Вот что пишет об этом Прокопий Кесарийский:

«Немного времени спустя Бонифаций и находившиеся в Ливии римляне, поскольку к ним из Рима и Византия прибыло большое войско под предводительством Аспара, решили вновь вступить в бой. Произошла жестокая битва, и римляне, наголову разбитые врагами, бежали кто куда. Аспар отправился домой, а Бонифаций, прибыв к: Плацидии, рассеял ее подозрения, доказав, что они были возведены на него несправедливо.» («Война с вандалами»)

Великодушие Галлы Плацидии, простившей опростоволосившегося полководца, потерявшего целую провинцию, достойно похвалы, но все же следует отметить, что у властолюбивой матери юного императора были на это свои веские причины. Во-первых, Бонифаций вернулся не один, а во главе уцелевших римских легионов, которых вандалы отпустили из Африки с миром в обмен на сданную Бонифацием крепость Гиппонегерий и земли, еще находившиеся под властью Рима, во-вторых, недруг Бонифация Аэций, смертельно обидевшись на Галлу Плацидию, поднял в Галлии мятеж, провозгласил императором некого Иоанна и двинул свои легионы в Италию. Аэций – сын варвара, служившего Римской империи, годы юности провел при дворе правителя гуннов Ругилы, где подружился не только с самим вождем, но и с его племянником Аттилой, смертельным врагом которого ему еще предстояло стать. А пока Ругила обещал Аэцию поддержку. Впрочем, эта поддержка запоздала. Бонифаций разгромил своего врага, но получил в битве смертельную рану, которая и свела его в могилу. Аэций бежал к гуннам. Однако вскоре ему удалось получить прощение – без него «союзные варвары» в Галлии совсем отбились от рук. Да и вообще в некогда могучей империи хороших полководцев больше не осталось. Поэтому Аэций получил возможность не только вернуться в Рим, но и занять в империи видное место. О подробностях борьбы Римской империи с гуннами, читайте в статье «Аттила», размещенной в этом разделе, а здесь следует отметить, что разразившаяся на просторах Европы война очень облегчила положение вандалов в Африке. В 453 году Аттила умер и империя гуннов распалась. Рим мог вздохнуть с облегчением. Увы, наступившие было благословенные времена очень скоро закончились. И виновником новых обрушившихся на империю несчастий стал император Валентиниан.
Прокопий Кесарийский пишет, что среди римских сенаторов был некто Максим, у которого была жена, очень скромная и отличавшаяся исключительной красотой. Валентиниана охватило желание вступить с нею в связь. Так как выполнить это с ее согласия оказалось для него невозможным, он задумал нечестивое дело и привел его в исполнение. Пригласив Максима во дворец, он начал играть с ним в шахматы. Проигравший должен был уплатить в виде штрафа назначенную сумму золота. Император выиграл, и, получив в качестве залога перстень, послал его в дом Максима, повелев сказать его жене, что муж приказывает ей как можно скорее явиться во дворец приветствовать императрицу Евдоксию. Та, увидев перстень, села в носилки и прибыла во дворец. Те, кому император поручил выполнение своего дела, внесли ее в помещение, находившееся очень далеко от женской половины. Здесь Валентиниан подверг ее насилию. Максим был чрезвычайно огорчен этим происшествием и тотчас же принялся замышлять нечто против императора. Видя, что Аэций возымел исключительную силу после своей победы над Аттилой, он решил прежде всего устранить его. Так как все евнухи, окружавшие императора, были расположены к Максиму, он при их посредстве убедил императора, что Аэций готовит государственный переворот . Завидуя славе и доблести этого полководца, Валентиниан приказал своему евнуху Гераклиону убить его. После этого Максиму удалось ввести в число телохранителей Валентиниана двух слуг Аэция. Однажды, когда император развлекался на Марсовом поле зрелищем военных игр, они внезапно бросились на него с обнаженными мечами и закололи на виду многочисленной свиты.

«Когда Гейзерих прознал об этом, то больше не удовольствовался опустошением Африки, но поплыл с флотом в Италию (455 г) и напал на Рим. Четырнадцать дней подряд (12-26 июня) грабил он богатства Рима, затем он увел вдову Валентиниана, ее дочерей и много тысяч пленных с собой [в Африку]. После этого он вернулся в Карфаген и посольством добился мира с императором. Вдову Валентиниана он отослал обратно в Константинополь, одну из ее дочерей он выдал за своего сына Гунериха. После того, как он таким образом убийствами и грабежами опустошил многие провинции, он умер на сороковом году своего правления.» (Исидор Севильский. «История вандалов»)

По слухам дошедшим до нас через Прокопия Кесарийского, Гизериха попросила вмешаться в римские дела вдова убитого Валентиниана. Так это или не так, но вандалы сполна воспользовались представившейся возможностью, пограбить Вечный город. Полезший было в императоры неугомонный мститель сенатор Максим был убит, его сторонники разогнаны. Однако слухи, что именно вандалы разрушили город Рим не соответствует действительности. Рим переживший нашествие готов, пережил и нашествие вандалов. Другое дело, что не только Вечный город, но и вся Римская империя были разорены войнами с готами, гуннами, вандалами и до окончательного падения Западной части некогда могущественного государства оставались считанные годы. Государство вандалов в Северной Африке просуществовало до 6 века и было разгромлено византийским императором Юстинианом (483-465). Однако и после этого варвары в Африке не исчезли, не растворились в местном населении, а вошли в качестве воинской касты в ряды местной знати. Вот что в частности пишет по этому поводу известный публицист и историк Павел Тулаев:

«В научной литературе эти варвары, потомки вандалов и аланов, рожденные от смешанных браков с римлянами, известны как берберы (арабский вариант названия «варваров»). Антропологически они были ближе к европейцам, высокого роста, светловолосые и голубоглазые, а по религии - частично язычники, частично мусульмане. Губернатор Муса, задумавший в начале 8 в. поход в Испанию, смог набрать на службу от 12 до 30 тыс. молодых варваров (берберов). Эту миссию он выполнил при помощи арабского полководца Тарика, вместе с которым разбил готов и овладел крупнейшими городами Испании. То, что среди берберов было немало славян, подтверждает знаменитая «Песнь о Роланде», где описывается их битва с войсками франкского короля Карла Великого (742-814), союзника католического Рима, завоевавшего наряду с другими землями словенскую Карантанию в Восточных Альпах (788 г.). В 778 г. армия короля франков предприняла поход в Испанию, где столкнулась с сопротивлением басков. В «Песне о Роланде» есть сюжет о генеральном сражении христиан с «неверными» и язычниками. Во главе христиан сражается франкский маркграф Роланд, а войском варваров командуют «перс, король Торле, и Дапамор, князь лютичских земель». Лютичи - это ляхи, западные славяне, живший в Поморье (нынешней Померании), по берегам реки Лабы. Вероятно, именно они основали на берегу реки Сены город Лютецию, выросший со временем в Париж. Вот отрывок из этой сцены:
Эмир спешит объехать конный строй,
За ним наследник - ростом он высок.
А перс Торле и лютич Дапамор
Выводят рать из тридцати полков.
Далее среди воинов третьего, четвертого и пятого полков перечисляются русы, боруссы, славяне, сорабы, сербы, а также словенцы, угличи, прусы и другие «африканцы». Литературоведы считают, что это художественная метафора. Мол, против христианского мира объединился весь некрещеный мир. Однако исторические данные показывают, что для данной гиперболы были вполне определенные основания.
Арабские источники упоминают об особом классе «славян» (сакалиба), состоящих у мусульман на службе. «Из славян, - как пишет испанский историк Альтамира-и-Крева, - формировалась особая гвардия халифа. Люди эти были богаты, имели земли и слуг-рабов, которым они платили жалование. Это была своеобразная аристократия, неоднократно принимавшая активное участие в решении важных политических вопросов и которую называли иногда «белой партией». По сведениям арабских авторов в армии мавританского правителя Испании Абдаррахмана III насчитывалось 13750 славян. При Аль-Мансуре вожди «сакалаба» совершили военный переворот и власть перешла от арабов к славянам-берберам. Следы этой партии, которую Альтамира-и-Крева назвал «аристократией меча», мы находим позже в различных провинциях Пиренейского полуострова.» («Венеты – предки славян»)