СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ

СТАТЬИ ПО ИСТОРИИistor.jpg"

АРКОНАistor1.jpg

КОН И ЗАКОНistor2.jpg

МИФ О ДРЕВНИХ ГЕРМАНЦАХistor4.jpg

СЛАВЯНСКАЯ ГЕРМАНИЯistor6.jpg

РУСЫ И ЕВРОПАistor11.jpg

КНЯЗЬ НИКЛОТistor12.jpg

МОЛОТ ВЕДЬМistor3.jpg

ЗАГОВОР КОЛДУНОВistor5.jpg

ИГОigo.jpg

ТЕНЬ ПЕРУНАten1.jpg

ЦАРСТВО ХАМАistor13.jpg

РУССКИЕistor14.jpg

МИФ О ДРЕВНИХ ГЕРМАНЦАХ

У истоков этого во всех отношениях примечательного мифа якобы стоит римский историк Тацит, автор таких фундаментальных работ как «Анналы» и «История». «Германия» принадлежит к числу его так называемых малых сочинений и впервые стала известна широкой публике в 15 веке при весьма сомнительных обстоятельствах. Вот что пишет об этом немецкий исследователь Уве Топпер:

«Никогда, однако, не смолкали голоса ученых, считавших «Германию» Тацита не подарком доброй феи, но пропагандистской фальшивкой, созданной католическим монахом XV века по заданию курии. Она служила оружием Римского Папы в борьбе против немецкого императора.» («Великий обман»)

Уве Топпер не просто считает «Германию» фальшивкой, но сомневается в самом существовании Тацита. Мы можем соглашаться с немецким исследователем, можем не соглашаться. Суть в другом: эта работа Тацита, я имею в виду «Германию», либо вообще не имеет к Древней Римской империи никакого отношения, либо пропала из поля зрения начитанной публики сразу же после разгрома Рима варварами на целое тысячелетие. Немалый срок, неправда ли. Мне, конечно, могут сказать, а какое это имеет значение, если о германцах писали и другие римские авторы, что будет правдой. Однако только Тацит дал точное описание как самой Германии, указав ее границы, так и племен ее населявших. Причем большая часть Тацитовой Германии охватывает территории, где обитали в 15 веке славянские, балтские и финно-угорские племена. Из чего поклонники Тацита, немцы естественно, сделали вывод, что нехорошие славяне захватили земли некогда принадлежавшие хорошим германцам и расположились в них на правах хозяев.

Итальянец Паоло Орбини, кардинал между прочим, как-то ехидно заметил, что пока одни воевали, проявляя чудеса доблести и ужасая мир своим могуществом, другие кропали историю, приписывая себе чужие подвиги. Под первыми он имел в виду славян, а под вторыми - дойче, то есть немцев. Именно Орбини едва ли не первым заявил, что подавляющее число племен, названных Тацитом германскими, на самом деле племена славянские. Однако к тому времени, когда он это заявил, историческая концепция о благородных и добродетельных германцах и негодяях славянах, захвативших предательски(а как же еще!) их земли уже сложилась. Более того она уже начала претворятся в жизнь и достигла своего апогея к двадцатому веку, когда нашим дедам пришлось с оружием в руках доказывать немцам, кто есть ху в этом мире. Кстати, это грандиозное и трагическое едва ли не для всех народов Европы событие так ничему не научило ни западных историков, ни наших, которые с настойчивостью дятлов продолжают твердить о германских территориях, захваченных славянами, якобы появившихся в Европе вообще ниоткуда. Не было, не было и вдруг нате вам! Отхватили территорию аж до самой Эльбы, да еще и переименовали нашу германскую реку в какую-то Лабу. Страстное желание западных историков загнать славян в болота, из которых они якобы вышли, буквально написано на их лицах. Ну и в «научных» трудах, естественно. Славяне до сих пор числятся в ряду народов, неполноценность которых даже не нуждается в доказательствах. Да и какие тут могут быть доказательства, когда всем и так все ясно. Шутка сказать, сам Тацит написал! Римлянин! Возможно даже стоик.

Вы спросите, а как же наши историки? А наши ученые старательно повторяют ту же лабуду вслед за своими учителями Байером, Шлецером и Миллером, творившими в те времена, когда коронованная немецкая блядь раздавала своим любовникам русские земли вместе с населявшими их крестьянами, превращая свободных людей в рабов. Вполне в духе норманской теории. Той самой теории где истинные германцы, в роли которых выступали скандинавские ловцы трески, учили славян, как строить города и государства. Теорию тем более убедительную, что у самих скандинавов к тому времени не было ни государств, ни городов. Зато они были германцами, а потому, по мнению что давешних, что нынешних российских образованцев, превосходили славян силою интеллекта. Правда, почему эти деятели из северных захолустных поселков так быстро забыли родной язык и еще на пути в наши палестины потеряли своих богов и начали клясться богами нашими, нам объяснить забыли. Понятная, в общем, рассеянность для людей меняющих убеждения вместе с партбилетами. Вчера еще они пленяли нас красноречием с именем Ленина на устах, а ныне у них совсем другие кумиры.

В отличие от Уве Топпера, мы не будем с ходу свергать Тацита и его римских подельников по историческому ремеслу с пьедестала. Попробуем разобраться для начала, кого же вывел Тацит в своем бессмертном труде и на чем основывается уверенность западных историков в том, что под германцами он имел в виду именно дойче. А ни на чем. Не считать же за аргумент внешний вид этих самых германцев, которых он описывает белотелыми блондинами. А что славяне все сплошь смуглые брюнеты, что ли? Да и среди балтов, тех же литовцев, белокурых немало. Не говоря уже о том, что среди нынешних немцев блондины как раз в обидном меньшинстве, и этот прискорбный факт очень огорчал фюрера, который и сам не тянул на белокурую бестию. Среди богов германцев Тацит называет Туистона, Манна и Меркурия. А среди богинь –Изиду. По поводу Меркурия не удивляйтесь. Цезарь, описывая галлов, точно так же заменяет имена тамошних богов римскими аналогами. Кстати, не ищите Туистона и Манна среди германских богов более позднего периода, их просто нет. Ман – это изначально дух, именно в таком качестве он сохранился у наших с вами предков, русских крестьян, называвших колокольными манами привидения, обитающие соответственно на этих самых колокольнях. Можно с уверенностью заявить, что в злого беса крестьянского фольклора сей персонаж превратился не без помощи христианский проповедников. Следовательно Манн, это не имя бога, это его функция. Слово «ман» имело у славян и другое значение – душа. То есть некое вместилище божественной энергии, обладание которой и отличает человека от животного. Отсюда вывод – чем больше божественной энергии содержит ман того или иного человека, тем выше его положение в общественной иерархии. Людей обладающих подобной энергией в больших количествах, то есть выделяющихся из общего ряда, наши предки называли ярманами и поклонялись им как полубогам.

Ярь – это та самая божественная энергия оплодотворения и созидания, которая исходит от Создателя-Рода. Олицетворением этой оплодотворяющей энергии был бог Ярило, считавшийся в определенном смысле божественных отцом всех ярманов, сиречь вождей. Которых называли еще и рексами, то есть рекущими, изрекающими, пророчествующими. А матерью этих ярманов, в мистическом, естественно, смысле, считалась богиня Лада, одна из ипостасей Великой Матери, олицетворяющей собой землю. Таких ипостасей у Великой Матери было несколько, желающие могут прочесть о них в разделе "Религия славян", там же вы найдете необходимую информацию о Яриле. Так что культ Изиды, столь удививший Тацита, был, скорее всего, культом Великой Матери, известным, к слову, у многих племен и народов арийской или индоевропейской, если угодно, группы. Кстати, само слово арии, а точнее, йарии восходит все к той же яри. И означает оно вовсе не «благородный», а просто «пахарь». А в благородных ходили как раз не арии, а возглавляющие их ярманы, то есть люди, у которых божественной энергии было больше, чем у их соплеменников. Главной функцией бога Ярилы было оплодотворение Лады-земли в пору любовного томления, то есть весной. Что он и делал методом вспахивания. Я не буду вдаваться в подробности и разъяснять какой орган наши предки уподобляли сохе, скажу только что сам процесс назывался словом «йорати», а люди в нем участвовавшие – «йоратаями». Это слово в русском языке дожило благополучно до наших дней, хотя и считается устаревшим. А выражение «перекуем мечи на орала» известно, надо полагать, всем. Тацит в своей работе делил варваров на две категории: собственно германцев и сарматов. Причем германцы – это земледельцы, то есть пахари, а сарматы – это скотоводы. Но понять почему он называет пахарей германцами можно только исходя из славянской мифологии и русского языка, а дойче тут совершенно не причем. У них до сих пор слово «герр», означает «господин», хотя первоначальное значение этого слова именно «пахарь» или, если угодно, «мужчина», поскольку возникло оно в ту пору, когда мужчина не мог не быть пахарем, а пахарь в свою очередь не мог не быть мужчиной. Кстати, в русском языке сохранилось слово «хер» вполне созвучное слову «герр» и обозначающее тот самый инструмент, которым каждый носитель оплодотворяющей энергии «вспахивает» лоно своей лады прежде чем бросить туда семя. Почему ярь в немецкой транскрипции стала произноситься как «гер» объяснил еще «русский немец» Егор Классен: в латинском алфавите нет аналога буквы «Й», именно поэтому она либо вообще отбрасывается как в слове «йарии», либо заменяется буквой «G». Именно поэтому любой уважающий себя римский автор записал бы имя «Ярило» как «Герило» и тут же нашел в нем сходство с греческим богом Гермесом, римской копией которого был Меркурий, упоминаемый Тацитом, как едва ли не самый почитаемый бог германцев. В данном случае он просто нашел в римском божественном пантеоне наиболее подходящего персонажа и назвал его именем чужого бога. Ярило сходен с Гермесом еще и тем, что он действительно выполняет функцию «посланца» богов, поскольку является носителем энергии не только Создателя, но и его ипостасей, рожденных Великой Матерью. В частности его называют еще и сыном Даждьбога и даже сыном Велеса, что, впрочем, неудивительно, поскольку практически все славянские боги были носителями энергии Рода. Здесь надо еще учесть, что бог Гермес, которому поклонялись древние греки был мало похож на гламурного персонажа, известного нам по «Мифам Древней Греции». Так что, возможно, сходство культов Ярилы и Гермеса для Тацита и его современников выглядело еще более разительным.

Я очень надеюсь, что читатель пришел в результате ознакомления со всем вышеизложенным к тому же выводу, что и я, а именно: Тацит все-таки существовал, хотя его работа вне всякого сомнения подверглась серьезной цензурной правке, в духе времени так сказать, вот только писал он не о дойче, а о славянах – йариях, которые тогда населяли не только восточную, но и центральную часть Европы. Конечно, вдумчивый читатель, хорошо знающий историю вправе спросить, а откуда же взялась тогда Римская империя германской нации, возглавляемая германскими императорами, если работа Тацита была утеряна на тысячу лет, а германцы это славяне? Вопрос вполне правомерный. Но сначала давайте разберемся, откуда взялись дойче, со своим языком, который уж точно не отнесешь к славянским. Ответ на него дал Ю.Д. Петухов – из Сирии. Именно он обратил внимание, что «идиш» и «дойче» это разные транскрипции одного слова, более того, оба этих языка относятся к одной «германской» группе. Между прочим, ранее к этой же группе относили и иврит, но в последнее время ученые мужи опамятовали и быстренько переориентировали этот язык в так называемую арамейскую группу языков, на которой разговаривали в Сирии еще во времена Христа. Кстати, именно на одном из арамейских диалектов были изначально написаны так называемые симпатические Евангелия, от Луки, от Марка и от Матфея. А проповеди иудейские иерархи читали почему-то по гречески. По слухам, евреи к тому времени уже утратили свой родной язык иврит, который был восстановлен только в начале двадцатого века и ныне является государственным языком Израиля. И получается довольно странная картина, евреи в течении двух тысяч лет дважды утрачивали свой язык, сохраняя при этом свои священные книги. Что, однако, не помещало им править древний перевод на латынь «Ветхого завета» при дворе императора Карла Великого, о чем простодушно нам сообщает его современник и биограф Эйнхард. А может здесь дело не в забывчивости евреев, а как раз в памятливости дойче, сохранивших если не язык свой, а любой язык с течением времени меняется, то хотя бы его название. И таким образом высоколобым мужам следовало бы не идиш отнести к языкам германским, а дойче - к языкам арамейским. А нам с вами остается только выяснить, откуда на берегах Рейна, прежде заселенных славянскими и кельтскими племенами, вдруг появились носители арамейских языков. Ответ прост и очевиден: из Сирии, естественно.

Арабское нашествие потрясло до основания не только Византийскую империю, но докатилось и до Европы. Жемчужиной в короне Византийский императоров была цветущая Сирия, цветущая во всех смыслах – в природном, культурном, экономическом и религиозном. Именно в Сирии зародился монотеизм, известный ныне нам в форме христианства, ислама и иудаизма. Пик арабского и византийского противостояния пришелся на тот период, когда на троне ромейских императоров утвердился выходец из Сирии Лев Исавр. Кстати, город, в котором родился сей достойный муж, назывался Германкией. Совпадение странное. И есть соблазн объявить это созвучие случайным, но как быть тогда с дойче, носителями арамейского языка, объявившимися не только на Рейне, но и в Риме. Германкия несколько раз переходила из рук в руки, и в итоге была разрушена дотла. Вообще-то византийские императоры и до нашествия арабов проводили мудрую политику смешения племен и народностей, переселяя сирийцев в Европу, а воинственных славян в Малую Азию. Здесь необходимо напомнить, что до арабского нашествия, было еще нашествие персидское, с трудом отраженное, но не менее разрушительное. Десятки, а то и сотни тысяч людей вынуждены были покинуть родину и спасаться бегством. Причем бежали, естественно, не пахари и скотоводы, которым в чужом краю делать было нечего, а жители частью захваченных, а частью разрушенных персами и арабами городов. Бежали они даже не в Италию, поскольку южная ее часть тоже была захвачена арабами, а на территорию современной Германии, подальше от войны. Если учесть, что население Европы в то пору не превышало нескольких миллионов человек, то такое вливание людей из чужой земли, просто не могло пройти бесследно. О том, чем обернулось для Европы это своеобразное нашествие сиро-палестинцев, которых именовали еще и германкийцами по названию одного из самых известных в тогдашнем мире городов, я пишу в книге "Имя Бога" в главе «Переворот Каролингов», размещенной на этом сайте. Вот так встретились в самом центре континента германцы Тацита и германкийцы из Сирии, земляки императора Льва Исавра. И для славян, и для Византии в конечном итоге, это нашествие людей, бегущих от войны, закончилось большой бедой. Сирийцы не могли встроиться в господствующую в европейских государствах того времени иерархию. Для славянской и кельтской знати они были равно чужими. Зато для них остались открытыми две отрасли для приложения своих усилий – торговля и религия. Именно сирийцы организовали устранение славянской династии Меровингов, и именно они вознесли к вершинам европейской иерархии Каролингов, используя церковь как инструмент своего влияния. Именно они рассорили римского епископа с византийским императором и положили начало расколу церкви на две части – западную и восточную. Их ставленник Карл Великий провозгласил своей целью строительство Нового Израиля, взамен утерянного. Не удивляйтесь Исраэль, это всего лишь искаженное на греческий манер название их земли, которое на арамейских диалектах звучит как «Сираэль», то есть божественная, святая Сирия.

Конечно, время многое меняет в нашей жизни, но далеко не все оно стирает из памяти даже отдаленных потомков. Пройдет несколько столетий и папы римские объявят поход за освобождение Гроба Господня. В Святую землю. В Сираэль, сиречь в Израиль. Но еще до этого сирийцы развяжут братоубийственную войну, убивая славян-язычников руками славян-христиан. Последние забудут не только своих богов, не только свое имя, но станут лютыми врагами всех, кто не захочет вслед за ними называться дойче или германкийцами. Ирония судьбы и истории состоит в том, что современные немцы являются потомками как славян так и сирийцев, часть которых сохранила верность своей изначальной религии, я имею в виду евреев. В формировании немцкой нации приняли посильное участие еще и тюрки с финно-уграми, попавшие в Европу еще во времена гуннского нашествия. Продукт этногенеза, как сказали бы наши видные ученые, если бы речь зашла, скажем, о русских. Но почему-то в чистоте германской расы у них сомнений нет. А зря. По части количества этносов, участвовавших в формировании этой нации, у немцев в Европе соперников нет. Что, впрочем, никак нельзя назвать недостатком. А вот позицию ученых, извращающих, пусть и с благой, как им кажется, целью, как историю народа своего, так и историю народов соседних, иначе как гнусностью назвать нельзя. Историческая наука, между прочим, для того и существует, чтобы извлекать из нее не прибыли, а уроки.