ГЛАВНАЯ
ИМЯ БОГА
РЕЛИГИЯ СЛАВЯН
ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ
АРИЙСКИЙ ПРОСТОР
ВЕЛИКАЯ СКИФИЯ
ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ
СЛАВЯНЕ
КИЕВСКАЯ РУСЬ
РУССКИЕ КНЯЗЬЯ
БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
ГОРОДА
КИЕВСКОЙ РУСИ
КНЯЖЕСТВА
КИЕВСКОЙ РУСИ
СРЕДНЕВЕКО-
ВАЯ ЕВРОПА
ИСТОРИЯ АНГЛИИ
ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
ОРДА
РУСЬ И ОРДА
МОСКОВСКАЯ РУСЬ
ИСТОРИЯ ФРАНЦИИ
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 18в.
РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ 19в.
СПЕЦСЛУЖБЫ РОССИИ
ПИРАТЫ
ЗЛОДЕИ И АВАНТЮРИСТЫ
БИБЛИОТЕКА
ДЕТЕКТИВЫ
ФАНТАСТИКА
ЮМОРИСТИЧЕСКАЯ
ФАНТАСТИКА
НЕЧИСТАЯ СИЛА
ЮМОР
АКВАРИУМ


Великая Скифия

Великая скифияski-0.jpg"

Киммерийцыski-1.jpg

Скифы в 4-2 тыс. до н. э. ski-2.jpg

Скифы в 8-6 вв до н.э. skl-3.jpg

Войны скифов с персами ski-4.jpg

Скифы и македонцы ski-5.jpg

Боспорское царство ski-6.jpg

Цивилизация скифовski-7.jpg

Племена скифов ski-8.jpg

Культура скифов ski-9.jpg

Быт скифов ski-10.jpg

Города скифов ski11.jpg

Религия скифов ski12.jpg

Сарматы ski13.jpg

Великоросы ski14.jpg



КИММЕРИЙЦЫ
(1600 - 1000 гг. до н. э.)

Самые ранние из доступных нам письменных источников древнейшим народом на территории России называют киммерийцев. В Библии Гомер (то есть «киммериец») признается старшим сыном Япета, родоначальника тех народов, которые сейчас принято называть «индоевропейскими» (арийскими). Старшим сыном «Киммерийца», в свою очередь, считался «Скиф». Киммерийцы упоминаются и в древнейшем греческом памятнике - в «Илиаде». Кстати, имя автора «Илиады» - Гомер - как раз и значит: киммериец. Когда вы читаете романы-фэнтези или смотрите боевики про Конана-киммерийца, имейте в виду, что киммерийцы были нашими далекими предками. Об этом родстве однозначно свидетельствует «Велесова Книга»:

«Были киммерийцы также отцы наши, и они римлян потрясали, а греков разметали, как испуганных свиней».

Сведения о родстве славян с киммерийцами приводит и арабское сочинение XII века «Маджмал-ат-таварах» («Собрание историй»), В этой легенде фигурируют три брата: Рус, Кимари и Хазар, ставшие прародителями русов, киммерийцев и хазар.

Киммерийцы обитали в южнорусских степях еще в начале железного века (1 тыс. до н.э.), но их культура сложилась намного раньше. Археологические исследования показывают, что в позднем бронзовом веке, в 1600-1000гг. до н.э., степную и лесостепную зону Восточной Европы занимала Срубная культура, принадлежавшая земледельческо-скотоводческим народам «индоевропейского» (арийского) типа. Поскольку именно в этих местах письменные источники и помещают «место жительства» киммерийцев, надо полагать, что Срубная культура и представляет собой реальный след «киммерийского царства».
Срубная культура обнаруживает полную преемственность с более древними Катакомбной (2000-1600г. до н.э.) и Ямной(3 тыс. до н.э.) культурами, занимавшими те же земли Южной России. Ямная культура считается «протоарийской»: именно от нее исходили те импульсы, которые привели к сложению на обширных территориях Европы и Северной Азии в 3 - начале 2 тыс. до н.э. многих народов индоевропейской языковой семьи.
Все эти культуры отличались одним и тем же обрядом погребения в курганах, различавшимся лишь в деталях (сначала под курганом делали обычную яму, затем - более сложную конструкцию в виде катакомбы, а в эпоху поздней бронзы укрепляли ее деревянным срубом; в связи с этим этапы культуры южнорусских степей 3-2 тыс. до н.э. и получили соответствующие названия). На протяжении всей эпохи бронзы сохранялись преемственность типа керамики, жилища и других характерных признаков. Тип хозяйства (смешанного, сочетавшее оседлое скотоводство с пашенным земледелием) в этот период не претерпевал существенных изменений. Наконец, как показали антропологические исследования, физический тип населения также оставался постоянным.
Очевидно, что Срубная культура эпохи поздней бронзы, в ареале распространения которой древнейшие источники упоминают киммерийцев, сложилась на старом месте обитания ариев, на их «исторической прародине».

В Ирландии и в Скандинавии записаны предания о том, что эти земли некогда заселялись выходцами из причерноморских степей (в скандинавских сагах Южная Россия - Скифия -называется «Великой Свитьод», то есть «Великой Швецией», тогда как собственно Швеция – «Малая Свитьод», колония «Великой»). Эти легенды повествуют о переселении в Западную Европу народов арийской семьи, произошедшем, как предполагают, в конце 3 тыс. до н.э.. Кимвры были известны и на полуострове Ютландия, и среди кельтов Британии. На сходство названий столь удаленных друг от друга народов обращали внимание еще античные историки, предполагавшие их происхождение от одного корня. Таким образом мы можем с уверенностью констатировать, что причерноморские киммерийцы раннего железного века - это те степные арии, которые «остались у себя дома», а скандинавские и британские кимвры - их «родственники», ушедшие далеко на запад.
Родство европейских народов между собой ощущалось еще в античную эпоху. Недаром же греко-римские авторы пользовались собирательным термином «кельтоскифы». подчеркивая родство западных (кельтских) и восточных (скифских) «северных варваров», наследников древней Великой Киммерии...
Само название киммерийцы/кимры, скорее всего, означает просто «степняки» (в одном из древних арийских языков анатолийской группы «степь» - это «гимра»). Память о степной, киммерийской прародине долго сохранялась в северной Европе.

После того, как с помощью археологических, антропологических и лингвистических исследований выяснилось, что древняя цивилизация южнорусских степей не только имела очень высокий уровень развития, но и стала «прародительницей» многих и многих цивилизаций и народов Старого Света, вопрос о привязке древней «доистории» к наиболее ранним из дошедших до нас письменных источникам приобрел особую остроту. Вот что пишет по этому поводу историк Васильева:

«Прежде всего, для того, чтобы «оторвать» киммерийцев от древних ариев, на границе эпохи бронзы и железного века (то есть на рубеже 2 и 1 тыс. до н.э.) стараются создать - хотя бы на бумаге - некий «разрыв». То есть: жили-были в евразийских степях некие «арии», да потом все куда-то исчезли. Разошлись, видимо, по разным направлениям... Киммерийцы же, упоминаемые античными источниками, есть не наследники Срубной культуры, но некий «новый» народ, проникший в степи Южной России только в начале железного века (около 1000г. до н.э.). Откуда же?...
Наиболее распространена версия, что киммерийцы были... фракийцами. Однако реальные фракийцы раннего железного века - жители бассейна Дуная и северных Балкан - это оседлые земледельцы, никогда не проявлявшие особой любви к скачкам через степные пространства, тогда как о причерноморских киммерийцах источники (и данные археологии) говорят как о типичных «всадниках», скотоводах.
Кроме того, никаких археологических свидетельств продвижения народов с Северных Балкан в Причерноморье на рубеже 2 и 1 тыс. до н.э. нет. Как раз напротив, есть свидетельства значительных миграций в обратном направлении -из киммерийских степей на Балканы...
В сущности, единственный аргумент в пользу «фракийского» следа - это имена некоторых крымских царей, имеющие аналоги на Северных Балканах. Но кто поручится, что это - результат влияния с запада на восток, а не наоборот, или вообще не результат общего происхождения «именного набора»? В самом деле, даже из небольшого списка имен, приведенного у Геродота, видно, что одинаковое имя «Спаргапит» почти одновременно носили: фракийский царь с берегов Дуная, царь причерноморских скифов и царевич среднеазиатских «скифов»-массагетов... Спекуляции вокруг киммерийцев, попытки приписать им какое-то «иностранное» происхождение выполняют поставленную задачу: создать «разрыв» между древними ариями эпохи бронзы и населением южнорусских степей железного века. Чтобы никакой связи не было!»
(«Великая Скифия»)

Точно такой же разрыв - и в тех же целях - пытаются искусственно создать между киммерийцами и скифами, заселявшими степи Южной России в раннем железном веке. Якобы встретились два совершенно разных и чужих друг другу народа, один из них вытеснил другой, и... история началась заново.
На самом деле, как показывают данные археологии, скифы были ближайшими соседями и родственниками киммерийцев, потомками создателей восточной (волго-уральской) группы той же самой Срубной культуры. Движение скифов в Причерноморье, о котором свидетельствуют древние историки, происходило вовсе не из «глубин Азии», но всего лишь от берегов Волги. Следует напомнить, что границей Европы и Азии в античные времена признавалась река Дон. Кроме того, не следует представлять дело так, что скифы, пришедшие от берегов Волги и Дона к берегам Днепра, полностью вытеснили здешних киммерийцев. И те, и другие были родственными народами: их археологические культуры обнаруживают большое сходство, такое, что в самом деле трудно отличить одну от другой. Традиции эпохи поздней бронзы (то есть киммерийского времени) сохранялись на Дону и в железном веке (в скифское время), что означало и сохранение основного состава населения.

Одним из важнейших показателей преемственности культур является обряд погребения. Всем известно, что скифы хоронили своих правителей в курганах. Но курганы, строились в южнорусских степях и прежде, в эпоху бронзы. Установлено, что в скифский период в Поднепровье не только возводились новые курганы, но использовались для погребения и старые, сохранившиеся еще с бронзового века. Это значит, что скифы считали эти курганы своими!
Неизбежен вывод: большинство населения Скифии железного века составляли все те же «киммерийцы», сменившие только свое называние. Недаром же Геродот замечал, что вообще народ скифов - весьма многочисленный, но настоящих скифов (то есть пришедших из «Азии», из-за Дона) – мало.

Тем не менее, археологи отмечают в эпоху средней бронзы появление к западу от Дона новой культурной общности, имеющей традиции, отличные от киммерийских. Эта общность, занимавшая территорию современной Украины в 16-14 вв. до н. э., получила название «культуры многоваликовой керамики». Насколько сильно она отличалась от классических степных культур эпохи бронзы видно хотя бы из того, что ее носители почти не применяли курганный обряд погребения. Васильева полагает, что «многоваликовая керамика» распространилась на Украину с запада, из бассейна Дуная. По ее мнению, Дон в эпоху средней бронзы стал границей двух этнокультурных общностей – различных и, по-видимому, враждебных. На берегах реки в это время была построена мощная система оборонительных сооружений – каменных крепостей, не имевших аналогов в тогдашней Европе. И в это же время в междуречье Дона и Волги возникает новая культура, получившая у археологов название Срубной, носителями которой были киммерийцы и скифы. Здесь собственно и сложилась новая общность, которую можно назвать скифо-киммерийским царством.

Сосуществование двух общностей продолжалось в течение трех столетий. До тех пор, пока носители Срубной культуры прорвали линию укреплений на Дону. Судя по всему, киммерийцы не ограничились только освобождением ранее потерянных территорий и вторглись глубоко в Европу. На основании археологических данных академик Б. А. Рыбаков показал, что примерно в XIII-XI вв. до н. э. «тшилецко-комаровская» культура в этих краях сменилась «лужицко-скифской». Вероятно, именно киммерийцы вытеснили предков дорийцев с Одера и Шпрее, или по крайней мере дали толчок к их переселению в Грецию, а границу расселения кельтов отодвинули на запад. Кимерийцы представлял собой не одно племя, а большую группу родственных племен, и скотоводческих, и земледельческих. О них неоднократно упоминают античные авторы - Гесиод, Гомер, Аполлодор, Геродот, Страбон, Посидонии. Днодор Сицилийский, Плутарх, Помпоний Мела, Плиний,- а также ассирийские источники.
Война на Балтике велась по всей вероятности с автохтонным населением кельто-иллирийского состава или с племенами, участвовавшими в тех же волнах переселений и достигшими берегов Балтики раньше в 3 тысячелетии до н. э.. Об этих войнах свидетельствуют и археологические находки, многочисленные образцы характерного киммерийского оружия в данном регионе. В результате походов к Балтике какая-то часть киммерийцев осела здесь По-видимому, они-то и стали «энетами», «виндами», «индами» — «добывающими янтарь», которых упоминают в связи с этими краями древнегреческие авторы. Геродот писал, что энеты, жившие на Висле и Балтике, пришли туда откуда-то с востока, из-за Каспийского моря. В последующие времена были известны и славяне-венеды, но они, естественно, уже во многом отличались от киммерийцев.
Кроме сражений за Балтику, киммерийцы вели и другие войны. Их войско неоднократно совершало походы на Северный Кавказ и во Фракию, обложив данью или сделав своими союзниками местное население. Страбон писал, что они не единожды вторгались на южное побережье Черного моря.

Очевидно, называние «скифы» (самоназвание, согласно греческим источникам: сколоты) относилось первоначально к тем обитателям южнорусских степей, которые остались жить на своем «старом» месте, в первоначальной области формирования Срубной культуры - в волго-уральских и донских степях, тогда как «киммерийцами» считались родственные им жители причерноморских степей. Некоторое время «скифская» - восточная и «киммерийская» -западная области Срубной культуры поддерживали между собой связи, но на рубеже железного века - около 1000г. до н.э. - их единство распалось. Старые, «срубные» традиции поддерживались еще некоторое время к западу от Дона, в Причерноморье, тогда как на востоке, на Дону и Волге, сложилась новая общность. Видимо, именно этот момент в развитии южнорусской степной цивилизации и отражен в наиболее ранних античных источниках, сообщавших о существовании двух царств - киммерийского и собственно скифского - а также о враждебном столкновении между ними.

Известно, что у киммерийцев существовали свои цари, свои города. О наличии у них государственной организации однозначно свидетельствует величина степных курганов «Катакомбной» и «Срубной» культур, последовательно сменивших друг друга на пространствах от Волги до Днестра и Терека, и относимых к II — началу I тысячелетия до н. э. Иногда эти курганы достигают высоты 15 метров. Геродот уже много позже, в V в. до н. э., писал об оставшихся в Скифии «киммерийских стенах» - значит, эти укрепления были достаточно фундаментальными, если сохранились в течение как минимум трех веков. Аполлодор, Гекатей Милетский и Помпоний Мела сообщают о городе Киммерида, или Киммерий, а согласно Страбону, этот город располагался на полуострове Тамань, перекрывая своими рвами и валами его перешеек. По-видимому, к киммерийцам относилось и племя синдов, известное впоследствии в этих местах и создавшее развитые города и селения на Тамани и Нижней Кубани. Как показывают археологические данные, высокого уровня достигло в киммерийскую эпоху и хозяйство соседнего Приазовья. А упоминания «Велесовой Книги» о волжской прародине славян, возможно, относятся к остаткам огромных поселений этого времени, обнаруженным на Волге,— иногда их размеры достигали нескольких километров. Некоторые из них были неукрепленными, другие окружались валами и стенами. В этих населенных пунктах, как и в других индоарийских культурах, возводились большие дома, в каждом из которых проживали 40—50 человек. Вот что пишет о киммерийцах Шамбаров:

«Процветало земледелие, а об уровне скотоводства говорят даже размеры погребальных жертвоприношений, где убивались сотни голов скота. У киммерийцев была хорошо развита металлургия бронзы и железа, керамическое ремесло, изготовлялось отличное оружие. Следы разработки их рудников и металлургического производства со шлаками и остатками плавки найдены в Донбассе вблизи г. Артемовска (кстати, как раз там же стояла некогда «каменная баба», предназначенная для астрономических наблюдений, о которой рассказывалось выше). На греческих и малоазиатских рисунках сохранились изображения киммерийцев. Они показаны конными воинами в высоких шапках, похожих на папахи, вооружены луками и длинными прямыми мечами. Любопытно, что на многих изображениях киммерийцев в бою сопровождают крупные собаки.» («Когда оживают легенды»)

Рассказ о падении киммерийского царства под натиском скифов, приведенный древними источниками, находит археологическое подтверждение. Ко времени около 800г. до н.э. относится внезапная гибель поселений так называемой Кобяковской (позднесрубной) культуры на нижнем Дону; очевидно это и есть реальные следы перехода скифов через Дон, то есть их «нашествия» из Азии в Европу. Учитывая сообщения Геродота и других источников о начале государственности в Северном Причерноморье за тысячу лет до похода Дария 512г. до н.э., и сравнивая с данными археологии о начале Срубной культуры (16в. до н.э.), мы можем отождествить собственно «киммерийское время» в степях Южной России с периодом этой культуры, 1600-1000гг. до н.э. Рубеж 2 и 1 тыс. до н.э. стал началом собственно «скифского времени» (и началом железного века), поскольку уже в это время скифы обосновались на Дону; здесь, видимо, и сложилось их государство, охватившее через несколько столетий также и Причерноморье.

«Присвоив эпохе поздней бронзы (1600-1000 гг. до н.э.), когда южнорусские степи занимала Срубная культура, название киммерийского времени, мы можем считать собственно «скифским» временем ранний железный век, то есть первую половину 1 тыс. до н.э. Только после распада Срубной этнокультурной общности (около 1000г. до н.э.) появилось некоторое различие между «скифами», наследниками ее восточной части, и «киммерийцами», наследниками западной. Но это различие не продлилось долго и не успело зайти слишком далеко.» (Васильева. «Великая Скифия»)

Вторжение скифов с Волги и Дона в Причерноморье следует понимать не как «вытеснение» одного народа другим, совершенно чужим, а как внутрисистемное, чисто политическое перемещение. Другими словами, около 800г. до н.э. в южнорусских степях сменилась политическая власть.
Сообщение античных источников о том, что «скифы сменили киммерийцев», на самом деле означает: скифское царство пришло на смену киммерийскому. Термин «царство» - нисколько не преувеличение. Несомненно, что и скифы, и киммерийцы имели к тому времени вполне полноценные государственные образования; иначе никак нельзя объяснить последовавшую в 7в. до н.э. великую скифскую экспансию в Переднюю Азию. Чтобы громить Ассирию, Урарту, Лидию, требовалось иметь государственные структуры хотя бы того же уровня!

Вообще не следует недооценивать социально-политическую организацию народов Европы и континентальной Евразии в эпоху поздней бронзы и раннего железа. Экономика была развита в сущности, ничуть не хуже, чем в средние века; средства сообщения - тоже (конный транспорт, флот). Это создавало возможность для появления сложных управленческих структур. Г.В.Вернадский считал, что образование первого государства (киммерийского) в русских степях следует отнести к рубежу 2 и 1 тысячелетий до н.э., но даже такая датировка явно занижена. Вспомним, что по Геродоту (опиравшегося на «живую» традицию), скифская государственность восходят еще к 16в. до н.э.!

Современные исследования показали, что образование ранних государств в Европе (вне пределов Балканского полуострова) произошло намного раньше, чем еще недавно было принято считать. Следы социальной дифференциации и иерархической структуры власти обнаруживают многие культуры 3 тыс. до н.э., не говоря уже о более поздней эпохе. Так что представление о «варварской» Европе, находившейся якобы на «периферии» культурной Передней Азии и Восточного Средиземноморья, оказалось далеко от истины.

Согласно Геродоту, вторжение скифов вызвало среди киммерийцев настоящий раскол. Правящие слои решили сопротивляться до конца, тогда как простой народ... поддержал пришельцев. И вот, вместо того чтобы дружно воевать со скифами, киммерийцы принялись драться между собой (очевидно, элита общества - с простым народом). Киммерийский «правящий класс» потерпел поражение, и тогда скифы заняли Приазовье-Причерноморье без боя!
Почему же «простой киммерийский народ» не хотел сопротивляться скифам, напротив, оказал им поддержку, отвергнув собственную элиту? Очевидно, между правящими слоями киммерийского общества и «простым народом» существовали серьезные противоречия. Вот что пишет по этому поводу Васильева:

«Единая срубная культура южнорусских степей прекратила свое существование около 1000г. до н.э. Это значит, что скифо-киммерийская цивилизация испытала какой-то серьезный кризис. Внешние проявления кризиса социальной системы всегда одинаковы: «загнивание» правящей элиты, угнетение народа, развитие частного, «кускового» интереса, распад на локальные общности, как следствие - потеря обороноспособности... Продвижение скифов с востока, из-за Дона (около 800г. до н.э.) разрешило острый социальный конфликт и способствовало возрождению единого государства. Поскольку скифы были родственны киммерийцам, по сути, обновление исходило изнутри, от основного центра южнорусской цивилизации, который всегда пребывал в волго-донских степях. Оттого-то и встретил пришельцев «простой киммерийский народ» как освободителей, оттого и обратился против собственной элиты! Никакого «вытеснения» киммерийцев скифами не было. На самом деле были свергнуты только верхние слои общества. Местные жители и пришельцы с востока просто смешались, прежнее население вошло в состав новой социально-политической структуры. Эти немногочисленные «настоящие» скифы, пришедшие в Причерноморье с востока, из волго-донских степей, и образовали новую элиту. Поэтому в Передней Азии и других странах 8-7вв. до н.э. и называли народ, совершавший вторжения из южнорусских степей через Кавказ, двойным именем - и «скифами», и «киммерийцами»: ведь последние и составляли большинство подданных Скифского царства; старое название еще не забылось.» («Великая Скифия»)

С выводами Васильевой согласен и другой исследователь данной проблемы – Шамбаров:

«Часть киммерийцев отступила на запад, часть — на юг, во Фракию, образовав там царство треров, упоминаемое многими античными авторами, а часть направилась вдоль восточного берега Черного моря. Но ушли далеко не все киммерийцы. С текстами «Велесовой Книги», которая называет их в числе предков славян, согласуются выводы Плутарха, который сообщал, что из Причерноморья переселилась лишь часть их, а основная масса осталась и была ассимилирована скифами (см., напр., «Марий», XI). К этому же заключению на основании изучения археологических данных пришел советский историк, специалист по киммерийской проблеме А. И. Тереножкин («Киммерийцы». Киев, 1976). Ничего удивительного — ведь в культурном и этническом отношении они были со скифами близко родственны, а некоторые греческие авторы вообще считали скифов и киммерийцев одним народом.» («Когда оживают легенды»)