|||| РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ |||| ИМЯ БОГА |||| РЕЛИГИЯ СЛАВЯН |||| ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ |||| СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ |||| АРИЙСКИЙ ПРОСТОР |||| ВЕЛИКАЯ СКИФИЯ |||| ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ |||| СЛАВЯНЕ |||| СРЕДНЕВЕКОВАЯ ЕВРОПА |||| ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫ |||| КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ |||| РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ |||| БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ |||| КИЕВСКАЯ РУСЬ ||||ГОРОДА КИЕВСКОЙ РУСИ |||| КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОЙ РУСИ |||| РУССКИЕ КНЯЗЬЯ |||| БИБЛИОТЕКА |||| ДЕТЕКТИВЫ |||| ФАНТАСТИКА |||| ОРДА |||| РУСЬ И ОРДА ||||| МОСКОВСКАЯ РУСЬ ||||| ПИРАТЫ |||| ИГРЫ ALAWAR |||| ПОИГРАЕМ ||||НЕЧИСТАЯ СИЛА |||| ЮМОР |||| АКВАРИУМ ||||

КНЯЖЕСТВА КИЕВСКОЙ РУСИ

КИЕВСКОЕ КНЯЖЕСТВО

Киевское княжество состояло из земель, омываемых средним течением Днепра, западными притоками Днепра - от Ужа на севере до Роси на юге, и южным притоком Припяти рекой Случь. Общая площадь княжества была меньше Суздальской земли. Черниговского, Смоленского, Полоцкого княжеств или Волынской земли. На юге границ фактически не было. Трудно сказать, где кончалась Киевская земля и где начиналась территория степных кочевников половцев. Приблизительная, хотя и подвижная разделительная линия может быть прочерчена от южного течения реки Рось до верховьев Южного Буга. Восточная граница между Киевом, с одной стороны, и Черниговом и Переяславлем - с другой, проходила по Днепру, хотя 15-километровая полоса земли к востоку от Днепра между Десной и Трубежем принадлежала Киеву. На севере граница с Турово-Пинским княжеством проходила по южному течению реки Принять, а западная граница Киева с Волынской землей пролегала по линии восточнее верховьев реки Горынь.

Сам город Киев, выстроенный на холмах, был расположен идеально в военном отношении. Рядом с Киевом находились хорошо укрепленные города Вручий (или Овруч, как его иногда называли), Вышгород и Белгород, контролировавшие подступы к столице соответственно с северо-запада, запада и юго-запада. С юга Киев был прикрыт системой фортов, построенных вдоль берегов Днепра, и рядом хорошо защищенных городов на реке Рось.

Особенностью Киевского княжества было большое количество старых боярских вотчин с укрепленными замками, сосредоточенных в старой земле полян на юг от Киева. Для защиты этих вотчин от половцев еще в XI веке по реке Роси (в «Поросье») были поселены значительные массы кочевников, изгнанных половцами из степей: торков, печенегов и берендеев, объединенных в XII веке общим именем - Черные Клобуки. Они как бы предвосхищали будущую пограничную дворянскую конницу и несли пограничную службу на огромном степном пространстве между Днепром, Стугной и Росью. По берегам Роси возникли города, заселенные черноклобуцкой знатью (Юрьев, Торческ, Корсунь, Дверен и др.). Столицей полуавтономного Поросья был то Канев, то Торческ, огромный город с двумя крепостями на северном берегу Роси. Черные Клобуки играли важную роль в политической жизни Руси XII века и нередко влияли на выбор того или иного князя.

С точки зрения экономики Днепр обеспечивал прямое сообщение не только с Черным морем, но связывал город также с Балтикой через Березину и Западную Двину, с Окой и Доном - по Десне и Сейму, и с бассейнами Днестра и Немана - по Припяти и Западному Бугу.

В начале XII века при великих правителях Владимире Мономахе (1113-1125) и его сыне Мстиславе Великом (1125-1132) пределы подвластных им территорий не были строго определены. Трудно сказать, существовали ли при них границы, разделявшие то, что впоследствии получило название Киевского княжества и Волынской земли, Турово-Пинска, Смоленска и Южного Переяславля, которые находились под управлением близких родственников (и ставленников) киевского князя. Киевская земля и была Русью, а Русь состояла из всех южных земель, исключая Галицкую землю, Черниговское и Рязанское княжества. Даже отдельные части Полоцкого княжества на северо-западе находились под властью Мономаха и Мстислава. Но единство Киевской земли, восстановленное Владимиром Мономахом после междоусобных войн XI века. доживало последние дни. Уже княжение Ярополка (1132-1139). наследовавшего своему брату Мстиславу, было омрачено разделением и борьбой внутри самого рода потомков Мономаха.

В 1132 году, после смерти Мстислава Великого, от Киева одно за другим стали отпадать русские княжества. Новгород окончательно освободился от власти Киева. Ростово-Суздальская земля действовала уже самостоятельно. Смоленск по своей воле принимал князей. В Галиче, Полоцке, Турове сидели свои особые князья. Кругозор киевского летописца сузился до киево-черниговских конфликтов, в которых, правда, принимали участие и византийский царевич, и венгерские войска, и берендеи, и половцы.

После смерти незадачливого Ярополка в 1139 году на киевский стол сел еще более незадачливый Вячеслав, но продержался всего лишь восемь дней - его выгнал Всеволод Олегович , сын Олега «Гориславича». Киевская летопись изображает Всеволода и его братьев хитрыми, жадными и криводушными людьми. Великий князь непрерывно вел интриги, ссорил родичей, жаловал опасным соперникам далекие уделы в медвежьих углах, чтобы удалить их от Киева. Попытка Всеволода вернуть под свою руку Новгород, посадив там брата Святослава Олеговича не увенчалась успехом. Родные братья нового киевского князя Игорь и Святослав вели с ним борьбу за уделы, сопровождавшуюся заговорами, мятежами и примирениями. Всеволод не пользовался симпатиями киевского боярства; это отразилось и в летописи, и в той характеристике, которую взял из неизвестных нам источников В. Н. Татищев:

«Сей великий князь муж был ростом велик и вельми толст, власов мало на главе имел, брада широкая, очи немалые, нос долгий. Мудр был в советах и судах, для того, кого хотел, того мог оправдать или обвинить. Много наложниц имел и более в веселиях, нежели в расправах упражнялся. Чрез сие киевлянам тягость от него была великая. И как умер, то едва кто по нем, кроме баб любимых, заплакал, а более были рады. Но при том более... тягости от Игоря, ведая его нрав свирепый и гордый, опасались».

Преемник Всеволода, его брат Игорь , тот самый князь свирепого нрава, которого так опасались киевляне, вынужден был присягнуть им на вече «на всей их воле». Но не успел еще новый князь отъехать с вечевого собрания к себе на обед, как киевляне бросились громить дворы ненавистных тиунов и мечников. Руководители киевского боярства, Улеб тысяцкий и Иван Воитишич, тайно послали посольство к князю Изяславу Мстиславичу , внуку Мономаха, в Переяславль с приглашением княжить в Киеве, и, когда тот с войсками подошел к стенам города, бояре повергли свой стяг и, как было условлено, сдались ему. Игоря постригли в монахи и сослали в Переяславль. Княжение Изяслава было заполнено борьбой с Олеговичами и с Юрием Долгоруким , которому дважды удавалось ненадолго овладеть Киевом. В процессе этой борьбы был убит в Киеве по приговору веча пленник Изяслава князь Игорь Олегович (1147 год).

В связи с тем что Киев часто являлся яблоком раздора между князьями, киевское боярство заключало с князьями договор и ввело любопытную систему дуумвирата, продержавшуюся всю вторую половину 12 века. Дуумвирами-соправителями были Изяслав Мстиславич и его дядя Вячеслав Владимирович, Святослав Всеволодович и Рюрик Ростиславич. Смысл этой оригинальной меры был в том, что одновременно приглашались представители двух враждующих княжеских ветвей и тем самым отчасти устранялись усобицы и устанавливалось относительное равновесие. Один из князей, считавшийся старшим, жил в Киеве, а другой - в Вышгороде или Белгороде (он распоряжался землей). В походы они выступали совместно и дипломатическую переписку вели согласованно.

Внешняя политика Киевского княжества иногда определялась интересами того или иного князя, но, кроме того, было два постоянных направления борьбы, требовавших повседневной готовности. Первое и главнейшее - это, разумеется, Половецкая степь, где во второй половине XII века создавались феодальные ханства, объединявшие отдельные племена. Обычно Киев координировал свои оборонительные действия с Переяславлем (находившимся во владении ростово-суздальских князей), и тем самым создавалась более или менее единая линия Рось - Суда. В связи с этим значение штаба такой общей обороны перешло от Белгорода к Каневу. Южные пограничные заставы Киевской земли, расположенные в X веке на Стугне и на Суде, теперь продвинулись вниз по Днепру до Орели и Снепорода-Самары.

Вторым направлением борьбы было Владимиро-Суздальское княжество. Со времен Юрия Долгорукого северо-восточные князья, освобожденные своим географическим положением от необходимости вести постоянную войну с половцами, устремляли военные силы на подчинение Киева, используя для этой цели пограничное Переяславское княжество. Высокомерный тон владимирских летописцев иногда вводил в заблуждение историков, и они считали порою, что Киев в это время совершенно заглох. Особое значение придавалось походу Андрея Боголюбского, сына Долгорукого, на Киев в 1169 году.

Киевский летописец, бывший свидетелем трехдневного грабежа города победителями, так красочно описал это событие, что создал представление о какой-то катастрофе. На самом деле Киев продолжал жить полнокровной жизнью столицы богатого княжества и после 1169 года. Здесь строились церкви, писалась общерусская летопись, создавалось «Слово о полку Игореве», несовместимое с понятием об упадке.

Киевского князя Святослава Всеволодича (1180-1194) «Слово» характеризует как талантливого полководца. Соправителем Святослава был, как сказано, Рюрик Ростиславич , княживший в «Русской земле» с 1180 по 1202 год, а потом ставший на некоторое время великим князем киевским. Мы знаем из летописей о конфликтах и разногласиях между ними, но знаем и то, что Киев в конце XII века переживал эпоху расцвета и пытался даже играть роль общерусского культурного центра. Об этом говорит киевский летописный свод 198 года игумена Моисея, вошедший вместе с Галицкой летописью XIII века в так называемую Ипатьевскую летопись.

После смерти Святослава, когда Рюрик начал княжить в Киеве, его соправителем по «Русской земле», то есть южной Киевщине, стал ненадолго его зять Роман Мстиславич Волынский (праправнук Мономаха). Он получил лучшие земли с городами Треполем, Торческом, Каневом и другими, составлявшими половину княжества. Однако этой «лепшей волости» позавидовал Всеволод Большое Гнездо , князь Суздальской земли, желавший быть в какой-то форме соучастником управления Киевщиной. Началась длительная вражда между Рюриком, поддерживающим Всеволода, и обиженным Романом Волынским. Как всегда, в усобицу быстро были втянуты и Олеговичи, и Польша, и Галич. Дело кончилось тем, что Романа поддержали многие города, Черные Клобуки, и наконец в 1202 году «отвориша ему кыяне ворота». В первый же год великого княжения Роман организовал успешный поход в глубь Половецкой степи.

Рюрик не остался в долгу и 2 января 1203 года в союзе с Олеговичами и половцами взял Киев. Союзники Рюрика половцы изрубили всех старых монахов, попов и монашек, а юных черниц, жен и дочерей киевлян увели в свои становища. Очевидно, Рюрик не надеялся закрепиться в Киеве, если так ограбил его, и ушел в свой собственный замок в Овруче.

В том же году после совместного похода на половцев в Треполе Роман захватил Рюрика и постриг в монахи всю его семью (включая и свою собственную жену, дочь Рюрика). Но Роман недолго правил в Киеве, в 1205 году он был убит поляками, когда на охоте в своих западных владениях отъехал слишком далеко от своих дружин.

Роман Мстиславич и Рюрик Ростиславич - последние яркие фигуры в списке киевских князей 12-13вв Далее идут слабые владетели, не оставившие по себе памяти ни в летописях, ни в народных песнях.

Усобицы вокруг Киева продолжались и в те годы, когда над Русью нависла новая небывалая опасность - татаро-монгольское нашествие. За время от битвы на Калке в 1223 году до прихода Батыя под Киев в 1240 году сменилось много князей, было много боев из-за Киева. В 1238 году киевский князь Михаил бежал, боясь татар, в Венгрию, а в грозный год Батыева прихода он собирал в княжестве Даниила Галицкого пожертвованные ему феодальные оброки: пшеницу, мед, коров и овец.

«Мать городов русских» - Киев прожил яркую жизнь на протяжении ряда веков, но в последние три десятилетия его домонгольской истории слишком сказывались отрицательные черты феодальной раздробленности, приведшей фактически к расчленению Киевского княжества на ряд уделов. (Рыбаков. «Рождение Руси»)



Назад Вперед