ГЛАВНАЯ
ИМЯ БОГА
РЕЛИГИЯ СЛАВЯН
ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ
АРИЙСКИЙ ПРОСТОР
ВЕЛИКАЯ СКИФИЯ
ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ
СЛАВЯНЕ
КИЕВСКАЯ РУСЬ
РУССКИЕ КНЯЗЬЯ
БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
ГОРОДА
КИЕВСКОЙ РУСИ
КНЯЖЕСТВА
КИЕВСКОЙ РУСИ
СРЕДНЕВЕКО-
ВАЯ ЕВРОПА
ИСТОРИЯ АНГЛИИ
ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
ОРДА
РУСЬ И ОРДА
МОСКОВСКАЯ РУСЬ
ИСТОРИЯ ФРАНЦИИ
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18в.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19в.
СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ
ПИРАТЫ
ЗЛОДЕИ И АВАНТЮРИСТЫ
БИБЛИОТЕКА
ДЕТЕКТИВЫ
ФАНТАСТИКА
ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ
ФАНТАСТИКА
НЕЧИСТАЯ СИЛА
ЮМОР
АКВАРИУМ

Великая Скифия

Великая скифияski-0.jpg"

Киммерийцыski-1.jpg

Скифы в 4-2 тыс. до н. э. ski-2.jpg

Скифы в 8-6 вв до н.э. skl-3.jpg

Войны скифов с персами ski-4.jpg

Скифы и македонцы ski-5.jpg

Боспорское царство ski-6.jpg

Цивилизация скифовski-7.jpg

Племена скифов ski-8.jpg

Культура скифов ski-9.jpg

Быт скифов ski-10.jpg

Города скифов ski11.jpg

Религия скифов ski12.jpg

Сарматы ski13.jpg

Великоросы ski14.jpg



САРМАТЫ

Савроматы продвинулись из Приуралья к Дону «по следам» скифов, около 600 г. до н.э. Здесь, в волго-донских степях и сложилась за несколько столетий их цивилизация, во многом родственная скифской. Различий собственно в этническом смысле не было: ведь, по свидетельству Геродота, савроматы говорили на скифском языке, да и культуры их обнаруживают большое сходство. Отличалась, видимо, только социально-политическая организация.

В 512г. до н.э., когда войска Дария вторглись в Причерноморье, савроматы полностью поддержали скифов. Агрессию удалось отразить, но все же скифское царство продолжало неуклонно слабеть. Уже в 4 в. до н.э., в то самое время, когда западные скифы потерпели сокрушительное поражение от войск Филиппа Македонского (причем в бою погиб их 90-летний царь Атей), в волго-донских степях произошло некоторое движение, не описанное в источниках, но хорошо прослеживаемое археологически: под влиянием импульсов с востока сформировалась так называемая Раннепрохоровская культура. Очевидно, здесь сложилось новое сильное государство, подданые которого в античных источниках стали называться «сарматами».

Можно считать, что примерно с 400г. до н.э. в южнорусских степях началась «сарматская эпоха». А во 2 в. до н. э. сарматы осмелились поднять руку на «старшего брата» — скифов. Сарматы заняли Причерноморские степи, отрезав северные районы Скифии от греческих колоний, с которыми скифы торговали. Сарматы дошли до Дуная и стали опустошать окраины Римской империи. Положить этому конец сумел только император Траян в I в. н. э. Собрав все силы, он нанес им поражение. Сарматы стали править в Скифии, которая вследствие этого стала называться Сарматией. При этом часть скифов отошла на север, и часть — на юг, в Крым. В 175 году до н. э. сарматский царь Гатал установил полный контроль над Причерноморьем.

Опять, как за 600 лет до этого, одна этнополитическая система контролировала все земли южной России - от устья Дуная до Кавказа и Урала! Эпохе полного господства сарматов в южнорусских степях соответствует Прохоровская культура (2в. до н.э. - 2в. н.э.).

Согласно описаниям древних авторов, по своим обычаям и одежде сарматы почти не отличались от скифов: они тоже носили длинные штаны, сапоги из мягкой кожи и остроконечные или закругленные войлочные шапки (хотя некоторые обходились вообще без головного убора, как скифы). Римский историк Страбон сообщает, что у роксоланов «юношей приучают ездить верхом с самого раннего возраста, а хождение пешком считается достойным презрения. Благодаря такой подготовке они вырастают в искусных воинов». Это можно с тем же успехом отнести и к другим сарматским племенам, что подтверждается данными раскопок детских могил, найденных в различных районах: во всех них было найдено оружие, из чего мы можем сделать вывод, что детей с раннего возраста учили им пользоваться. В этом отношении обычаи различных сарматских племен были одинаковы и не менялись веками.
Сарматские методы ведения войны мало отличались от военной тактики скифов и других степных народов. В начальный период своей истории они нападали на врага большими группами всадников, которые в совершенстве владели искусством стрельбы из лука на всем скаку. Во II веке до н. э. вооружение сарматских племен полностью изменилось. Особенно это относится к роксоланам, которые к тому времени заняли ведущее положение среди сарматских племен Северного Причерноморья. Главным оружием стали тяжелые длинные копья с железными наконечниками и длинные мечи с деревянными ручками. Согласно Страбону, мечи были «огромных размеров, так что держать их приходилось обеими руками». Луки и стрелы к тому времени отошли на второй план. На воинах были доспехи из железных пластин, пришитых к толстой коже, и точно такие же доспехи защищали лошадей. Шлемы делались преимущественно из шкур. Поначалу такие доспехи были только у вождей.
Самые первые панцири из бронзовых пластин появились в Северном Причерноморье в VI веке до н. э., исключительно в древней Скифии и в северо-западной части Кавказа. В V веке такие панцири уже встречались в сарматских захоронениях в низовьях Волги. В Скифии они довольно часто дополнялись широким боевым поясом из бронзовых или железных пластин или длинных узких полосок, нашитых на кожу или полотно. Подобные доспехи также находили в богатых сарматских могилах раннего периода, с IV по II век до н. э.
Вооруженная копьями кавалерия была известна ассирийцам, позднее ее переняли персы и скифы, а вслед за ними сарматы низовьев Волги. Ее распространение в Центральную Азию имело гораздо большее значение: к концу IV века до н. э. массагеты и хорезмийцы формировали специальные отряды тяжелой кавалерии и разработали тактику их использования в бою. Кавалерия сражалась в сомкнутом строю, и никто не мог ей противостоять. Освоение этой новой тактики полностью изменило способ ведения войны на востоке: легко вооруженные лучники были отчасти заменены бронированной кавалерией. В сарматский период формировались особые отряды тяжелой кавалерии, состоящие преимущественно из племенной знати. Облаченные в кольчуги сарматские воины, отступающие под натиском римлян, изображены на колонне Траяна. Сарматы на службе в римской армии, одетые в чешуйчатые доспехи, изображены на барельефе арки Галерия в Салониках. Благодаря сарматам подобная тактика получила распространение в Восточной и Центральной Европе, и даже римляне вынуждены были оснастить некоторые части подобным образом.

Сарматы принесли с собой вполне развитый, еще совершенно крепкий общинный строй, что, по-видимому, очень положительно повлияло на боеспособность и живучесть новой степной цивилизации. Основываясь на некоторых античных источниках, иногда говорят о полном вытеснении или даже истреблении скифов сарматами, но это явное преувеличение. Конечно же, как и в случае скифо-киммерийского конфликта, уничтожены были только верхние, загнившие элитарные структуры. «Простой скифский народ» вошел в новое общество.

Впрочем, скифское царство во 2 в. до н.э. не исчезло полностью. Часть его - со всеми «старыми» структурами закрепилась в Крыму. «Остров Крым» долго сохранял реликт скифской цивилизации в ее прежнем виде. Здешние скифы смешались с местным населением-таврами, строили города и дожили до 2-3 вв. н.э., когда волна «великого переселения народов» нанесла по ним удар - также, как и по сарматам. Другая часть скифов (точнее, скифской военно-политической элиты) отступила на территорию северного Придунавья, в Дакию, где сохраняла свою самостоятельность до того же времени.
Государство крымских скифов не было самостоятельным, оно входило в сарматскую политическую систему. Об этом свидетельствуют оборонительные сооружения того времени: если в 3-2в. до н.э. (в период натиска сарматов на скифское царство) был построен Перекопский ров и вал, отделивший Крым от степи, то позднее, когда сарматы полностью установили контроль над Причерноморьем, эти укрепления были заброшены. Зато на юге полуострова возникла мощная система фортов, прикрывавшая столицу крымских скифов – «Неаполь» (как называли его греки; совр. Симферополь) от агрессии со стороны моря.
Это значит, что крымские скифы не отделяли себя от сарматского царства, но вместе с ним противостояли агрессии со стороны средиземноморских цивилизаций, время от времени высаживавших морские десанты на южном берегу Крыма.

Сарматское государство делились на три крупные территориальные объединения: Роксоланов (Причерноморье), Аорсов (Приазовье - нижний Дон) и Сираков (восточное Приазовье, Кубань). По-видимому, с ними поддерживало связь еще одно объединение, нижневолжское (волжский вариант Прохоровской культуры имеет большое сходство с донским), которое, собственно, и было исходным центром формирования сарматской государственности. Судя по всему, поволжские сарматы носили имя Аланов. Поскольку уже авторы 1в. н.э. (Иосиф Флавий) отмечают, что аланы находятся вокруг Танаиса и «Меотийского озера», то есть в нижнем Подонье, где ранее был союз аорсов, то надо полагать, что на рубеже н.э. произошло новое движение на запад по линии Волга-Дон, стимулирующее усиление государственности. В начале 2 в. н.э. сарматские владения в Причерноморье, за несколько столетий пришедшие в упадок и, видимо, порядком децентрализованные, вновь были объединены под эгидой донских аланов, чье имя с этого времени стали носить все их подданные.

Сарматия (Алания) на рубеже новой эры вовсе не ограничивалась пределами степной зоны Южной России, хотя именно здесь находился ее жизненно важный центр. Античные источники согласно утверждают, что сарматы заселяли также и лесную зону, причем их владения простирались далеко к северу. Еще Страбон отмечал, что «области за страной роксоланов необитаемы вследствие холода», то есть сарматы-роксаланы живут на севере вплоть до самой глухой тайги и бесплодной тундры Заполярья! То же повторяют и другие. Согласно Маркиану (нач. 5 в.):

«Река Рудон течет из аланской горы; у этой горы и вообще в той области живет на широком пространстве народ алан-сармат. В земле которых находятся истоки реки Борисфена, впадающей в Понт»

Река Рудон античных географов - это Западная Двина, а Аланские горы, о которых упоминают и многие другие источники (причем некоторые из них указывают, что сам аланский народ получил имя от этих гор), есть не что иное, как Валдайская возвышенность. Это значит, что аланы-сарматы в начале новой эры обитали не только в степи, но и на территории Белоруссии, и в Средней России... Лес и степь Восточноевропейской равнины заселял единый народ.

«Это простое и ясное, вытекающее из геополитических условий положение очень не нравится сторонникам искаженной, как в кривом зеркале, истории. До сих пор принято было «загонять» Сарматию в степь, изо всех сил пытаясь разорвать естественную связь двух природных зон Русской равнины, между которыми нет никаких реальных границ. Если для скифской эпохи это «оправдано» почти полным молчанием источников, то для сарматского периода - рубежа новой эры - такая версия выглядит уж совершенно неправдоподобно.
В самом деле, указаний на то, что сарматы заселяли практически всю Восточноевропейскую равнину, а не только ее степь, сохранилось слишком много. Для всех античных авторов, начиная с Тацита и Птолемея (1-2 в. н.э.), «Сарматия» начиналась за Вислой и простиралась от Восточной Балтики до Волги. Может быть, термин «сарматы» они использовали как собирательный? Пусть так, но и «собирательные» термины имеют реальный смысл. Тем более, что многие авторы указывают вполне конкретные географические рубежи расселения сарматов на севере: реку Рудон (Западную Двину), истоки Борисфена (Днепра), Аланские горы (Валдайскую возвышенность) и даже Рипейские горы, то есть линию Северные Увалы - Северный Урал.
Не следует полагать, что сарматы «расселились» на север именно на рубеже н.э.; никаких крупных миграционных процессов в это время не прослеживается. Очевидно, они «наследовали» свои северные земли еще со скифских времен...
(Васильева. «Великая Скифия»)

Следует подчеркнуть, что названия «скифы» и «сарматы» первоначально определяли региональные подразделения одного и того же народа, а затем стали использоваться как синонимы для обозначения всего народа Великой Скифии в целом, без местных отличий. Некоторые источники употребляли и региональные названия обитаталей закаспийских степей-«саков» или «массагетов» - в том же смысле, как имя, общее для всех «скифов», то есть обитателей степной зоны континентальной Евразии.

Уже из этого видно, что изначально региональные общности Великой Скифии были чрезвычайно близки друг другу. Не даром же античная традиция сохранила легенду о происхождении сарматов от скифских мужчин и женщин-амазонок. Если «перевести» эту легенду на современный язык, то она значит, что сарматы были те же скифы, но только немного покруче. И женщины у них были соответствующие... Некоторые из них наравне с мужчинами несли «бремя власти» и оставили след в истории. Античные источники сохранили предания о Зарине, царице саков, живших к северу от Кавказа (то есть, очевидно, сарматов), красавице и хитроумной правительнице, объединившей многие народы; при ней была возделана большая часть страны и построены города. Правление легендарной Зарины можно отнести к 6-5 вв. до н.э., ко времени, когда к востоку от Дона образовалось царство савроматов и в Приазовье начали один за другим подниматься города. Следует обратить внимание, что первое же известное из истории имя сарматской царицы - Зарина - звучит совершенно по-славянски, а название столицы, где она правила - Росконак - имеет корень «рос».

«Относительно большое количество погребений вооруженных женщин, особенно в савроматских могильниках, обычно рассматривается как подтверждение тому, что в общественном строе савроматов сохранились древние пережитки матриархата. Гиппократ утверждал, что сарматские женщины были не только воительницами, но и жрицами. Среди погребального инвентаря женских захоронений в могильниках Южного Урала часто находили закругленные каменные столики с бортиками по краям. Подобные предметы имелись также в сарматских захоронениях в Центральном Казахстане. Такие алтари, часто украшенные в скифском зверином стиле, считаются атрибутами женщин-жриц. Часть могил, где были найдены каменные алтари, были особой конструкции и отличались богатством погребального инвентаря, хотя подобные предметы попадались и в более бедных захоронениях. Там также встречались бронзовые кольца, ожерелья из полудрагоценных камней, куски белой, красной, зеленой, желтой краски и древесный уголь.» (Сулимирский. «Сарматы»)

В сарматскую эпоху цивилизация южнорусских степей значительно усилилась. Это выразилось, прежде всего, в чисто территориальном росте политической системы: под властью сарматов оказалось все северное Причерноморье, Приазовье, волго-донские степи и лесостепи. Разумеется, это стало возможным только при усилении государственно-общинного строя, после избавления от элиты, занятой личным накопительством золота и гаремов. Если скифы в поздний период своего владычества (4-З вв. до н.э.) постоянно подвергались натиску со стороны эллинистического Средиземноморья, то сарматам удалось этот натиск отбить, и сдержать на своих западных рубежах сильного врага - Римскую империю.
Судя по данным современным источникам, сарматское государство, распространившись до Дуная, активно вмешивалось в дела балкано-малоазийского региона. Так, Полибий сообщает, что в договор 179 г. до н.э. между Понтом, Пергамом, Вифинией и Каппадокией (эллинистическими государствами Малой Азии) был заключен при содействии сарматского царя Гатала. Этот договор свидетельствует, что сарматское политическое влияние распространилось на южное побережье Понта.
Разумеется, политическое могущество Сарматии опиралось на соответствующее развитие экономики и культуры. Именно в сарматский период Северное Причерноморье и Приазовье покрылось сетью городов и крепостей. Именно в то время южнорусские степи превратились в крупнейшего экспортера зерна, в основном в средиземноморские «полисы»; в зависимость от поставок приазовского хлеба (через Боспор) уже с 4 в. до н.э. попали Афины. Античные авторы этого времени убедились на собственном опыте, что скифы и сарматы - не только скотоводы, но и земледельцы.

Одновременно с рождением нового сильного царства в южнорусских степях, среднеазиатские «родственники» сарматов также создали свои государственные объединения. В 3 в. до н.э. парфяне, одна из групп среднеазиатских саков (скифов), обитавших на территории современной Туркмении, разгромили эллинистическую империю Селевкидов и завоевали Иран. Тогда же на последний островок, оставшийся от завоеваний Александра Македонского, Греко-Бактрийское царство, обрушилась волна нашествия, покатившаяся, видимо, из южной Сибири. В Средней Азии было создано Кушанское царство, позднее завоевавшее Афганистан и северную Индию.

Родственные народы евразийских степей продолжали в этот период поддерживать связь между собой. Так, основатель парфянского царства Арсак (251г. до н.э.), по некоторым данным, был выходцем с Дона. С другой стороны, западные причерноморские сарматы взаимодействовали со своей «прародиной» в волго-уральских степях. Именно отсюда, из-за Волги, исходил в 130-е гг. н.э. новый объединительный импульс: все сарматские земли оказались вновь объединены под властью государства аланов. Имя «аланы» (до того, видимо, принадлежавшее собственно поволжской группе) стало соотноситься со всем народом, населявшим южнорусские степи, постепенно вытесняя старые названия – «сарматы» и «скифы», которые, впрочем, использовались еще в средневековой литературе.

Рубеж новой эры был временем максимального могущества Великой Скифии, под контроль которой снова - как в начале железного века - попала почти вся Южная Азия (Иран и Северная Индия). По данным античных источников, на западе границы Скифии-Сарматии проходили по берегам Вислы и Дуная (примерно совпадая с границами Российской империи до 1917г.). Те же источники включали в ее пределы юго-восточное побережье Балтики, недаром называемой в античную эпоху Скифским, или Сарматским морем. Многие авторы, в частности, Тацит, использовали термин «сарматы» как общее название населения Восточноевропейской равнины, от Балтики до Волги, и видимо, они имели на то все основания.