СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРКОНАistor1.jpg

КОН И ЗАКОНistor2.jpg

МИФ О ДРЕВНИХ ГЕРМАНЦАХistor4.jpg

СЛАВЯНСКАЯ ГЕРМАНИЯistor6.jpg

РУСЫ И ЕВРОПАistor11.jpg

КНЯЗЬ НИКЛОТistor12.jpg

МОЛОТ ВЕДЬМistor3.jpg

ЗАГОВОР КОЛДУНОВistor5.jpg

ИГОigo.jpg

ТЕНЬ ПЕРУНАten1.jpg

ЦАРСТВО ХАМАistor13.jpg

РУССКИЕistor14.jpg

СЛАВЯНСКАЯ ГЕРМАНИЯ

«Повесть временных лет» дает прямое указание на то, где жили варяги – по южному берегу Балтийского моря, которое в летописи называется Варяжским. Четко обозначены западные пределы расселения варягов: «до земли Агнянской и Волошской». Англами в то время называли датчан, а волохами либо римлян, либо кельтов. Изучение других письменных источников показало, что рядом с датчанами действительно жили некие «варины», «вэрины», «вагры», «вары». По мнению академика Кузьмина, «варины» принадлежали к виндальской языковой группе с уральскими элементами. Однако к средине 9 века, опять же согласно Кузьмину, варины-вагры уже ославянились – говорили на одном со славянами языке и кланялись тем же богам. В чем же причина столь странного поведения вагров или в русской огласовке варягов. Ведь варяги жили на этой земле по меньшей мере несколько столетий, сохраняя свой язык, веру и обычаи, если, конечно, Кузьмин прав, и варяги действительно принадлежали к иному, неславянскому этносу. Подобные метаморфозы возможны в двух случаях - либо давление извне, либо близость языков и культур двух этносов. О каком-то давлении славян на варягов нет никаких известий, зато близость языков и культур, судя по всему имела место, если предположить, что венеды, это потомки скифов, а варяги, это потомки сарматов. Как известно еще Геродот утверждал, что сарматский язык, это всего лишь «испорченный» скифский. Близость языков и культур способствовало единению варягов и славян особенно перед лицом надвигающейся угрозы.

Речь идет о государстве франков, где в описываемую эпоху разворачивались события, известные в истории, как переворот Каролингов. О перевороте Каролингов я пишу в одноименной главе книги «Имя Бога», размещенной на этом сайте. Этот переворот не только привел к власти новую династию, но и значительно укрепил позиции Рима, который с этого момента стал не просто христианским, но католическим. Во всяком случае, римские папы разорвали отношения с Константинополем, признав главой Западной Римской империи, вроде бы почившей в бозе под ударами варваров, Карла из рода Пипинидов, более известного в истории как Карл Великий. Все эти события были связаны с потоком беженцев из Сирии и Палестины, входивших в состав сначала единой Римской, а потом Византийской империи, вызванный сначала персидским, а потом арабским нашествием. Собственно, именно Сирия была родиной монотеизма, давшего начало сразу трем религиям христианству, исламу и иудаизма. Именно беженцы из Сирии и стали катализатором процесса приведшего к глубочайшим переменам в Европе, повлекшими за собой создание сразу нескольких империй, о которых речь еще впереди.

К началу девятого века завоевательный пыл арабов потихоньку сошел на нет, и у новых франкских правителей оказались развязаны руки для воплощения в жизнь грандиозной задачи построения «Нового Израиля» в Центральной и Северной Европе, заселенной по преимуществу славянами, либо родственными им по языку племенами. И хотя Великое переселение народов и внесло некоторую путаницу в расселение племен, все же современные историки с некоторым изумлением вынуждены констатировать, что эти изменения оказались не столь существенны. Многие племена жили в тех же самых местах, на которые указывал древнеримский историк Тацит, носили те же самые названия, вот только по своему этническому составу они оказались славянскими. Вот что пишет по этому поводу Кузьмин:

«Преобладание славянских языков в Средней Европе в конце I тыс. заставляет предполагать, что в этих районах и ранее обитали многочисленные славяноязычные племена, сумевшие сохранить язык. несмотря на вторжение с востока больших ираноязычных и тюркоязычных (а отчасти и угро-финских) этнических групп… Наиболее же осведомленные в славянской этнографии средневековые авторы — Адам Бременский и Гельмольд — вели славян от «винулов» (винилы-лангобарды) и вандалов. Таким образом, не исключено, что славяноязычные племена обитали между Эльбой и Вислой уже в первые века и. э. Но, очевидно, они не были единственными насельниками этих областей, и это следует учитывать при рассмотрении возможных параллелей для сообщения нашего летописца о варягах и балтийских русах.» («Варяги и Русь»)

В статье "Миф о древних германцах", размещенной на этом сайте я даю объяснение, кого собственно Тацит имел в виду под названием «германцы». Речь, как вы догадываетесь, идет все о тех же славянах, именно они и в начале нашей эры равно как и в конце 1–го тысячелетия нашей эры составляли большинство населения Центральной и Северной Европы. Естественно возникает вопрос, а откуда же взялись те, кого мы сейчас называем германцами. Ответ на него простой, хотя для многих, возможно, неожиданный – из Сирии. Здесь необходимо отметить, что основная масса нахлынувших в Европу жителей была горожанами. Естественно и устремились они в первую очередь в города, но не итальянские, которым угрожало арабское нашествие, а франкские и лангобардские. Именно сиро-палестинцы стали играть ведущую роль в римской церкви, именно они спровоцировали войну между франками и лангобардами. И именно они развязали религиозную войну между монотеистами и приверженцами ведической традиции, используя Каролингскую империю, как инструмент для установления своего господства в Европе. Языком сиро-палестинцев был арамейский. Именно арамейский язык и лег в основу тех языков, которые ныне относят к германской языковой группе. Кстати к этой же группе относят и идиш, а до недавнего времени и иврит, на которых разговаривают евреи. В происхождении евреев вроде бы у современных историков расхождений нет, их однозначно выводят из Палестины. А почему же тогда носителей языка «дойче» считают автохтонами Европы? Ведь «идиш» и «дойче» это разные транскрипции одного и того же слова, в этом расхождений у лингвистов нет. Правда, это сходство пытаются объяснить тем, что евреи-де забыли свой язык в изгнании и массово перешли на один из германских диалектов. Сомнительно, господа. Веру евреи сохранили, священные книги тоже, а язык вдруг потеряли. Между прочим, именно еврейские поэты и писатели стоят у истоков современного литературного немецкого языка, который так и не стал родным для обывателей земель Федеративной Германии. Практически все они говорят на разных диалектах, и, скажем, баварский язык отличается от саксонского настолько, что жители этих территорий вообще не понимают друг друга. Сравните с ситуацией в России, где говорят на едином для всех языке со времен незапамятных. Естественно этот язык меняется со временем, но это ведь один язык для всех, а не множество, как в Германии. А ведь расстояния между германскими землями и, скажем, российскими северными, южными, западными и восточными губерниями, просто несопоставимы. Так почему же единый немецкий язык так и не стал для многих немцев родным? Ответ прост: германские земли изначально были заселены этнически разнородными племенами. Население Саксонии и Турингии составляли славяне, родственные по языку лужицким сербам, а население южных земель – тюрки и финно-угры попавшие сюда в результате Великого переселения народов. А ведь кроме славян, тюрок и финно-угров на территории Центральной Европы проживали еще и кельты, и представители других племен индоевропейской языковой группы, которых идентифицировать сейчас не представляется возможным. Именно для этих разнородных групп арамейский язык и христианская религия в первую очередь стал скрепляющим элементом. Именно они и стали той ударной силой с помощью который франкская империя стала стремительно расширять свои границы в начале 9 века, что не могло не привести к объединению племен, стремившихся сохранить собственный язык, религию и культуру.

Процесс объединения славянских и близких к ним по языку и культуре племен затруднялся тем, что правящим слоем в державе франков, включая и королевскую династию были выходцы с Дона, из легендарной Русалании. Подробнее о Меровингах я пишу в первой главе книги "Имя Бога", размещенной на этом сайте, а здесь сошлюсь лишь на средневекового летописца Саксона (12 в), считавшего, что «нортманны» - варварский народ, пришедший в Европу с берегов Дона во 2 веке нашей эры. В свою очередь франков средневековые хронисты, Григорий Турский, Сигеберт из Жамблу, выводят из Меотиды, то есть с побережья Азовского моря. Отсюда теснейшие связи между варяжской, славянской и франкской знатью, включая родственные, поскольку все они говорили на родственных языках и придерживались единых религиозных ведических традиций. В частности по некоторым данным матерью Карла Великого была дочь ободритского князя, из рода которого вышел и князь Рюрик. Скорее всего, именно родственными связями ободритских князей с новой династией и объясняется профранкская позиция ободритов или бодричей, как их еще называли, в противостоянии нарождающейся империи со славянами. Эта позиция стоила, в конце концов, жизни отцу Рюрика Годлаву (Годиславу) и его дяде Драговиту.
Но вернемся к вэрингам-варягам. Вот что пишет о них Кузьмин:

«Германские средневековые авторы называли варинов "вэрингами" и считали их одним из славянских племен. Франкские авторы - "вэринами", балтийские славяне - "варангами", "ваграми". В восточнославянской огласовке "вагров" стали называть "варягами". Тождество варягов и вагров-варинов с языковой точки зрения очевидно. Оба именования имеют один "вар" - вода, и различные суффиксы. Варяги, следовательно, - это люди, живущие у воды, поморяне. В конце VIII - начале IX вв. на земли варинов начинают наступать франки. Это побудило их искать новые места поселений. В VIII в. во Франции появляется "Варангевилл" (Варяжский город), в 915 г. возник город Вэрингвик (Варяжская бухта) в Англии, до сих пор сохранилось название Варангерфьорд (Бухта варангов, Варяжский залив) на севере Скандинавии. С VIII - IX вв. имена Варин и Вэрин широко распространяются по всей Европе, свидетельствуя также о рассеивании отдельных групп варинов в иноязычной среде. ( «Варяги и Русь»)

Соседями варягов были те самые ободриты, о которых я уже писал выше. С 8 века эти два племени организовали союз и воспринимались соседями как единое целое, на Руси же их не различали вовсе, называя и тех, и других варягами. Соседями ободритов на востоке были велеты (вильцы) —лутичи (лютичи), довольно мощное объединение, долгое время противостоящее франкской экспансии. Против поселений лютичей в море находился остров Рюген (Руйяна), а у устья Одера на острове Волине располагался упомянутый выше знаменитый город Волин — Юлин — Юмнета. Территорию между нижним Одером и нижней Вислой занимали поморяне (или померане), их название происходит от слова «море» – «народ, живущий у моря». Из этих четырех племенных групп первые три (ободричи, лютичи и островные племена) полностью исчезли, и только восточная группа поморян частично выжила, благодаря тому, что они были включены в состав польского государства и тем самым избежали германизации.
Земли к югу от балтийских славян, известные в нынешнее время как Тюрингия и Саксония, были населены сербами. Из них сохранилась лишь небольшая группа в районе Котбуса и Баутцена, известная как лужичане. В рамках племенных союзов возвышаются то одни, то другие племена, сообщая разные имена одним и тем же географическим районам.

Подтверждением всего выше означенного являются названия многих городов на территории современной Германии. Судите сами. Берлин – это искаженное название древнейшего города полабских славян, означающего запруду (бурлин). Ольденбург – Староград. (Новгород назван новым городом именно в связи с этим старым славянским городом, из чего вы можете судить о его древности). Демин-Дымин, Мекленбург – ранее назывался Рарогом (Рериком) потом – Микулиным Бором. Шверин – город ободритов Зверин. Ратцебург – Ратибор. Брандебург – Бранибор. Дрезден – Дроздяны. Лейпциг – Липск, Липецк. Бреслау – Бреславль. Хемниц – Каменица. Рослау – Ростислава. Прильвиц – Прилабица. Регенсберг –Резно. Мейссен – Мишно. Мерзебург – Межибор. А вот названия современных немецких городов, не нуждающиеся в переводе: Росток, Любек, Бремен, Вейден, Люббен, Торгау, Клюц, Рибниц, Каров, Тетеров, Мальхин, Миров, Россов, Бесков, Каменц, Лебау. А австрийская столица Вена, это славянский город Венебож. Не говоря уже о том, что сама Австрийская земля долгое время называлась Ругией и здесь вплоть до 14 века правили потомки руга Оданацера, статью о котором вы можете прочитать на этом сайте.
А вот как характеризует один из славянских главных славянских городов средневековый хронист Адам Бременский:

«Там, где Одра впадает в Скифское море, лежит знаменитейший город Юмна, отличный порт, посещаемый греками и варварами, живущими вокруг. О славе этого города, о котором много всего рассказывают, а часто и неправдоподобное, необходимо поведать кое-что, достойное внимания. Юмна — самый большой из всех городов Европы. В нем живут славяне вместе с другими народами, греками и варварами. Даже и прибывающие туда саксы получают равные права с местными жителями, если только, оставаясь там, не выставляют напоказ своей христианской веры. Все в этом городе еще преданы губительным языческим обрядам. Что же касается нравов и гостеприимства, то нельзя найти народа более честного и радушного. В этом городе, полном товарами всех народов, ничто не представляется роскошным пли редким. Там имеются п вулкановы сосуды (Olla Vulcani), которые местные жители, называют греческим огнем».

А далее Адам Бременскпй отмечает, что,

«пустившись на парусах из Юмны, на четырнадцатый день прибудешь в Новгород (Ostrogard), который лежит в Руссии, где столица Киев, соперница Константинопольского скипетра, краса и слава Греции»

Само собой разумеется, что норманисты стремятся либо преуменьшить значение этого свидетельства, либо представить Волин колонией скандинавов. Однако широкие археологические исследования, проведеные польскими учеными, в целом подтверждают указание германского хрониста. Поморье вообще и город Волин в частности действительно стояли в центре экономической жизни Северной Европы. У устья Одера сосредоточено более двух десятков кладов арабских монет, а территория Волинского городища в несколько раз превышает площадь Бирки. Вместе с тем история Волина является замечательной иллюстрацией того положения, которое сложилось в Прибалтике в результате столкновения языческого и христианского мира. Еще далеко не сложившиеся народности оказались разделенными по религиозному признаку. Собственно, именно агрессивность адептов христианской религии и помешала славянам создать свое государство или, если угодно, империю на территории Венедской Германии. Зато им удалось это сделать на Востоке, однако речь о варяжско-русской языческой империи еще впереди. А здесь я отмечу, что не только варяги не были «германцами», естественно в понимании нынешних и прошлых норманистов, но и собственно норманы, от которых эти славянофобствующие деятели взяли свое название, ведут свое начало вовсе не от «германцев». Вот что пишет об этом Кузьмин:

«По одной из легенд (записанной в "Малой Эдде" и пересказанной в предыдущей главе), норманны пришли "из Азии", из-под Трои, точнее из Фракии в эпоху Троянской войны. Сорок поколений, представленных в этой версии - это примерно XII веков, и Скандинавии потомки троянских предков должны были достигнуть около начала нашей эры. Кстати, именно в этой генеалогии все сорок имен предков норманнов - не германские.
Две другие версии, рассмотренные выше, сходны и относятся к более раннему времени, нежели "Младшая Эдда", именно к XII столетию. Анналист Саксон указывает даже точную дату прихода норманнов с Дона в северные пределы Франции - 166 год н.э. Другой вариант этого же предания - объяснение захвата норманном Роллоном в начале Х века Нормандии: узурпатор оправдывал свои действия тем, что во II веке сюда с Дона пришел его предок тоже Роллон. В шведской литературе придают большое значение упоминаемой в сагах "Великой Свитьод", что воспринимается как "Великая Швеция" и служит аргументом в пользу того, что шведы господствовали на Руси. Но "Свитьод" - это, как было сказано, легендарный в сагах Асгард, страна "асов". А "асы" - одно из названий алан, употребляемое и русскими летописцами (в форме "ясы"), и это опять-таки область Северского Донца и Дона, где еще и в XII веке упоминается "Руссия-тюрк".»
(«Варяги и Русь»)

Кто такие аланы, асы и русаланы и какова их роль в становлении Русского государства я пишу в статьях "Русалания", "Русский каганат" и в книге "Имя Бога", размещенных на этом сайте. Правда в отличие от Кузьмина я не считаю их ираноязычными. По моему мнению, асы говорили на языке славянском и покланялись тем же славянским богам, включая Одина-Вотана. (Читайте об этом в статье «Оданацер» , размещенной на этом сайте.) Судя по всему, вэрины-варяги были родом из этих же мест, что и норманы, я имею в виду Дон и побережье Азовского моря, во всяком случае они на удивление быстро нашли общий язык с обитателями этих мест в 9-10 веке, причем в буквальном смысле. В этой связи надо отметить, что и Кузьмин не отрицает славяноязычия как пришлых варягов, так и асов-аланов, живущих на побережье Азовского моря, в частности в знаменитой Тьмутаракани:

«Можно отметить и то, что Олег с Игорем сразу и легко утверждаются на Черном море, причем именно на территориях, где упоминается Тмутараканская, Причерноморская Русь: это восточный берег Крыма и Таманский полуостров. При этом тмутараканские русы переходят на славянскую речь даже без участия собственно славянского населения. Не исключено, что здесь смешивались несколько видов русов: оставшиеся еще от эпохи черняховской культуры роги-росомоны, возвращавшиеся сюда в конце V века из Подунавья гуны и руги, и пришедшие сюда некоторое время спустя русы-аланы. Топонимика же указывает и на проживавшее некогда индоарийское население.
Язык договоров Руси с Греками (X век) свидетельствует о славяноязычии дружин Олега и Игоря, хотя имена - кроме собственно княжеских - неславянские.»
(«Варяги и Русь»)

Зато эти имена в большинстве своем арийские, общие как для индоевропейцев, так и для иранцев. Стоит ли удивляться, что их носили в том числе и славяне, чей язык это всего лишь ветвь единого когда-то арийского языка. И чья религия восходит к общеарийской ведической традиции.

Иван Забелин писал более сотни лет тому назад:

«Русская славянская область должна вообще обозначать господствующее положение в ней древнейших пришельцев – балтийских славян. По всей видимости, они овладели страною не военными походами, а настойчивою мирною торгово-промышленностью… Славянская борьба с немцами и датчанами, которые именно в эти времена (IX век) стали с особой силой теснить славянство и припирать его к морю, - эта борьба была едва ли не самою главною причиною для постоянного выселения славяно-варяжских дружин на наш пустынный, но гостеприимный север. Вот причина, почему населились варягами и наши древние города…
Несомненно, что венеды, спасая свое гордое язычество, бежали и от германского меча, и от латинского креста, и от тесноты земельной. С IX века немцы горячо и дружно стали выбивать славян с родных земель от Эльбы… Покорение немцами ободритов в 844 году несомненно заставило всех, желавших свободы, искать убежища где-либо за морем и, вероятнее всего, в далеких странах нашего севера.»

Если учесть, что словене-варяги строили корабли, способные перевозить до 200 человек и более, то не будет выглядеть странным заселение ими в VIII-X веках берегов прибалтийских рек: Западной Двины, Немана, Великой, Невы-Волхова, а также появление в эти же времена Полоцка, Витебска, Изборска, Пскова, Ладоги, Новгорода, Белоозера, Ростова и других городов-крепостей на землях летголлы, чуди, еми, корелы, веси, мери, муромы…

Этот отток населения на восток ослабил Славянскую Германию, которая не смогла в конечном итоге противостоять наступлению христианства во главе с Римом, и чье население было частью истреблено, частью выдавлено с родной земли, а частью вошло в новые государственные образования. При этом надо отметить, что во многих землях, новой Германии, если так можно выразиться, на славянских языках разговаривали вплоть до 18 века. И только с течением времени под воздействием латыни, а также арамейского языка «дойче», на котором в первую очередь заговорило городское население, в нынешней Дойчелэнд утвердились диалекты языка, которые по иронии судьбы получили название германских.