РУССКИЕ КНЯЗЬЯ
РЮРИК
КНЯЗЬ ОЛЕГ
КНЯЗЬ ИГОРЬ
КНЯГИНЯ ОЛЬГА
КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ
КНЯЗЬ ЯРОПОЛК
КНЯЗЬ ВЛАДИМИР
КНЯЗЬ СВЯТОПОЛК
КНЯЗЬ ЯРОСЛАВ
КНЯЗЬ ИЗЯСЛАВ
СВЯТОСЛАВ
ЯРОСЛАВИЧ
ВСЕВОЛОД
ЯРОСЛАВИЧ
ВСЕСЛАВ ПОЛОЦКИЙ
СВЯТОПОЛК ИЗЯСЛАВИЧ
ВЛАДИМИР МОНОМАХ
ОЛЕГ СВЯТОСЛАВИЧ
МСТИСЛАВ ВЕЛИКИЙ
ЯРОПОЛК ВЛАДИМИРОВИЧ
ВСЕВОЛОД ОЛЕГОВИЧ
ИГОРЬ ОЛЕГОВИЧ
СВЯТОСЛАВ ОЛЕГОВИЧ
ИЗЯСЛАВ МСТИСЛАВИЧ
ЮРИЙ ДОЛГОРУКИЙ
ИЗЯСЛАВ ДАВЫДОВИЧ
РОСТИСЛАВ МСТИСЛАВИЧ
МСТИСЛАВ ИЗЯСЛАВИЧ
АНДРЕЙ БОГОЛЮБСКИЙ
СВЯТОСЛАВ ВСЕВОЛОДОВИЧ
МИХАИЛ ЮРЬЕВИЧ
ВСЕВОЛОД ЮРЬЕВИЧ
КОНСТАНТИН ВСЕВОЛОДОВИЧ
РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ РОМАНЫ
СТАТЬИ ПО ИСТОРИИ
АРИЙСКИЙ ПРОСТОР
ВЕЛИКАЯ СКИФИЯ
ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ
СЛАВЯНЕ
ИСТОРИЯ АНГЛИИ
БЫТ КИЕВСКОЙ РУСИ
ГОРОДА
КИЕВСКОЙ РУСИ
КНЯЖЕСТВА
КИЕВСКОЙ РУСИ
КИЕВСКАЯ РУСЬ
СРЕДНЕВЕКО-
ВАЯ ЕВРОПА
ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОНОСЦЫ
КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
РЫЦАРСКИЕ ОРДЕНЫ
ОРДА
РУСЬ И ОРДА
МОСКОВСКАЯ РУСЬ
ПИРАТЫ
БИБЛИОТЕКА
ДЕТЕКТИВЫ
ФАНТАСТИКА
НЕЧИСТАЯ СИЛА
ЮМОР
АКВАРИУМ



Киевские князья

КНЯЗЬ АСКОЛЬД

К девятому веку на Северском Донце и Дону сложилось мощное государство под названием Русалания или Русский каганат. Именно его послы оказались при дворе Людовика Благочестивого и наделали там много шума. Вот что пишет об этом государстве Кузьмин:

«Росский каганат, государство, созданное в конце 8 - начале 9 в. русами-аланами - это, очевидно, давно известная археологам салтовская культура на Дону и Северском Донце. Сам титул «кагана» предполагает с одной стороны соседство тюркского народа, а с другой - независимость «каганата» от любого другого государственного образования. Иными словами, Росский каганат - это не часть Хазарии, как и до сих пор считают многие хазароведы, а ее соперник в Причерноморских степях. И культура района Северского Донца и Подонья в это время заметно выше, нежели в собственно кочевой Хазарии. Об этом свидетельствует и уровень ремесла (в частности, уровень строительной техники), и наличие собственной чеканки монет (восточного же образца).» («Варяги и Русь на Балтийском море»)

Известный историк так же подчеркивает связь Русского каганата с Прибалтикой, однако по его мнению каганат пал под ударом кочевников-венгров еще в 30-е годы девятого века. Кузьмину возражает Васильева:

«Следует отметить, что в 9-м столетии в южнорусских степях действительно появился народ угро-финнского происхождения, а именно венгры. Русские летописи сообщают о венграх, что они прошли через причерноморские степи в 898 г. (дата указана точно) в бассейн Дуная; из других источников известно о создании в конце 9 в. в Паннонии (на славянских землях) венгерского государства. За этот факт с большой радостью и ухватились сторонники «утро-финнов». Собственно, они «подправили» источники совсем немножко: якобы, движение венгров а Причерноморье произошло не в 898 г., а «чуточку» раньше, в 830-е гг. Ну, если так считать, то и окажется, что в ключевой для образования русского государства момент, в середине 9-го столетия, вся азово-черноморская степь (включая салтовские крепости!) была заселена венграми, т.е. все-таки угро-финнами... А если поверить летописи?.. Тогда окажется, что дата 898 г. совпадает с определенным упадком Салтово-Маяцкой культуры, действительно наблюдаемом археологически в конце 9 - начале 10 в.; к тому же времени относится и гибель многих поселений и городов в Восточном Приазовье (на Тамани). Это значит, что нашествие венгров в Причерноморье действительно имело место, и как раз тогда, когда указано в ПВЛ, а не раньше. В конце 9 в. венграм (вероятно, действовавшим в союзе с Хазарским каганатом) удалось прорвать линию обороны на Дону, после чего оказалось возможным захватить и бассейн Дуная.» («Русская Хазария»)

В данном случае я склонен больше верить Васильевой. Известно, что в конце 90-х годов венгры подступали и к Киеву, но были отброшены Олегом. То, что за набегом венгров стоял Хазарский каганат сомневаться не приходится, но, не исключено, что поражение Русского каганата было вызвано и внутренними причинами, в частности активностью Олега, который по сути стал соперником правителей Русалании. Хазария, Византия и мадьяры попытались соединенными силами обрушиться на Болгарию, однако были разбиты царем Симеоном. А в последующие несколько лет печенеги и болгары, судя по всему, при поддержке Олега, окончательно одолели венгров, вытеснили их к Карпатам, а потом заставили уйти в Паннонию. Свидетельствует о победах над мадьярами еще одна красноречивая деталь: в первое время проживания в Паннонии они затерроризировали набегами всю Западную Европу, но на Русь, отделенную от них только Карпатами, не сунулись ни разу.

Мы можем предположить, что Киев к приходу Олега находился в вассальной зависимости от Русского каганата, а возможно являлся его составной частью. Скорее всего дань, о которой говорят русские летописи поляне, радимичи и вятичи платили вовсе не хазарам, а как раз правителю Русалании, обеспечивающую им защиту от Хазарии и набегов кочевых племен. В частности тех же печенегов. Захват пришельцами Киева вряд ли расценивался русаланами иначе как агрессия, что не могло не привести к войне Олега с окружающими княжествами Древлянским, Радимитским, Вятским и Северским. Судя по всему, Русский каганат представлял собой федерацию княжеств, сходную с той, что существовала в Хазарском каганате в 7-8 веках. Изначально, по мнению Шамбарова, ведущую роль в Русском каганате играли северы, потомки савроматов, жившие на Северском Донце и Дону, но к приходу варягов Олега ситуация могла и поменяться. Вернадский, описывая политическое устройство Хазарии, указывал, что в определенные периоды ее истории на помощь кагану отряжался глава племени, наиболее могущественного к тому времени, который носил титул ас-тархана или каган-бека. Именно каган-бек возглавлял хазарское войско и именно он ведал сборами дани. К девятому веку на месте каган-бека в Хазарии утвердились иудеи, точнее сиро-палестинцы, что послужило причиной распада каганата на две части. Логично предположить, что в Русском каганате политическое устройство было сходно с хазарским, и если в роли кагана выступал правитель Северского княжества, то каган-беком при нем был Аскольд Киевский. Поскольку именно последний возглавлял поход на Византию как раз накануне прихода Рюрика в Новгород. Византия в ту пору была союзницей Хазарии, а ее отношения с Русским каганатом вообще и с Киевом в частности оставляли желать много лучшего. По сути была создана коалиция Византии и Хазарии, к которой к концу девятого века примкнули венгры. Им противостояла коалиция из Болгарии, Русалании и печенегов. Видимо, морской поход Аскольда был всего лишь эпизодом этой войны. Собственно, сближение Византии и Хазарии началось с противостояния арабской агрессии. Наверняка способствовало этому и близость религий, поскольку византийское «христианство» в описываемую эпоху мало чем отличалось от хазарского «иудаизма». В основе и той и другой религии лежало «Пятикнижие Моисеево», сохранившееся, к слову, у караимов, отвергавших, как известно, «Талмуд». А поскольку караимы и были как раз хазарскими тюрками, то мы можем с уверенностью утверждать, что в Хазарии никакого талмудизма во времена ее существования как государства просто не было. Отсюда и разночтения в летописях византийских авторов, которые упоминают частенько о крещении хазар, а потом оказывается, что они вроде исповедывают иудаизм. В этой связи крещение Аскольда, о котором сообщают византийские источники, могло означать только одно – сепаратистские устремления киевских правителей и их желание отмежеваться от Русского каганата.

Скорее всего, принятие Аскольдом чужой религии и послужило причиной падения киевской династии. Ибо никто из союзников так и не пришел к ним на помощь. Русский каганат отказал в поддержке изменнику. Да и в самом Киеве сторонников у князя-вероотступника оказалось немного. Олегу Киев достался практически без крови. Что же касается Дира, то, возможно, он и является тем самым каганом, при котором Аскольд состоял в качестве каган-бека, а поскольку Русский каганат наверняка считал себя, да и был по сути преемником легендарной Русколани, то, скорее всего, и Дир вел свой род от Кия. То есть династия Киевичей, к которой можно отнести и легендарного князя Мала, чье имя означает «царственный», правила в то время Южной Русью приблизительно так же как ей правили в последствии Рюриковичи. Трудно сказать, погиб ли Дир в Киеве во время варяжского нашествия или умер позднее, возможно, был убит венграми. Здесь важно, что предание связывает этих людей друг с другом – Аскольд и Дир. Вот что пишет по этому поводу академик Рыбаков:

«В «Повести временных лет» Асколд и Дир представлены читателю как варяги, бояре Рюрика, отпросившиеся у него в поход на Константинополь и будто бы попутно овладевшие полянской землей и Киевом. А. Шахматовым давно доказано, что версия о варяжском происхождении Асколда и Дира неверна и что этих киевских князей 9 века следует считать потомками Кия, последними представителями местной киевской династии. Польский историк Ян Длугош (умер в 1480 году), хорошо знавший русские летописи, писал об Асколде и Дире: «После смерти Кия, Щека и Хорива, наследуя по прямой линии, их сыновья и племянники много лет господствовали у русских, пока наследование не перешло к двум родным братьям Асколду и Диру». Научный анализ искаженных редактированием летописей, произведенный Шахматовым без привлечения текста Длугоша, и выписка сандомирского историка из неизвестной нам русской летописи в равной мере свидетельствуют об одной летописной традиции считать этих князей, убитых варягами, последними звеньями династической цепи Киевичей. Аскольда византийский император Василий I (867-886) называл «прегордым Каганом северных скифов».В качестве недоказуемого предположения можно высказать мысль, что имя этого туземного князя, княжившего в Среднем Поднепровье, могло сохранить древнюю праславянскую форму, восходящую к геродотовским сколотам, «названным так по своему царю». Личность князя Дира нам неясна. Чувствуется, что его имя искусственно присоединено к Осколду, так как при описании их якобы совместных действий грамматическая форма дает нам единственное, а не двойственное или множественное число, как следовало бы при описании совместных действий двух лиц.» («Рождение Руси»)

Косвенным доказательством измены Аскольда является то, что он согласно Никоновской летописи в 875 году «избиша множество печенег», а его сын «Убьен бысть от болгар». То есть Аскольд, после принятия христианства, воюет с союзниками Русского каганата. Теми самыми болгарами и печенегами, которые станут союзниками в войне Киева с венграми, хазарами и византийцами в конце девятого века уже при Олеге. Васильева в книге хоть и полагает, что Аскольд был варягом, тем не менее не отрицает факта его крещения:

«Достаточно сказать, что по достоверным греческим сведениям, в 866-867 гг. он принял христианство в качестве государственной религии... В сущности, убийство Олегом Аскольда это реванш консервативной антихристианской партии, победа «язычества»... Когда новая династия лет через 100 подошла к необходимости смены религии, ей не было смысла афишировать антихристианские деяния своих ранних представителей. В итоге не только древняя киевская династия, но и даже варяг Аскольд оказались в зоне «молчания источников». («Русская Хазария»)

Разумеется никакой дани Хазарскому каганату славяне во времена Аскольда не платили. Та же Васильева так пишет об этом:

«Можно утверждать, что реальная обстановка на юге России в 7-10 вв. представляла собой нечто диаметрально противоположное версии, изложенной в Повести временных лет: именно юго-восточные русские племена (вятичи, радимичи, северяне, поляне) и составляли главную силу, противодействующую давлению Хазарского каганата; именно они и вели с этим опасным противником постоянную войну. Началась эта война в самый момент миграции нового славянского населения на земли Центральной России (примерно в середине 7 в.) и продолжалась она до падения Хазарии в 965 г. Иначе и быть не могло такова была тогдашняя «геополитика» на территории Русской равнины... Доказательства, между прочим, проступают сквозь текст повествования Нестора. Следует вспомнить, что после взятия Киева и убийства Аскольда Вещий Олег отправился в земли северян и радимичей, подвластных, будто бы, хазарам, и предложил им добровольно переподчиниться ему. Но ему тут же пришлось вести войну - и не с хазарами, как предполагается по смыслу сообщения (ведь Олег переманивал у них «подданных»!), а как раз с самими же северянами. Что же, русские люди, северяне, хотели лучше подчиняться хазарам, чем единоплеменным словенам? Да нет, конечно. Просто они имели собственную государственность, и расценивали вторжение с севера как нарушение суверенитета. Потеря некоторой доли самостоятельности плата за интеграцию в рамках новой, более крупной системной целостности, и факт сопротивления северян достаточно красноречив: они не хотели терять своей независимости - именно потому, что могли и сами ее защитить.» («Русская Хазария»)

Таким образом я могу с ответственностью заявить, что честь создания первого Русского государства принадлежит вовсе не варягам, Рюрику и Олегу, кем бы они ни были по своей племенной принадлежности. И на Севере Руси и на Юге уже существовали вполне сложившиеся государственные образования, превосходившие по численности населения, не говоря уже о территории, многие европейские королевства и княжества. Зато славу создателей русской империи у Рюрика и Олега не отнять. Правда, если начинать отсчет нашей государственности от Великой Скифии, то эта империя была далеко не первой на огромной территории от Балтики до Черного моря, от Урала (а то и Тихого океана) до Карпат, но тем не менее, вклад Рюрика и Олега в строительство русской государственности велик и недооценивать его не следует.